donnews.ru

|

СЮЖЕТ
Фото Михаил Дзябенко
26 ноября 2018

Границы гетто: грозит ли Ростову появление районов для бедных и богатых

Donnews.ru о том, где ростовчане хотят жить, а где — нет

В Москве в последнее время заговорили о сегрегации жилых районов — богатые пытаются отгородиться от бедных, а последние, в силу цен на недвижимость, всё чаще оказываются на городских окраинах. Так, пишет «КоммерсантЪ», москвичи всё чаще отказываются от покупки жилья в Текстильщиках и Капотне, а консультанты отмечают начало формирования в них настоящих гетто. Donnews.ru решил выяснить, ждёт ли нечто подобное Ростов и есть ли уже сейчас в городе районы, в которых по своей воле селиться никто не хочет.

Откуда берутся гетто и есть ли они в Ростове

Само слово чаще всего ассоциируется с мигрантами и бедным населением. Проблему геттоизации Сергей Шлома, директор департамента вторичного рынка компании «Инком», в беседе с «Коммерсантом» связал с тенденцией к скученному проживанию приезжих и неблагополучных слоёв населения. Он утверждает, что мигранты традиционно предпочитают жить недалеко от своих рабочих мест, то есть часто выбирают районы, где действуют продовольственные или вещевые рынки.

«Затем в локации уже складывается землячество, где проживает какое-то количество выходцев из бывших республик СССР, а в силу ментальной и культурной общности вновь прибывшие мигранты стараются селиться там же»,— пояснил эксперт изданию.

В Ростове самый очевидный пример, когда вокруг рынка вырос жилой район, в котором в основном проживают мигранты — это Темерник, в первую очередь многоэтажки возле рынка «Восточный». Подъезды в этих домах зачастую представляют собой печальное зрелище, на один школьный класс может быть не больше 10 (а иногда и 5) учащихся, для которых русский язык родной, а бродить по здешним улицам вечером в одиночестве чревато.

Другой, хоть и значительное менее яркий пример — 2-й посёлок Орджоникидзе с находящимся поблизости рынком «Алмаз». Хотя представители стран Средней Азии стали оседать в этом районе ещё в начале 90-х, то есть до появления рынка. Криминогенная обстановка 20 лет назад здесь была крайне печальной, однако с тех пор ситуация немного выровнялась.

По словам гендиректора компании по управлению недвижимостью «Титул» Евгения Сосницкого, у района вокруг рынка «Восточный» больше шансов превратиться в гетто, чем у Орджоникидзе. Последний он сравнивает с Левенцовкой, отмечая его большую востребованность у ростовчан с точки зрения покупки жилья, а также наличие у района своих «фанатов». Однако зачастую нежелание жить на той или иной территории никак не связано с мигрантами.

— Когда к нам в агентство приходит клиент, мы всегда спрашиваем. в каком районе он хочет жить, — рассказывает Сосницкий. — Если ответа нет, то просим перечислить те районы, в которых он точно жить не хочет. Чаще прочих называется Чкаловский.

На плохую репутацию Чкаловского, а заодно и Мирного, указывает и директор ООО «Донтехзаказчик» (входит в концерн «Единство»), бывший замминистра строительства Ростовской области Игорь Далаксакуашвили. Он подтверждает, что гетто появляются там, где много приезжих и мигрантов, однако для Ростова, в том числе и для территории вокруг рынка «Восточный», это вряд ли актуально.

— Весь вопрос в адаптации этих людей, принятия ими общепринятого стиля поведения в обществе. Не ими, так их детьми. И, например, через поколение, лет через 10, всё встанет на своё место. Вообще, гетто возникает там, где поколениями люди не работают, живут на пособия. Возникает некая субкультура со своими ценностями, далёкими от общепринятых. Вряд ли это актуально для нас, хотя бы потому, что нет таких пособий, на которые можно жить и принципиально никогда не работать. Нет у нас и национального или расового расслоения. Это в Америке считается, что если в квартале поселились афроамериканцы, то через три года там будут жить только они. Их, в свою очередь, вытесняют пуэрториканцы. Ну и где у нас пуэрториканцы? — говорит Далаксакуашвили.

В пример он приводит Северный микрорайон. В своё время он заселялся частично путём переселения туда жителей реконструируемого старого центра. В итоге, когда в одном доме концентрировались хулиганы, уголовники, ранее жившие в нескольких малоэтажных кварталах, то возле этого дома становилось сразу «грустно» ходить. Было много общежитий с большим количеством приезжих, что тоже не способствовало процветанию района.

— Но сейчас же от этого и следа не осталось. У этих людей родились дети, которые пошли в школы, получили другую культуру. Вспомните песню «Мы ростовчане, весёлый народ». Там в припеве «крутые районы» каждое десятилетие менялись. В конце шестидесятых были «Ленина, Берберовка и Брод» в семидесятые стали петь про Северный и Нахаловку, потом про другие. Брод оставался, видимо, из-за рифмы. А сегодня это вполне респектабельные районы, — говорит он.

Сосницкий, в свою очередь, приводит в пример Сельмаш, который в советские времена считался далеко не лучшим районом, а сейчас занимает третье место после центра и Нахичевани по цене за квадратный метр жилья. По его словам, если какие-то территории Ростова и могут побороться за звание гетто, то это участки трущоб ниже Станиславского, где люди живут в полуаварийных или аварийных домах. До недавних пор была ещё так называемая Говнярка, но по воле случая (по крайне мере, так говорят правоохранители) проблема с этой территорией разрешилась.

Суворовский и Левенцовка

На первый взгляд, по аналогии с Новой Москвой, эти два района — главные претенденты на образование если не гетто, то как минимум «города в городе» в силу своей удалённости. Однако опрошенные donnews.ru эксперты такую идею отвергают.

По словам директора АНО УР «Фабрика города», урбаниста Михаила Векленко, определённые социальные проблемы в этих районах возникнуть могут, но не сейчас.

— Первое поколение людей, которое покупает там жильё или которых туда переселяют по социальным программам, будут счастливы. У них появилось собственное жильё, рядом есть парки, достаточное число магазинов и так далее. А вот как будет выглядеть жизнь второго поколения — это уже большой вопрос. Возможно, к тому времени здания уже облезут, а публичные пространства не будут поддерживаться в нормальном состоянии, — говорит он.

Однако основной наболевший вопрос этих территорий — транспортный. Для Левенцовки в меньшей степени, для Суворовского — в большей.

— Если к этим районам не появится приличных транспортных коридоров, то они так и не станут полноценной частью города. Если же создать такие коридоры, то это будут, условно, новые Западный и Северный. Отдельные проблемы будут, но размытые, не распространяющиеся на весь район. Я, например, считаю, что трамвай или любой другой рельсовый транспорт должен быть в каждом районе города. Это сняло бы множество проблем, — говорит Векленко.

Левенцовский и Суворовский «не подпадают под тему гетто», подтверждает Евгений Сосницкий.

— Суворовский просто очень удалён от центра Ростова и плохо обеспечен инфраструктурой, часть домов отведена под соцпрограммы. Но там есть абсолютно нормальный вторичный рынок жилья, люди покупают здесь и своё первое жильё. Левенцовка также не подпадает под эту историю. В обоих районах живут совершенно разные люди, подобной {для появления гетто} социальной подоплёки здесь нет, — говорит он.

По мнению Векленко, Левенцовка сейчас — это как «территория конца Орбитальной лет 5-10 назад». Суворовский же, если Ростов, как задумали власти и городские архитекторы, будет расти в направлении Чалтыря, в перспективе просто перестанет быть окраиной.

Богачи кучкуются

Как говорят опрошенные donnews.ru эксперты, если о какой-то сегрегации и можно говорить в Ростове, то это касается скорее желания богатых отгородиться от бедных, а если точнее — жить в окружении себе подобных. Евгений Сосницкий не видит в этом совершенно ничего странного или предосудительного.

— Это абсолютно нормальный для всего мира процесс и в России происходит сейчас то же самое, просто позже, — говорит он. — В основе выбора жилья — желание комфортности и безопасности проживания. Для состоятельных людей это означает жить в окружении себе подобных. Это не вызывает у меня положительную или отрицательную реакцию, это нормально. И в Ростове это теперь тоже есть.

Разница, например, с той же Москвой лишь в том, что у Ростова масштабы поменьше. Если в столице цены в центре города и некоторых районах таковы (не только на жильё, но, в частности, на парковку), что жить там могут исключительно состоятельные люди, то в Ростове этот тренд уменьшается до уровня отдельных домов и жилых комплексов. И это не только многоэтажки на Пушкинской.

— В Ростове достаточно богатые люди при поиске жилья называют скорее не район, а конкретного застройщика, в чьём доме они хотят жить. Это «Единство», «Кристина» и ещё одна компания. Люди просто знают, что там дорогие квартиры и что там нет случайных людей, — рассказывает Сосницкий.

По словам Игоря Далаксакуашвили, один из главных плюсов Ростова в том, что это город большой, но компактный. Здесь можно жить в своём особняке в 7 минутах езды от центра города. Это во многом определяет тот факт, что в Ростове «элитную многоэтажку» можно строить не только в центре, а, например, также и на Западном, Нагибина, Сельмаше.

О том же говорит и Михаил Векленко:

— Ростов — самый компактный миллионник России, и это хорошо. У него есть потенциал прийти к комфортному европейскому городу — компактному и доступному.

Главное — с умом

По словам урбаниста, по отношению к Ростову он в принципе бы не говорил ни о возможности появления гетто, ни о каком-то заметном обособленном проживании состоятельных граждан.

— Я подолгу жил в Китае, Бразилии, Индии и по сравнению с тем, что я видел там, мы живём абсолютно в социальном государстве, как бы это странно ни звучало. В Бразилии, например, вполне привычная история, когда стоит какой-то дорогой большой дом, обнесённый заборами с колючей проволокой, а рядом, например, те самые знаменитые фавелы, — рассказывает Векленко.

В Мехико, делится впечатлениями от путешествий Евгений Сосницкий, нормальная история, если какой-то элитный квартал обнесён забором, его охраняют вооружённые люди и пройти туда могут только жильцы по пропускам или гости по спецприглашениям.

По словам Игоря Далаксакуашвили, для Ростова создание районов обособленного проживания не должно вызывать особых опасений. Залог отсутствия таких проблем — это активное развитие города, освоение новых территорий, в том числе реконструкция центра, «которая может стать такой программой реновации для нашего города».

При этом «вилка цен» за квадратный метр в Москве и Ростове сопоставима — 2-3 раза в зависимости от района.

В конечном счёте, в Ростове всё упирается в главную городскую проблему — транспортную. Если ко всем районам будут создано достаточно подъездных путей, если общественный транспорт будет нормально работать и двигаться по выделенным полосам, если в городе появится адекватный по своим масштабам рельсовый транспорт, то никаких гетто в Ростове не появится, а цены на жильё в центре не будут заоблачными. Ведь если без пробок, то из конца в конец Ростов можно проехать всего за час. А гулять в одиночестве по ночам в этом городе небезопасно абсолютно в любом районе.

На правах рекламы:

Изготовлением, заменой и установкой кухонных столешниц занимается компания Santex-Mastera. Специалисты фирмы имеют большой опыт работы в данной сфере, при производстве используют качественные и функциональные материалы, учитывают все пожелания клиентов. Рассчитать стоимость столешницы и оформить заказ можно на сайте https://www.santex-mastera.ru/

Сергей Деркачёв

Поделиться