donnews.ru

|

31 октября 2017

Всплеск эмоций

Биждов Сергей Артёмович, уважаемый отец семейства, среднего роста, грузноватый, ширококостный, с выдающимся животиком и гладкой лысиной до затылка, к шестидесяти годам подрастерял свой оптимистичный настрой. Когда его спрашивали: «Как поживаете?» — отвечал с вызовом: «Не дождётесь!» Но чаще отделывался неопределённым словосочетанием: «Ничего. Живём — хлеб жуём».

«Ничего — это хромая лошадь, которая идёт по дороге, опустив голову», — оценил его ответ рассудительный сосед Хромов. «В самом деле, — подумал Биждов, — грех мне на жизнь жаловаться. Всё путём сложилось. Есть достаток. Детей вырастили и на ноги поставили. Теперь внуков воспитываем в радости и заботах. Однако повседневность стала какой-то обыденной и монотонной до зевотной скуки. Притупились чувства и эмоции. Даже еда приелась. Хочется чего-то, а чего — и сам не знаешь.

— Артёмыч, не журись! — успокоили его в бане друзья-приятели, с которыми он по пятницам ходил в парную. — Нас тоже подобное настроение частенько накрывает. Умные люди советуют: нужно периодически эмоциональные встряски себе устраивать.

— Самое лучшее для всплеска эмоций, — мечтательно сказал дамский угодник Рохлин, — это завести на стороне мимолётный роман. Естественно, без последствий и обременений. — Сказал — и сладострастно разгладил свои тонкие усики.

«Легко сказать — завести интрижку, — рассуждал сам с собой уже дома Биждов, — когда все приёмы обольщения женщин позабыл, да и времени на ухаживания просто нет».

Искуситель Рохлин, правда, говорил, что об этом задумываться не следует. Достаточно одному отправиться в санаторий, и всё случится само собой. Когда мужики больше увлечены употреблением алкоголя, чем романтическими приключениями, а некоторых поразила парша голубизны, любой, даже завалященский, но ещё активный мужчина непременно попадёт в сети озабоченной отдыхающей. Достаточно ему только улыбаться и говорить комплименты женщинам. «Чёртов ловелас, — подумал о Рохлине Биждов, — вывел-таки меня из равновесия своими подстрекательскими речами. Может, и в самом деле дерзнуть. Работал я как вол, от всех соблазнов уклонялся, так что особо вспомнить не о чем. Но как убедить супругу Валентину с её интуицией и всевидящим оком, чтобы она отпустила одного на отдых?»

Сергей Артёмович, как появлялся в доме после работы, жаловался на постоянную усталость, повышенную нервозность и раздражительность, а также непреодолимое желание всех покусать.

Неожиданно его супруга Валентина Васильевна в один прекрасный вечер выдала:

— Тебе надо отдохнуть от всех нас, — убеждённо сказала она. — Поезжай один в нервно-соматический санаторий в Кисловодск.

Крайне удивлённый её решением, Биждов всё же воскликнул:

— Нет, хочу в Сочи, к морю.

Так и порешили. Не прошло и месяца, как Сергей Артёмович заселился в полулюкс сочинского санатория под неистовое звучание многотысячного сводного оркестра цикад. Он разложил и развесил свои вещи, побрился, принял душ и спустился в столовую на завтрак в непривычной одежде: шортах и футболке. Здесь его ждало первое разочарование. Соседями по столу оказались не милые дамы, а скучная супружеская пара из Москвы примерно одних с ним лет, да ещё с великовозрастной дочкой — старой девой с лошадиным лицом.

Однако из-за соседнего стола ему приветливо, как старому знакомому, помахала рукой молодящаяся дама. Он кивнул ей в ответ и озадачился: кто это может быть?

Всё разъяснилось при выходе из столовой. Там его поджидала худая как жердь особа в длинном сарафане с нелепыми рюшечками на плечах и груди и явным перебором косметики на лице.

— Сергей Артёмович, — приветливо обратилась она к нему, — вы, наверное, меня не помните. Я давняя приятельница вашей жены. Она нас знакомила. Меня зовут Ираида Анатольевна.

— Очень приятно, — покривил душой Биждов, так как встретить знакомую жены в его планы совсем не входило.

— Я обещала Валентине, — затараторила Ираида Анатольевна, — что возьму над вами шефство. Не дам скучать и огражу от всяких посягательств. Ну, вы меня понимаете?

«Только этого мне не хватало», — с досадой подумал Биждов, а вслух сказал:

— Не обременяйте себя лишними заботами. Я освобождаю вас от обязательств перед моей супругой.

Стало ясно, почему Валентина отпустила его одного на отдых. «Ещё бы! Такую прищепку мне на хвост присобачила!»

— Извините, я спешу на процедуры, — опять покривил душой Биждов, ибо на самом деле он отказался от всех процедур, оставив за собой только морские купания и прогулки на свежем воздухе.

— А мне лечащий врач Овчаров подводный массаж прописал и радоновые ванны, — говорила новоявленная знакомая. Она шла с ним рядом, стараясь попасть в ногу. — Кстати, — тараторила она, — Овчаров — не ваш лечащий врач? Нет? Павел Иванович такой забавный шалунишка! Он считает, что самой ценной процедурой для одинокого человека на отдыхе является кустотерапия. Ну, вы меня понимаете, — захихикала в деланом смущении Ираида Анатольевна.

– Извините, мне надо зайти в свой номер, — буркнул Биждов и устремился в открывшиеся дверцы лифта.

– Вы в 306-м номере расположились, я знаю, — проявила свою осведомлённость приятельница жены, — а я в 210-м обитаю. Милости прошу в гости.

Сергей Артёмович пропустил это сообщение мимо ушей и скрылся в лифте.

В номере он задержался на некоторое время. Затем натянул поглубже панаму на свою лысину, нацепил тёмные очки и, как воришка озираясь по сторонам, прошмыгнул к морю. На ходу он мысленно репетировал, как будет заводить знакомства с женщинами. Но в голове всплывали одни банальности типа: давно отдыхаете? вам не скучно в одиночестве? И совсем уж глупое: а где ваш кавалер?

На пляже Биждов остановился у кромки тени, отбрасываемой тентом и, как завоеватель, принялся обозревать лежбище загорающих. Преобладали в нем женские тела, прелести которых прикрывали жалкие лоскутки ткани.

Сергей Артёмович опустил очи долу и буквально остолбенел. Перед ним на надувном матрасе возлежала белокурая красавица. Любой скульптор многое бы отдал, чтобы заполучить такую восхитительную натуру для своих ваяний.

Разглядывая это чудо природы, Биждов потерял ощущение времени. Воздух свободы пьянил, предчувствие чего-то необычного и яркого окрыляло и подвигало на подвиги.

— Мужчина, — услыхал он недовольный голос очаровательной блондинки, — как говорят в Одессе, уберите ваши мысли с моего тела.

Раньше Сергей Артёмович устыдился бы и ретировался прочь, но…

— Мадам, — игриво сказал он, — помимо воли мои мысли покинули голову, как пчелы улей, и устремились на нектар ваших прелестей. Очень трудно вернуть их назад.

Не успел наш герой удивиться тому, какой перл он только что выдал, как вновь услыхал голос незнакомки.

— Я вам помогу. Это просто, — сказала она, чуть сдвинула тёмные очки на лоб и скептически окинула взглядом Биждова. — Посмотрите: сейчас из моря появится мой очень ревнивый муж. Ваше расположение ему явно не понравится. Боюсь, что вашим мыслям трудно будет найти то место, откуда они вылетели.

— Понял. Удаляюсь, очаровательная, — покладисто внял её совету Биждов. Он увидел, что к ним приближается мужчина с мощным торсом и бугристой мускулатурой. Сверлящий тяжёлый взгляд его из-под нависших бровей ничего хорошего не сулил.

Сергей Артёмович расположился со своим полотенцем в другом конце пляжа и подумал с досадой: как можно таким красавицам отправляться в санаторий вместе с мужьями…

Биждов долго плавал в море, охлаждал свой романтический пыл. Тем временем солнце стало припекать, а на пляже появилась Ираида Анатольевна. Она явно кого-то разыскивала. Чтобы не попасться ей на глаза, Сергей Артёмович срочно покинул своё месторасположение.

Все последующие дни недели прошли для нашего героя с ощущением, что он является объектом филёрского наблюдения. Где бы ни ступала его нога, он физически ощущал присутствие поблизости Ираиды. Стоило ему заговорить с кем-то из женщин, как откуда ни возьмись, как чёртик из коробки на пружинке, выскакивала подруга жены. Она бесцеремонно вступала в беседу и давала всем понять, что номер не пройдёт у тех, кто вознамерился избрать объектом своих притязаний Биждова.

По вечерам Ираида Анатольевна названивала ему в номер и приглашала на танцы или на прогулки под луной. Ссылаясь на головную боль или лёгкое недомогание, Биждов уклонялся от её предложений, мысленно посылая её ко всем чертям.

С четверга на пятницу ему приснился похожий на явь сон, можно сказать, вещий. Биждову снилось, что он идёт по аллее санаторного парка вдоль моря. Мягкий свет фонарей освещает дорожку. Дышится легко и свободно. Вдруг откуда-то из темноты появляется Ираида Анатольевна. Она по-хозяйски берёт его под руку, льнёт к нему, больно упираясь своим мослом в бок, и как заговорщица заговорщику горячо шепчет: «Валентине я постоянно сообщаю о вашем примерном поведении. Вы можете всецело на меня положиться. Что бы между нами ни произошло, знайте: я — могила! Вы меня понимаете?!»

В этот момент они поравнялись с большим кустом экзотического растения. Неожиданно Ираида с гортанным криком, как каркающая ворона, восклицает: «Кустотерапия!», и Биждов чувствует, что он вместе с ней падает в темноту зарослей. Он хочет изо всех сил воспротивиться этому, но ватные руки и ноги не слушаются, и под хруст ломающихся веток он вместе с Ираидой проваливается в темноту…

Сергей Артёмович проснулся с учащённым сердцебиением. Он встал, выпил воды, сказал «чур меня!» и вновь лёг в постель. Но ещё долго ворочался, пока не заснул.

Конец недели и начало следующей прошли в игру кошки-мышки с подругой его жены. Биждов понял, что мимолётный роман с кем-то из отдыхающих женщин ему не светит. Прицепившись намертво, настырная стерва помешает этому, да ещё настучит Валентине.

Остаётся одно, решил он, — найти избранницу из обслуживающего персонала. Им запрещено вступать в неформальные отношения с отдыхающими. Однако при добровольном согласии можно осуществить задуманное скрытно, без рисовки на людях.

Его выбор пал на горничную Светлану, тридцатипятилетнюю весёлую женщину с миловидным лицом. Она была на голову выше Сергея Артёмовича, но он испытывал трепетные чувства к крупным женщинам, которых бог щедро наделил округлостями на теле. Правда, Светлана в его номере не убирала, но они познакомились. Биждов всегда при случайных встречах на этаже говорил ей комплименты и пару раз подарил шоколадки. План, как заманить Светлану в свой номер на свидание, возник спонтанно. В часы послеобеденного отдыха, пользуясь отсутствием отдыхающих, она протирала пол мокрой шваброй в коридоре. А Биждов перед своим полулюксом незаметно разложил дорожкой денежные купюры: три по пятьдесят рублей и четыре — по сто. А сам спрятался за портьерой. Светлана увидела деньги и стала их подбирать, озираясь по сторонам, и даже смотрела на потолок. Во время наклонов её зад рельефно обтягивала узкая юбка, и это приводило отдыхающего из 306-го номера в трепетное волнение.

Когда Светлана подобрала последнюю купюру, Биждов выскочил из своего укрытия и с возгласом: «Светланочка, красавица, постой!» — уткнулся с разгона в неё. Голова его оказалась в ложбине её грудей.

— Милая! — возбуждённо лепетал Биждов, — зайди ко мне в номер на минуточку. Я дам тебе ещё денег. Ты — чудо!

Дородная Светлана очень спокойно отреагировала на происшествие, без всякого возмущения и протеста.

— Успокойтесь, Сергей Артёмович, — мягко сказала она. — Ну вы прямо как мальчик. Нас могут заметить. Зачем нам неприятности.

Она погладила его по лысине, как ребёнка, и продолжила:

— Успокойтесь. Идите к себе в номер. Я сейчас приду.

Не чуя под собой ног, Биждов ринулся в номер, где все было подготовлено для рандеву: на столике стояли бутылка французского вина, вазон с фруктами, открытая коробка дорогих конфет.

— Входи, Светланочка! — воскликнул он, услышав стук в дверь, и устремился навстречу.

Однако руки его, распростёртые для объятия, упали как плети. Вместо Светланы в дверях нарисовалась лечащий врач Смирнова Ирина Сергеевна. За ней следом в комнату вошла медсестра с чемоданчиком. Глаза её искрились смехом.

— Что с вами, Сергей Артёмович? — встревоженно спросила Смирнова. — Света нам сказала, что у вас случился приступ стенокардии. Вы чуть не упали в коридоре и бессвязно изъяснялись. Светлана подобрала деньги, которые вы уронили. Вот, — Ирина Сергеевна положила смятые купюры на стол.

— Ничего подобного, — запротестовал Биждов. — Я вполне здоров.

Но его уложили в постель, невзирая на протесты, и измерили давление.

— Очень высокое, — сообщила Смирнова, — прописываю вам постельный режим.

Пациенту сделали укол и заставили рассосать таблетку.

— Я распоряжусь, чтобы ужин доставили вам в номер, — сказала врач. — Завтра никаких морских купаний. С утра начнём полное обследование.

Врач и медсестра ушли, и Биждов оценил в полной мере женское коварство. На столике лежали три купюры по пятьдесят рублей, а четыре сторублёвки Светлана оставила себе.

Вечером в номер к нему вместе с официантом проникла Ираида Анатольевна. Она заявила, что пока он всё не съест, она не покинет номер. И более того, готова остаться у него на ночь вместо сиделки. Сергею Артёмовичу стоило больших усилий выпроводить навязчивую подругу жены.

Поздно вечером позвонила его жена Валентина Васильевна по мобильному телефону.

— Сергей, — встревоженно спросила она, — почему не звонишь и от Ираиды никаких сообщений? С тобой ничего не случилось? Мы волнуемся и очень скучаем. Виталик всё время спрашивает: «Где деда?»

— Я тоже по вам соскучился, — растроганно сказал Биждов. Ему захотелось прямо сейчас оказаться в своём доме рядом со своими родными.

«Черт меня дёрнул на старости лет в ловеласы податься, — сокрушался он. — Прямо: куда конь с копытом — туда и рак с клешней. Опозорился! Осрамился!»

— Не волнуйся, — успокоил он Валентину, — у меня пока ничего не случилось. Но может случиться страшное: твоя Ираида запрыгнет ко мне в постель. От этой неотвратимости завтра вылетаю домой. Встречайте!

…Друзья с пристрастием расспрашивали Биждова, произошёл ли у него в санатории всплеск эмоций. «Ещё какой!» — мрачно признался Сергей Артёмович, но наотрез отказался раскрыть подробности.

Банк «Центр-Инвест» — партнёр рубрики «Авторская колонка»

Поделиться

Все комментарии

17:30, 31 октября 2017 Борец сумо

С непередаваемым, а в чём-то даже ностальгическим, удовольствием прочитал написанное уважаемым Владимиром Семенович и ещё раз убедился, что талантливый человек талантлив во всём. Для тех, кто не в курсе, Владимир Семенович, в своё время, был деканом экономического факультета РГУ (теперь ЮФУ) и среди всех деканов славился не только высочайшим профессионализмом, но и феноменальным чувством юмора и полным демократизмом во взаимоотношениях со студентами и, позволю себе заметить, студентками.

1
18:29, 31 октября 2017 Алла Загребельная

Реально так в жизни бывает, у меня своя семья, но точно так же договаривалась с подружками о встречах только в отсутствие мужа, и да! может и потому, что подружек много, а муж - один!, ну и муж конечно не очень-то любил визиты моих подруг в его присутствии. Спасибо Вам, прямо таки в молодость вернули!

3
Оставьте ваш комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии

Вход     Регистрация

Вы также можете авторизоваться при помощи популярных социальных сетей: