donnews.ru

|

СЮЖЕТ
Фасад здания на Баумана, 12
10 сентября 2014

После публикации на портале donnews.ru ОНФ начал проверку ремонта домов в центре Ростова

Михаил Попов: мы проверим сметы и выясним, кто контролирует работы

На публикации donnews.ru «В свежеотремонтированном доме на Баумана после ливня потекла крыша» (Баумана,12) и «В центре Ростова в доме, где проводят капремонт, после ливня рухнул потолок» (Шаумяна, 69) откликнулись члены регионального штаба Общероссийского народного фронта (ОНФ). Они решили выяснить, почему в якобы отремонтированных домах ростовчанам становится невыносимо жить, а жильцы всё чаще жалуются на халатный ремонт и невнимание со стороны местной администрации.

Рабочая группа регионального отделения ОНФ «Социальная справедливость» под руководством Михаила Попова, а с ней и журналист donnews.ru, выехали на два объекта и увидели дыры в потолке, на стенах и крыше своими глазами.

В трёхэтажном доме на Баумана, который построен буквой П, капитальный ремонт закончится по плану 1 ноября. Но работы по ремонту фасада и кровли уже практически завершены. Заходим в дом со двора: здесь покосившиеся стены с потёками и трещинами, на третьем этаже в потолке (причём, в нескольких местах) большие дыры, которые, появилась сразу после ливня 8 сентября. Несмотря на то, что дому около 200 лет, до этого ремонта крыша практически не текла. Под таким потолком теперь не просто страшно жить, но даже стоять.

Дыра в потолке на первом этаже

Потёки на стенах

Поднимаемся на чердак, где в глаза сразу бросаются торчащие изо всех досок огромные гвозди. Между профнастилом и уже прогнившими досками плёнка, без утепляющего ковра, без гидроизоляции. Сделано все очень неаккуратно, косо и а бы как.

Новые доски прибиты гвоздями к плёнке

— Металлопрофиль просто прибили гвоздями к старым доскам. А новые рейки прибиты мимо, — замечает Михаил Попов. — Здесь почти все балки старые. Их нужно заменить. А вот, смотрите, эту просто выбросили, как негодную.

Продвигаемся дальше по чердаку, к металлопластиковому окну. Из-под него торчит монтажная пена, чередующаяся с кусками кирпичей.

Окно на чердаке

— Этого, конечно, не должно быть. Рабочие прибили пару новых балок — якобы усилили кровлю, — недоумевает Михаил Попов. — Нам нужно будет запросить смету, познакомиться с ней. Даже если в ней указан частичный ремонт, замена стропил и обрешётки всё равно не сделана. Можем предположить, что это всё — следствие экономии, — подытоживает Михаил Попов, когда спускается с чердака.

Профнастил на крыше 

На первом этаже домохозяйка Олеся Удовиченко показывает нам общую кухню и ванную комнату. По их стенам течёт вода, а штукатурка отваливается.

Стена кухни на первом этаже

— На нашем этаже пять квартир. Нам всем сказали, чтобы мы всё ремонтировали за свои деньги, хотя мы платим по квитанции за ремонт и содержание жилья — кто 600 рублей, кто 1200, исходя из площади комнаты. Я уже устала вызывать ЖЭУ, толку никакого. Они только отписываются. Мы несколько раз писали заявление о признании дома аварийным. Но все комиссии говорят одно и то же: дом не аварийный, — возмущается женщина.

Жительница второго этажа Галина Савченко живёт в доме более 80 лет. У неё после ремонта начал течь потолок.

— В комнате на полу было очень много воды, всё промокло. В ванной вода с крыши потекла по стояку, — жалуется пенсионерка.

— Ну а вы смету ремонта видели? Оценивали её, когда составляли? — спрашивает Михаил Попов.

— Смету видела моя дочь, вам стоит ей позвонить, — добавила женщина.

Члены группы записывают номер дочери Галины Савченко и обещают с ней связаться.

Когда снова спускаемся во двор, они отмечают, что увиденное нами — только «показной» ремонт.

— Задача муниципалитета — обеспечить комфортные условия проживания для граждан. А пока что мы видим обратное: муниципалитет обеспечивает комфортными условиями и комфортной работой только себя, — заявляет Михаил Попов.

Затем заходим в подъезд дома с фасада здания. Жительница третьего этажа Светлана Черноусова, жилище которой затопило сильнее других, собирается отправить жалобу, подписанную собственниками 11 пострадавших квартир в прокуратуру.

Комната Светланы

— Посмотрите, стену перекосило, дверь перекосило! Стена отошла! Всё сыпется. Полы повздувались! Проводка сырая. Таких проблем не было раньше, хотя и самого ремонта не было с 1955 года. Тут у меня живут мои родители-инвалиды. Сейчас я их перевезла на Западный в свою квартиру, потому что боюсь за них. Вдруг что на голову упадёт? Отношение к ним со стороны ЖЭУ ужасное. Собянина нам не хватает!

— У вас есть совет многоквартирного дома, ТСЖ? — интересуется Попов.

— Ничего нет у нас!

— А дефектную ведомость составляли? — продолжает Попов.

— Абсолютно ничего не делали!

— Как же тогда определили объём необходимых работ?

— Никак. Вот просто никак. Всё рушится изнутри, канализация течёт! Получается, что лицо намыли, задницу грязную оставили! — разводит руками ростовчанка.

Несмотря на то, что балкон является фасадным элементом здания и должен ремонтироваться в комплексе, за него Светлане пришлось платить отдельно: 2500 рублей за цементирование и 2500 за покрытие.

На вопрос членов рабочей группы, почему ей пришлось дополнительно оплачивать ремонт балкона, женщина отвечает, что так ей сказали рабочие-таджики.

— Один из них вообще потом заявил: давайте нам 75 тысяч и мы вам подъезд сделаем за три секунды!

У каждого жителя этого когда-то красивого, но теперь жёлтого с фасада и серого изнутри дома, есть свои претензии к властям и подрядчику: затапливает подвал, ступени лестниц в подъезде перекошенные, страшно ступить, из-за топота рабочих на потолке отвалилась штукатурка.

Жильцы показывают Михаилу Попову (справа) крышу дома

— Что они там делали: танцевали или материалы тяжёлые носили? — удивляются жильцы.

Активисты ОНФ обещают уже в ближайшее время проверить, как были распределены деньги, выделенные на ремонт.

— Нам нужно узнать, как составлялась смета и выполнены ли работы точно в соответствии с ней, что мы сейчас ставим под сомнение. Кроме того, мы не можем исключить, что экономия была разделена с теми, кто принимал эту работу. Нужно понять, как проводился аукцион, кто контролирует капремонт, кто его принимает. Совершенно точно понятно, что ремонт не должен проводиться в таком виде и такого качества, — говорит Михаил Попов, когда рабочая группа уже выходит из дома.

Информация для жильцов

Согласно новой системе капремонта в Ростове, помимо 154 домов, работы в которых должны будут завершится до конца года, к ЧМ-2018 будут отремонтированы фасады и заменена кровля на 578 домах. Если все эти здания будут «отремонтированы» таким же способом, как дом на Баумана, 12, жителям домов будет стыдно за будущий облик Ростова. По крайней мере, так они заявляют уже сейчас.

Наталья Гусаченко

Поделиться