donnews.ru

|

None
19 ноября 2019

Ждановская школа управления

Общественность нашего города, Ростовской области и далеко за её пределами будет вскоре отмечать столетний юбилей учёного, мыслителя, общественного деятеля и замечательного человека — Юрия Андреевича Жданова. О нём написаны статьи, очерки, воспоминания. Его труды продолжают быть востребованы, они изучаются и переиздаются. Ежегодно в Южном федеральном университете проходят Ждановские чтения. Учёные и специалисты обсуждают современные политические, экономические и социальные проблемы и новые вызовы, встающие перед страной и обществом, используя проверенную ждановскую методологию их анализа, и отдают должное его провидческим предвидениям развития событий.

Прошло двенадцать лет, как Жданова нет с нами, но с годами все ярче высвечивается его многогранная личность и воплощённые в жизнь плоды его деятельности. Как говорится, большое видится на расстоянии и познаётся в сравнении. Да простят меня нынешние и бывшие руководители, всем нам не дотянуться до высоты, взятой этим человеком. Такие личности, как Жданов Юрий Андреевич, рождаются раз в столетие.

Учёный-энциклопедист, организатор науки и образования, отменный оратор и полемист, обладавший несомненным литературным талантом. Чтобы в этом убедиться, достаточно обратиться к его поэтическим сборникам и коротким прозаическим эссе о природе и жизни, в которых открывается сущность бытия, богатство мира и его красота.

Повторюсь, о Жданове написано много, но ещё ждёт своего освещения его талант руководителя, то, как удалось ему за время своего ректорства вывести провинциальный заштатный вуз в число университетских грандов большой страны, которая в ту пору величалась Советским Союзом.

В данной публикации хочу поделиться с читателями своими воспоминаниями о том, как Юрий Андреевич Жданов руководил Ростовским государственным университетом, о принципах и методах, им применяемых, — вовсе не претендуя на всестороннее освещение данной темы.

Мне посчастливилось долгое время работать под руководством Юрия Андреевича и общаться с ним в служебной и неформальной обстановке, будучи комсомольским секретарём университета, заведующим кафедрой, а затем деканом экономического факультета. Я видел, как он определял миссию и стратегию развития университета, как оперативно решал возникающие проблемы, как умел без понукания и разносов, а тем более унижения человеческого достоинства объединять подчинённых для решения поставленных задач, как интеллигентно и весело проводил застольные товарищеские встречи. Я видел его решительным и серьёзным, задумчивым и отрешённым в минуты, когда он листал страницы книжных новинок или знакомился с печатными раритетами, видел в праведном гневе. Но никогда не видел Юрия Андреевича Жданова сникшим, опустившим руки. Он всегда был деятелен, собран, эмоционален, смотрел только вперёд, усложняя решаемые задачи, и своим примером увлекал за собой.

Как-то в разговоре с ним я признался, что долгие годы наблюдаю, как он успешно руководит университетом — этаким огромным котлом, в котором бурлят научные идеи амбициозных учёных, их честолюбивые помыслы и устремления, бушуют эмоции и энергия студенчества — всё то, что присуще беспокойным творческим людям. «Не найду ответа, как кратко определить стиль вашего руководства всем этим. Тешу себя мыслью, что кое-что у вас перенял». Юрий Андреевич лукаво усмехнулся и сказал: «Это просто: регулируемый самотёк». Услышанное прозвучало парадоксально и походило на шутку пересмешника, решившего разыграть собеседника. Что это: плыви мой чёлн по воле волн?

Но после размышлений, сопоставления фактов и бесед с коллегами ко мне пришло понимание, какой глубокий смысл вкладывает ректор в определение своего руководства. Это свободное поступательное эволюционное развитие вуза, в котором каждый в меру своих сил и талантов может проявить инициативу и новаторство, но в рамках постоянного руководящего воздействия, обеспечивающего достижение общих целей. Конечно, отдаю себе отчёт в том, что стиль — это человек, а скопировать выдающегося руководителя, каким был Юрий Андреевич Жданов, нельзя, но думаю, что применяемые им принципы, методы и формы управления не грех взять на вооружение современным менеджерам.

Первый залог успешности топ-менеджера — это сама его личность, обладающая развитым интеллектом и высокими человеческими качествами. Юрий Андреевич Жданов был невысокого роста, не обладал героической внешностью и статью, бросающейся в глаза. Но он был наделён каким-то редким магнетизмом притяжения.

Где бы он ни появлялся, сразу становился центром внимания. Стоило ему вступить в беседу или подняться на трибуну, как все вокруг превращались в благодарных слушателей. Силой логики, яркостью и убедительностью доводов Юрий Андреевич мог оторвать скучающих участников партактивов, учёных на форумах и простых смертных от мелких повседневных мыслей и заставить задуматься о главном, о сущностном, о перспективных и реальных направлениях общественного прогресса.

Юрий Андреевич общался со многими известными учёными, писателями, журналистами и просто интересными людьми. Он щедро делился со своими коллегами тем, что познал и признал значимым, достойным распространения. Окружающие вовсе не ощущали на себе подавляющего давления его интеллекта. Напротив, все подпитывались его идеями и перспективным видением окружающего мира. Никогда я не слышал от Юрия Андреевича сетований на бытовые неудобства или разговоров о желании приобрести престижные вещи. Одевался он, как и подобает публичному человеку, строго и достойно и постоянно отказывался от предложений местных руководителей поменять свою квартиру на более престижную и комфортную для жизни, в новом доме, так как считал, что его семье вполне достаточно привычного и обжитого жилья, где он имел возможность уединиться, читать книги, размышлять, творить и писать свои труды. Достойное качество руководителя — не извлекать привилегий из своей должности. Общаясь с разными людьми — от вахтёра до мировой знаменитости, он оставался самим собой, легко находил темы для общего разговора и очаровывал своих собеседников.

Уместно обратить внимание на следующий принцип Жданова-руководителя. Он не приближал к себе людей, занимающихся показухой, стремящихся постоянно вертеться перед глазами начальства. Ему вовсе не нужна была имитация деловой активности, показной преданности и чинопочитания.

«Человек талантливый, без комплексов неполноценности, самовыражается в реальных делах, — говорил Юрий Андреевич, — а посредственность с такими комплексами и чрезмерными амбициями постоянно самоутверждается. А если такой человек попадает в руководящее кресло, то это беда для всех. Прав был Гёте, когда писал, что нет ничего страшнее деятельного невежества».

Жданов любил и умел общаться с молодёжью, искал и замечал талантливых, ярких, неординарных и открывал перед ними перспективы роста. Назначая молодых, проявивших себя, на ответственные должности, при этом возражал скептикам: не будем ждать, пока они состарятся. Он хорошо знал, что происходит в студенческой среде, какие проблемы волнуют молодых.

«Меньше заседательной суеты “слушали — постановили”. Не копируйте взрослых бюрократов, — поучал ректор комсомольских активистов. — Наполняйте жизнь молодёжи событийными делами. Больше выдумки и меньше нравоучительства и показухи. Молодые любят яркие массовые состязательные мероприятия, где можно проявить свои способности в науке, учёбе и важных общественных делах города и страны. Это формирует гражданскую позицию, чувство ответственности за общее дело. Однако культ учёбы и научного поиска формирует и другое. В поле зрения студентов университета должно попадать всё значимое, происходящее вокруг. Выход в свет новой книги, интересной статьи в журнале, театральной постановки, кинофильма. Их коллективное обсуждение также формирует гражданскую позицию, расширяет профессиональный и культурный кругозор. Наша общая задача — всесторонне развивать личность».

Важный принцип управления Юрия Андреевича Жданова заключался в том, что он весьма осторожно подходил к использованию административных методов, что очень важно применительно к творческому коллективу. Он хорошо понимал, что ничего выдающегося нельзя достичь, прибегая только к административному нажиму и тотальному контролю за всем и вся, что происходит во вверенном ему коллективе. Жданов никогда не требовал, чтобы подчинённые поступали только так, как он сказал, ибо хорошо понимал, что сверху всего не видно. Во многом успех дела на местах кроется в учёте деталей, нюансов и психологии рядовых исполнителей, потому он не сковывал инициативу руководителей среднего и низового звена, доверял им и при этом подсказывал и давал советы. За упущения в работе спрашивал, но показывал, в чём кроется причина ошибок. Ключ к успеху развития коллектива он видел в создании необходимых условий для творчества, стимулировании инициативы. Он не мешал в работе тем, кто увлечённо действовал по-своему в направлении общих целей развития, и помогал определиться тем, кто испытывал сомнения и проявлял нерешительность. Помните, словосочетание «регулируемый самотёк»? Все должно развиваться на основе объединения усилий в реализации и корректировке принятой концепции, в которой принимают участие все члены коллектива. При этом главное — правильно подобрать и расставить кадры, постоянно мониторить их деятельность и поддерживать вузовскую систему в предпочтительном состоянии.

К сожалению, в наше время возобладал подход: меньше рассуждений, обсуждений и споров, главное — без возражений выполнять указания вышестоящего начальства, крепить порядок и исполнительскую дисциплину. Спору нет: без этих атрибутов обойтись нельзя. В те далёкие советские времена партийные руководители города и области ставили в упрёк Жданову именно организационную рыхлость и дисциплинарную «вольность» сотрудников университета, что, по их мнению, приводило к опасному вольнодумству. Некоторые высшие чины партноменклатуры испытывали ревность к публичному авторитету Жданова, его интеллекту и внутреннему достоинству и потому старались при случае подвергнуть его действия критике.

В 1996 году на бюро Ростовского горкома КПСС было решено заслушать вопрос «О работе парткома РГУ по укреплению дисциплины и ответственности кадров». В университете поработала большая комиссия горкома. Члены её перевернули горы бумаг, протоколов и отчётов. Естественно, накопали много всяческих огрехов и упущений. Секретарь парткома на заседании бюро выслушал немало критики о состоянии дел в университете и лично в свой адрес. Жданов сидел хмурый, с покрасневшим лицом, так как хорошо понимал, что эти стрелы направлены в него. Секретарь горкома по завершении заседания бюро спросил: «Так что, Юрий Андреевич, не напрасно поработала наша комиссия и решение горкома своевременное?» Видимо, ему доложили информаторы, что наш ректор был недоволен выбранным временем: работа комиссии и обсуждение вопроса на бюро проходили накануне весенней сессии, а оценка состояния дисциплины и ответственности кадров рассматривалась в отрыве от результатов основной деятельности.

Как человек, прошедший большую партийную школу, Жданов умел владеть собой в разных ситуациях. «Решение горкома, — спокойно ответил он, — не обсуждают. Его выполняют». Однако в кругу своих соратников Юрий Андреевич после посетовал: «Мало осталось марксистов в партийных комитетах. Принимая решения, — добавил он, — они подходят к рассматриваемым вопросам метафизически, а в управлении следует руководствоваться диалектическими методами. А именно: уметь оценить главные достижения и рассматривать все сопутствующее на их фоне». Буквально через два месяца университет за заслуги в научной работе и подготовке высококвалифицированных кадров был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Диалектика восторжествовала. Так что дисциплина, конечно, важна, спору нет, но в этой связи можно сослаться на высказывание человека, который был приверженцем железной дисциплины. Имеется в виду Троцкий, который в изгнании пришёл к заслуживающему внимания выводу.

«Дисциплина необходима, как соль для еды, — писал он, — но, согласитесь, нельзя же есть соль без еды». Действительно, нельзя укреплять дисциплину, выхолащивая содержание самого дела, заменяя его муляжами и показухой и перегружая всех тотальным контролем. Ныне неслыханно развилось отчётное бумаготворчество, подкреплённое возможностями интернета.

Во вверенном Жданову коллективе при всей тогдашней идеологической зашоренности была академическая свобода, которая воспринималась не как «что хочу, то и ворочу», а прежде всего как личная ответственность за дела коллектива и свои поступки. У человека, особенно творческого, считал он, должен быть внутренний стержень, имеющий силу морального закона, определяющий общий настрой, поступки и поведение, а не страх наказания за нарушение запретов. Это определяется в широком смысле уровнем культуры человека, которую ректор ставил во главу угла всех начинаний.

Ректор Жданов терпеть не мог пустопорожних разговоров с потугой на наукообразие. В таких случаях он цитировал известного сатирика: «Они хочут свою образовательность показать». Чтобы его заинтересовать, следовало говорить о деле, об интересных наблюдениях, делиться полезным опытом, предлагать новые решения, которые пойдут на пользу развития науки и образования. Жданова очень удручало, когда его подчинённые по причинам ущемлённого самолюбия, явных и больше надуманных обид начинали выяснять отношения между собой, вовлекая в конфликт коллег. Он решительно пресекал подобное в зародыше. «Не забывайте, наставлял он, — в каком окружении мы работаем. На нас смотрят пытливые, всё подмечающие глаза студентов. Публичное выяснение отношений преподавателей по поводу задетого самолюбия и непомерных амбиций — безнравственно. Оно оказывает худшее воспитательное воздействие на молодых, отравляет моральный климат в коллективе.

Помню, на юрфаке целый год тянулась, всё более разрастаясь, склока двух авторитетных учёных, профессоров, докторов наук. Как водилось в ту пору, финал разбирательства проходил на заседании парткома университета, которое затянулось надолго, а решение принять не могли. Наступил удел руководителя: быть арбитром в сложных ситуациях. Жданов мрачно слушал, как страсти накалялись. Наконец терпение его лопнуло, и он сделал движение, вроде собрался покинуть комнату. «Достаточно! — сердито прервал Юрий Андреевич очередного выступающего. — Мы не можем более тратить драгоценное время, чтобы утихомирить разыгравшееся профессорское честолюбие. До конца недели, — обратился он к зачинщикам конфликта, — закончить склоку, которая уже стала притчей во языцех. Кто-то из вас должен быть умнее и отступить. Если нет — уходите оба. В подобных конфликтах оба виновны!» На следующей неделе стало известно, что один из конфликтующих профессоров уволился. Обстановка разрядилась, а многие сделали для себя выводы.

Некоторые руководители спешат увидеть зримые плоды своей деятельности и увлекаются реорганизацией структуры организации. Они занимаются со страстью объединением, разделением, созданием новых подразделений, что увеличивает административно-управленческий персонал и расходы. При этом возникает иллюзия движения вперёд, порой при нулевом эффекте. Наш ректор совсем не злоупотреблял подобным подходом. Совершенствование оргструктуры университета должно подчиняться, считал он, главной цели — повышению качества научно-исследовательских работ и учебно-воспитательной деятельности. Можно создать подразделение под вывеской «инновационное», выделить под него помещение, штаты, финансирование и получить в результате пшик. Юрий Андреевич считал, что ядром, вокруг которого формируется новая кафедра, лаборатория, отдел, институт, является учёный, зарекомендовавший себя в науке, генерирующий прорывные идеи и умеющий организовать людей. Жданов искал таких руководителей внутри вуза и приглашал со стороны, создавал реальные научные школы, которые становились известными в стране. Он был убеждён и убеждал всех, что только мощные коллективы учёных разных специальностей вместе с производственниками способны решать крупные народнохозяйственные проблемы. Прорывные направления возникают на стыке наук, считал он. Но для этого не надо городить административно-бюрократические структуры. Объединение академической, вузовской и прикладной наук на производстве можно осуществить в рамках целевых программ. Тем самым уже в то время Жданов ратовал за внедрение в практику проектных методов управления. Созданный им СКНЦ ВШ (Северо-Кавказский научный центр Высшей школы) функционировал практически на общественных началах, но стал интегратором научных сил в регионе и сыграл свою созидательную роль во всех общественно-политических, образовательных и научных процессах, которые происходили на Северном Кавказе, в создании университетов в Краснодаре, Ставрополе, в Кабардино-Балкарии, Адыгее и Калмыкии. СКНЦ ВШ проложил дорогу для Южного научного центра РАН, который был создан в декабре 2002 года с головным офисом в Ростове-на-Дону. Вывод можно сделать один: продвигает прогресс не форма (оргструктура), а содержание. Как писал Козьма Прутков, «Вначале пишется картина, затем делается к ней рамка». Так что необходимо проявлять осторожность со структурно-организационными преобразованиями и думать прежде всего о совершенствовании содержания вузовской деятельности по всем направлениям.

Как-то в 1988 году Юрий Андреевич спросил меня, что я думаю о перестройке, которая набирает обороты в нашей стране и инициируется М. С. Горбачёвым. «Пробудила энергию людей, породила надежды, — ответил я, — но многое уходит в свисток, а продуманные изменения в экономике запаздывают. Это — тревожно». «Вот-вот, — кивнул Юрий Андреевич и вдруг заговорил на немецком языке и тут же, взглянув на меня, перешёл на русский. — Послушайте немецкую сказочку под названием “Ученик чародея”. Смысл её состоял в том, что у чародея была волшебная дудочка. Когда он в неё дудел, из-под земли пробивались роднички. Со словами “Я всё понял!” его ученик схватил дудочку и стал в неё дудеть, не обращая внимания на предостережения волшебника о том, что он не знает, как остановить процесс фонтанирования воды. Мальчик его не послушал, и чародей исчез. Вода все прибывала и прибывала. Ученик чародея не смог её остановить и в результате утонул. Вот так, — веско сказал Жданов. — Нет решений стопроцентно положительных. Каждое влечёт за собой как положительные, так и отрицательные последствия. Необходимо перед прыжком головой в реку просчитать все риски и последствия. — Юрий Андреевич задумался и, как бы ставя точку, сказал: — И продумать, где вовремя остановиться, а то и выйти с минимальными потерями из процесса. Хороший урок для всех, занимающихся управленческой деятельностью».

Юрий Андреевич Жданов хорошо усвоил философский посыл Иммануила Канта, в чем обязанность человека, а тем более руководителя: самому себя образовывать, самому себя совершенствовать и развивать в себе нравственные качества. Он постоянно следил за развитием науки и был в тренде основных направлений и достижений во многих областях знаний и культуры. Мог судить о них и популяризировать важные достижения. На его столе всегда лежали книги, журналы с научными публикациями, историческая и политическая литература, художественная литература. «Как вы все успеваете прочесть?» — удивлялся я. Жданов улыбался: «Я владею скорочтением. Очень удобный навык!» Он буквально проглатывал толстенную книгу, быстро перелистывал страницы и при этом выхватывал суть, на которую стоит обратить внимание. Свои убеждения Юрий Андреевич отстаивал твёрдо, но не навязывал их окружающим. Для убеждения собеседников он использовал научно обоснованные доводы и аргументы, но при этом подталкивал собеседника к самостоятельным размышлениям и верным выводам, исподволь вооружая его методикой познания и желанием не останавливаться на достигнутом, не почивать на лаврах, а постоянно самообразовываться и развиваться. Юрий Андреевич исходил из понимания культуры как способа деятельности, содержащей в себе целостность всех своих моментов, связанных с материальным производством, формами общения, способами соединения, кооперации, координации людей, производством также нравственных ценностей с нормами поведения людей, понятием о добре и зле, совести, чести, долге. «Культура не есть в отдельности сумма материальных производств, или наука, или искусство, — считал он. — Она представляет собой их синтез, способ соединения».

Деятельность руководителя Юрия Андреевича Жданова воплощала на практике именно подобное понимание культуры.

Банк «Центр-Инвест» — партнёр рубрики «Авторская колонка»

Поделиться