Ростовская ОНК отказалась посещать в СИЗО отца директора Фонда борьбы с коррупцией

Оказалось, что Юрий Жданов «не звезда», чтобы проверять условия его содержания

Юрий Жданов. Фото Ивана Жданова
Юрий Жданов. Фото Ивана Жданова

Общественная наблюдательная комиссия (ОНК) Ростова не стала выезжать в городской СИЗО № 5, где сейчас находится Юрий Жданов — это отец директора Фонда борьбы с коррупцией (ФБК признан Минюстом РФ иностранным агентом) Ивана Жданова. Такое решение председатель комиссии Игорь Омельченко объяснил тем, что не считает арестованного «звездой».

Напомним, что 26 марта в доме Юрия Жданова в Ростове, куда он переехал после выхода на пенсию, прошёл обыск, после которого мужчину увезли на допрос. Через три дня его арестовали по делу о превышении полномочий, относящемуся к периоду, когда он занимал пост заместителя главы поселка Искателей в Ненецком автономном округе. Ростовский суд отправил 66-летнего мужчину в следственный изолятор.

Как сообщил Иван Жданов, его отец стал жаловаться на плохие условия содержания в СИЗО. По словам директора ФБК, Жданову-старшему не передали базовые вещи, кроме того, в камере, где он находится, разместили больше людей, чем положено.

Однако председатель ОНК Игорь Омельченко заявил, что члены комиссии не стали уделять время на посещение Юрия Жданова, поскольку сообщённая им информация не соответствует действительности — по его словам, в региональном ГУ ФСИН проверили, что Жданов сидит в четырёхместной камере, где вместе с ним ещё трое.

«Он же не звезда какая-то, чтобы к нему отдельно людей посылать. У него нет никаких проблем, всё хорошо. То, что дают адвокаты информацию, — ну это ложная информация адвоката», — рассказал председатель ростовской ОНК «МБХ медиа».

Иван Жданов, находящийся сейчас в Германии, резко отреагировал на слова Омельченко, назвав того в своём профиле в Twitter «пособником пытальщиков». Он также уточнил, что защита считает, что в отношении его отца была избрана слишком строгая мера пресечения, поскольку тот даёт показания, всё практически расследовано и нет состава преступления. Директор ФБК добавил, что год назад по этому делу уже проводили проверку, но «ничего криминального не находили».