donnews.ru

|

СЮЖЕТ
Марина Алымова. До и после аварии...
13 мая 2015

В Ростове девушка, по вине которой 7-летняя девочка стала инвалидом, попала под амнистию в честь 70-летия Победы

Пострадавшая в страшном ДТП Марина Алымова семь месяцев находится без сознания

К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне была объявлена амнистия, по которой, по предварительным оценкам, на свободу могут выйти около 60 тысяч человек.

Сколько будет амнистировано в Ростовской области, пока неизвестно — данные будут к концу июня. Как сообщил глава пресс-службы регионального ГУФСИН Борис Марухян, среди тех, кто был приговорён к условному наказанию, а также обязательным работам и ограничению свободы, под амнистию потенциально попадают около 3700 человек.

Но о некоторых амнистированных уже известно. Например, попал под амнистию Евгений М., владелец базы отдыха «Орлиный приют» в станице Мелиховской. Его обвиняли в причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности: он завёз и содержал на базе медведя, который откусил кисть руки 5-летней Даше.

Также в честь Победы было прощено деяние, перевернувшее жизнь семьи Алымовых. Donnews.ru писал об этом семь месяцев назад. 22 сентября, около 21:40, на проспекте 40-летия Победы водитель Mazda СX5 нарушил правила дорожного движения, проехал на красный сигнал светофора и врезался в Ford Fusion. После этого обе иномарки откинуло на остановившиеся на красный сигнал светофора Ford Fiesta, Lada Priora, Opel Corsa и Renault Fluence.

За рулём Mazda была 22-летняя Синди-Беатрис Петрова. Как утверждают свидетели, после ДТП она осталась сидеть в авто, откинула сиденье и стала звонить кому-то. Машину она покинула только после того, как приехали сотрудники ГИБДД.

А в автомобиле Ford Fusion, в который врезалась Синди-Беатрис, ехала семья Алымовых: папа Александр Алымов, 12-летний Артём и 7-летняя Марина. Они возвращались из музыкальной школы, дома их ждала мама Ирина, праздничный ужин и торт: у Александра был день рождения...

Марина с папой и братом

Удар пришёлся на сторону, где в детском кресле сидела девочка. Свидетели и участники ДТП выскочили из своих машин и стали пытаться открыть дверь, которую заклинило. Артём сам покинул Ford, но не устоял на ногах и упал на проезжую часть. Позже выяснилось, что у него перелом костей таза. Марину достали и положили на газон, девочка была без сознания. Больше в себя она не пришла.

Девочку доставили в БСМП, откуда выписали через месяц с диагнозом: «Сочетанная травма головы, открытая черепно-мозговая травма, тяжёлый ушиб головного мозга, перелом лобной кости слева с переходом на основание, субдуральная гематома левой лобной-височно-теменной области, три травмы живота без повреждения внутренних органов, три перелома крыла подвздошной кости справа, посттравматическая смешанная гидроцефалия...»

После БСМП Марину перевезли в детскую областную клиническую больницу, а через шесть месяцев — домой.

— Уже седьмой месяц Марина без сознания, у неё парализованы руки и ноги, она неконтактна. Моя жена постоянно находится с ней, кормит через зонд, — рассказал donnews.ru Александр Алымов. — Хорошо, что у нас есть опыт ухода за больными. Я анестезиолог, моя жена тоже имеет медицинское образование, много лет работала с детьми. Сейчас Марина дома, в больнице просто нет условий, чтобы держать её там постоянно. Мы купили специальную функциональную кровать. Детям-инвалидам она положена по закону от государства, но только с 14 лет, а Марине 7. С 12 лет положена коляска, но Марине она пока не нужна — она не может самостоятельно держать голову.

Александр Алымов рассказывает, что препараты, необходимые Марине, не входят в список жизненно важных, поэтому всё приходится покупать самим. В месяц выходит около 60 тысяч рублей. При этом его супруге Ирине по закону могут оплачивать лишь 90 дней больничного по уходу за ребёнком, и этот срок давно исчерпан.

Но семья Алымовых не отчаивается, они ищут возможности реабилитации для дочери.

— Мы отправляли документы Марины в Германию, но получили отказ, — рассказывает Александр. — Обращались в Петербург, но там ответили, что должны сначала приехать к нам и снять энцефалограмму, причём оценили эту услугу в 100 тысяч рублей. В Москву на реабилитацию принимают только тех детей, которые могут сами себя обслуживать, но это не случай Марины. Сейчас мы нашли клинику в Ялте. Изучаем возможности, готовим документы. Лечение там будет стоить около полутора миллионов рублей.

Никакой помощи от виновницы ДТП Синди-Беатрис Петровой Алымовы не получили. Девушка на суде заявила, что виноватой себя не считает.

Из показаний Синди-Беатрис Петровой: «После ДТП я узнала номер телефона родителей пострадавших, и я сразу же позвонила и предложила помощь, на что мне ответили, что мой номер запишут, и после положили трубку. Хочу дополнить, что я позвонила лишь потому, что узнала, что в ДТП пострадали дети, и не более. Никаких угрызений совести и чувства вины я не чувствую».

— Её обвиняли по статье 264, часть первая. Наказание по этой статье — до трёх лет лишения свободы. Но её не осудили даже условно. Адвокат советует нам подавать иски, требовать компенсации. Но никаких особых иллюзий у нас на этот счёт нет.

Синди-Беатрис — студентка ДГТУ, работает маникюршей. По закону, даже если её обяжут выплачивать компенсацию, из её доходов смогут вычитать не более 30%, что весьма скромная помощь в лечении Марины.

— Статья, по которой её обвиняли, предполагает возможность пойти на мировое соглашение, — рассказывает Александр. — Жена мне говорила: нашему ребёнку сломали жизнь, давай не будем ломать жизнь этой девочке. Но когда на суде Синди-Беатрис заявила, что не считает себя ни в чём виноватой, Ирина изменила своё мнение. Мы хотим, чтобы суд присудил Петровой выплаты. Если на ней будут висеть выплаты по исполнительным листам, она не сможет, например, поехать за границу. Пусть у неё будет хоть какое-то ограничение, может быть, тогда она задумается, что натворила...

Жизнь семьи Алымовых изменилась полностью: рядом с Мариной всё время кто-то должен быть.

— Мы не поедем больше все вместе в отпуск, мы не можем даже сходить всей семьёй возложить цветы в День Победы, как делали это раньше. Сын Артём нам очень помогает, он тоже научился кормить сестрёнку через зонд, разогревать питание. Его жизнь тоже очень изменилась, он семь месяцев живёт практически без матери. Он перенёс психологическую травму, а после перелома таза пропустил много занятий по академической гребле, ему пришлось восстанавливаться. Занятия в детском оркестре Кима Назаретова он тоже пропустил.

Марина тоже училась музыке — занималась в той же музыкальной школе джазовым вокалом. А ещё — английским языком и прыжками на батуте.

— Мы не теряем надежды, — говорит Александр. — Но фактически мой ребёнок убит. Даже если она снова сможет ходить, сможет говорить, это уже не будет та Маринка, которой она была раньше. Мы сделаем всё возможное. И знаете, мы с Ириной чувствуем вину, хотя и знаем, что не виноваты. Не уберегли. Мы ведь взяли Марину из Дома ребёнка. И не уберегли.

Маленькая Марина впервые в зоопарке с мамой

Марина появилась в семье Алымовых, когда ей было четыре года. Из непростой жизненной ситуации она попала в любящую семью, обрела радость жизни и оказалась очень талантливым ребёнком. И вот сентябрьским вечером некая девушка, нарушившая правила дорожного движения, поставила всю эту новую счастливую жизнь под большой вопрос...

Алымовы не прекращают бороться, хотя, как говорит Александр, врачи не разделяют их оптимизма. Но Марине уже один раз удалось начать жизнь заново и быть счастливой. Очень хочется верить, что чудо произойдёт ещё раз.

Помочь Марине Алымовой или написать слова поддержки девочке и её семье можно на сайте www.marina-a.ru.

Алина Ключко

Поделиться