donnews.ru

|

Игорь Сорокин
1 июля 2019

Положительное влияние на Ростовскую область «программы № 1432» трудно переоценить

Ростовская область в последние несколько лет показывала рекордные темпы роста индекса промышленного производства. Однако в начале 2019 года эта динамика несколько снизилась. Одновременно на федеральном уровне вновь заговорили о возможной отмене поддержки отечественных производителей сельхозтехники, так называемой «программы № 1432». Перспективы промышленности Ростовской области, судьбу Новочеркасской ГРЭС и громкие заявления руководства «Ростсельмаша» donnews.ru обсудил с министром промышленности и энергетики региона Игорем Сорокиным.

— Игорь Николаевич, в первом квартале 2019 года наблюдалось некоторое снижение динамики показателей промышленности в Ростовской области. С чем это связано?

— У нас за последние четыре года индекс промышленного производства был значительно выше среднероссийского. Экономика развивается циклично, она не может постоянно стремительно идти вверх. Есть определённые внешние факторы, конъюнктура рынка и так далее. Но первый-второй кварталы не показательны. Мы планируем, что по итогам 9 месяцев будет выравнивание и улучшение показателей. Уже сейчас по ряду предприятий по полугодию видно, что будет хороший рост. Это и НЭВЗ, и НЭЗ, и «Тагмет». Все эти предприятия реализуют инвестиционные программы, модернизируют и расширяют производство. Вводятся новые мощности, которые позволяют значительно увеличить производительность труда.

Мы планируем, что по итогам года у нас по отгрузке промышленной продукции будет положительная динамка по отношению к предыдущему году. И это несмотря на то, что база предыдущих лет в Ростовской области очень высока. В 2015 году рост промпроизводства вообще составил 150%.

Плюс есть такой показатель, как промышленный экспорт, он также очень показателен для экономики. Так вот, я буквально 2 месяца назад встречался с главой Минпромторга РФ Мантуровым, и он отметил Ростовскую область как регион, в котором показатель промышленного экспорта один из лучших в стране — 27%.

— Это крупные предприятия. Что со средними?

— Они также показывают положительную динамику. Вообще, первый квартал не всегда показательный, не только в сфере промышленности. Поэтому по итогам 9 месяцев, повторюсь, мы ждём выравнивания ситуации, а по итогам года — положительную динамику.

— На уровне правительства РФ вновь заговорили об отмене программы № 1432. Насколько она важна для Ростовской области?

— Программа значительно влияет на наше сельхозмашиностроение. Это не только «Ростсельмаш», хоть и в большей степени, конечно. В Ростовской области есть ещё ряд предприятий, на которые она влияет.

Это действенная поддержка. За несколько лет действия программы только на «Ростсельмаше» было создано более 2 тысяч дополнительных рабочих мест. Отсюда же и рост налоговых отчислений и реализация новых инвестиционных проектов. Так что если сказать, что программа № 1432 оказала положительное влияние, это практически ничего не сказать. Её значение сложно переоценить.

Просто посмотрите — до программы в России доля отечественной сельхозтехники составляла около 40%. Сегодня это уже более 60%. Причём это не в ущерб качеству. «Ростсельмаш» практически каждый год обновляет линейку, выпуская новую технику, соответствующую мировым стандартам. Действие программы позволило заводу вкладывать деньги в разработку новой техники и успешно конкурировать на мировых рынках.

Поэтому, на мой взгляд, целый ряд факторов говорит за сохранение программы № 1432.

— Как вы воспринимаете сделанное накануне Константином Бабкиным заявление, что завод без программы рискует встать?

— Он собственник компании, сам оценивает ситуацию, и поэтому я не хотел бы комментировать его слова. Может, человек просто хотел подчеркнуть важность и значимость данного документа не только для его предприятия, но и для всей отрасли.

— Это всё «Ростсельмаш». А у самих селян программа востребована?

— Естественно. Это же даёт им возможность покупать необходимую технику по более низкой цене. Нужно понимать, что те рекордные урожаи зерна, которые в Ростовской области собираются последние годы, это не только потому, что природа помогла. Сельхозтехника играет в этом такую же важную роль, как использование высокоурожайных семян, удобрений и так далее.

— Какие новые промышленные отрасли, помимо ветроэнергетики, Ростовская область осваивает или могла бы освоить?

— Ветроэнергетика тянет за собой массу сопутствующих производств, создавая синергетический эффект. Есть требование, в соответствии с которым к 2021 году локализация на территории России производства всех компонентов ветростанций должно быть 90%. А компонентов там огромное количество — башни, лопасти, гондолы и так далее. По сути, речь идёт о целом машиностроительном кластере. На «Атоммаше» в Ростовской области уже два таких предприятия локализовано, рассматривается вопрос по производству лопастей.

Кроме того, сейчас же у нас большие планы по использованию газомоторного топлива. Это ведь не просто заправочные комплексы. Речь идёт о производстве подкапотного оборудования, компрессорных станций и так далее. На сегодняшний день у нас в Шахтах есть одно из самых современных предприятий «Ника», которое производит связанное с этой отраслью оборудование и уже экспортирует его в 17 стран. Его продукцией пользуются «Лукойл», «Газпром», Shell. Предприятие постоянно развивается, притом что создано только в 2010 году.

Обсуждается и вопрос судостроения. Эта тема рассматривается сейчас на федеральном уровне, и мы в это активно включаемся. Есть ряд компаний, отечественных и зарубежных, с которыми ведём переговоры по локализации производства в Ростовской области. Речь идёт о сухогрузах класса «река-море». Вопрос прорабатывается.

— Губернатор уже несколько раз встречался с итальянскими инвесторами по вопросу создания в Ростовской области совместного предприятия по производству подкапотного газового оборудования.

— Мы с ним буквально недавно были в Шахтах, посещали «Нику». Предприятие уже производит весь набор оборудования, которое используется в этой сфере. Либо сейчас у них ведётся разработка, и скоро они выйдут на производство такого оборудования. Губернатор посмотрел и сказал, что нашего отечественного производителя надо поддерживать. Тем более что его продукция ничуть не уступает зарубежной по качеству.

— Но это не означает отмены планов по совместному предприятию с итальянцами?

— Конечно, нет. Недавно во время закладки первого камня в ветростанции «Энел» с представителями итальянского бизнеса в очередной раз обсуждалась эта тема. Их представители уже выезжали в Ростовскую область на переговоры с предприятиями. Они ищут площадку для реализации проекта, конкретного партнёра.

Например, сейчас наш «Лемакс», который активно развивается своё направление — радиаторы, готов в этот вопрос включиться. Я думаю, они найдут точки соприкосновения с итальянцами.

— Можете привести примеры успешного импортозамещения в промышленности, не считая тот же НЭВЗ и «Ростсельмаш»?

— Но не могу не сказать про Новочеркасский электродный завод. Предприятие постоянно модернизируется, ставит новое оборудование, что позволяет ему выходить на высочайший уровень. Недавно был на «Тагмете», и обсуждали в том числе и импортозамещение. Так вот, раньше они пользовались только импортными электродами, а сейчас по большей части закупают у НЭЗа. Потому что качество ничуть не хуже.

Потом, взять опять же «Лемакс». Раньше ведь радиаторы использовались практически полностью иностранные — Турция, Италия и ещё ряд стран. А сейчас «Лемакс» качеством своей продукции подвинул весь тот импорт, который к нам шёл. Ведь раньше в России в принципе никто не производил чугунные радиаторы такого класса. И предприятие постоянно развивается, показывая уверенную динамику.

Не могу не сказать и про Новошахтинский рыбоперерабатывающий завод. За несколько лет предприятие было создано с нуля, 700 рабочих мест появилось. И оно постоянно растёт и развивается. Это ведь тоже импортозамещение.

— Немного о грустном — Новочеркасская ГРЭС...

— Ничего грустного. Нам удалось эту ситуацию переломить. Василий Юрьевич {Голубев} обращался {с этим вопросом}, полномочный представитель президента {в ЮФО} нас поддержал, и в правительстве РФ нас услышали. Принято решение — генерирующее оборудование Новочеркасской ГРЭС отнесено к объектам, поставляющим электроэнергию в вынужденном режиме сроком до 31 декабря 2024 года. То есть срок продлён почти на 5 лет, и мы сейчас понимаем, что станция будет стабильно работать.

— Но это не снимает проблему убыточности станции.

— Да, но самое главное, что теперь есть время для решения вопроса. Если ещё два месяца назад мы в принципе не понимали, что будет дальше, и с тревогой воспринимали ситуацию, то сейчас есть 5 лет, чтобы дальше в спокойном режиме обсуждать эту проблему и искать решение.

— Какова доля Новочеркасской ГРЭС в энергосистеме Ростовской области?

— Регион сейчас ежегодно производит около 7 ГВт электроэнергии. Из них 4 ГВт приходится на Ростовскую АЭС и порядка 2,5 ГВт — на Новочеркасскую ГРЭС. То есть она вносит достаточно весомый вклад в энергосистему страны. Что касается ветростанций, то после реализации всех трёх этапов — в 2021 году — они добавят нам ещё порядка 1 ГВт.

— Россия ввела запрет на поставки угля в Украину. Это как-то отразилось на предприятиях Ростовской области?

— На наши шахты это не повлияло никак, потому что у нас больше половины добычи угля идёт на внутреннее потребление, а остальная часть идёт на импорт, но совершенно в другие страны. 

Более того, как раз для нашей угольной промышленности первый квартал сложился очень хорошо. И по пяти месяцам мы видим рост добычи в 27-28%. У всех наших работающих шахт в планах только наращивание добычи.

 

Сергей Деркачёв

Поделиться