donnews.ru

|

СЮЖЕТ
Бригадир - Евгений Кульченко, фото пресс-служба ГУФСИН
8 декабря 2019

Donnews.ru узнал, как заключённые в Ростовской области делали мангалы, покорившие Москву

И чем гордится бригадир, работавший над их созданием

В конце октября в Москве проходила выставка «Интерполитех-2019», гости которой мгновенно раскупили сувенирную продукцию, изготовленную руками ростовских осуждённых, — мангалы в виде паровоза, грузового автомобиля и подводной лодки. Donnews.ru пообщался с бригадиром батайской исправительной колонии №15 — Евгением Кульченко, под чьим руководством была изготовлена продукция, вызвавшая ажиотаж в столице.

Евгений Кульченко — давний сиделец в батайской ИК-15. В местах лишения свободы он уже 23 года.

— Мой отец был частным предпринимателем, я после армии помогал ему. Во время одной из наших поездок в Липецкую область, в лихие 90-е, я убил одного человека, а другого — ранил. И получил максимальный срок — 25 лет. Но знаете, было обидно — приезжаю я в Ростовскую область, а здесь люди за такое же преступление 10 лет сидят. Я пытался оспорить решение суда, жалобы писал, но всё без толку. Когда треть срока подошла, я даже решил, что не будут подавать на условно-досрочное, — вспоминает Кульченко.

Он признаётся, что как только попал в колонию, то ничем не занимался.

— Был, если можно так сказать, злостным нарушителем. За 12 лет я успел побывать в колонии в Константиновске, и вернуться сюда. Отец у меня за это время стал бригадиром в цеху металлообработки, и начал меня к этому делу привлекать. Когда он вышел, я занял его место. Первые два месяца было физически тяжело, когда после 10 лет лежания на кровати, ты весь день стоишь за станком, и при этом ещё под твоим руководством 40 человек. А потом ничего, привык, втянулся. Правильно говорят: «Лучше работать, чтоб время прошло быстрей», — рассказывает Кульченко.

За это время, вспоминает Евгений, приходилось делать многое. Его цех занимается художественной ковкой, ремонтом мусоровозов, производит детали для железнодорожных мостов, бороны (орудие, применяющееся в земледелии с целью закрытия влаги, вычёсывание сорняков. — Donnews.ru) для сельхозтехники.

Цех металлообработки, фото donnews.ru

— Конечно, тяжелее всего делать изделия, где много деталей. Вот, например, мангал в виде паровоза мы делали три недели. Над ним работали четыре человека, а вот мангал-подводную лодку — за четыре дня. Просто по срокам уже не успевали и пришлось ускориться, — смеётся Кульченко.

Сам он за время пребывания в колонии освоил профессии сверловщика, токаря, фрезеровщика, прессовщика. Но самым главным достижением считает станок для сетки-рабицы, который сделал сам за три месяца.

Единственное, что расстраивает, говорит Кульченко, — нет преемника.

— У нас тут, в основном, наркоманы сидят, и 90% думает о чём угодно, но только не о работе. Как можно их заставить что-то делать? Эта молодёжь была потеряна в своё время для семьи, друзей. Раньше в цеху работало около 40 человек, сейчас — 22. Нужно прям иногда пинать, чтобы начали работать, — говорит Кульченко.

А вот что делать после освобождения осужденный ещё не решил. Как говорит Кульченко, «посмотрим, что на воле вообще происходит».

— Конечно, хотелось бы заниматься тем, что делаю сейчас. Тут два варианта: или создавать своё, или работать на кого-то. Но за те копейки — 15 тысяч, которые предлагают, не очень хочется. Да и здесь я все станки знаю, за каждый могу встать и сделать, что хочу, — говорит Кульченко.

Но позже он признался, что его мечта — уехать на север или связать свою жизнь с автомобилем.

Наталья Подольская

Поделиться