Яндекс.Метрика

В Ростове архитектурными доминантами становятся самые спорные здания

Речной фасад города не должен обрываться на Богатяновском спуске

1518

Вид на Ростов с левого берега Дона. Фото Дениса Демкова
Вид на Ростов с левого берега Дона. Фото Дениса Демкова

Спустя полгода после назначения на должность новый главный архитектор Ростовской области Игорь Далаксакуашвили в одном из интервью заявил, что речной фасад Ростова — это самое главное, что нужно сохранить в городе с точки зрения архитектуры. По мнению чиновника, речной фасад — это визитная карточка, то, что «создавалось поколениями архитекторов и строителей с целью повернуть город лицом к Дону».

Спустя ещё полгода речной фасад Ростова вновь стал широко обсуждаемой темой из-за изменений в городских Правилах землепользования и застройки. Отныне в Ростове появилась новая территориальная зона речного фасада — вдоль улицы Береговой от Сиверса до Кизитериновской балки. В её границах запретили строить многоэтажные жилые дома. Нашлось много как противников, так и сторонников такого решения.

Donnews.ru попытался понять: что такое речной фасад Ростова? Для чего он городу? С этими вопросами помогли разобраться два молодых ростовских архитектора, члены Союза архитекторов России Александра Кучеренко и Александра Вассерман.

 

Александра Кучеренко: — В Ростове ситуация с единой архитектурной концепцией весьма печальная. И это касается не только речного фасада, но и застройки города в принципе. Ростов как был купеческим, так и остался. Особняки, которые сейчас называют историческими памятниками и стараются сберечь, строились по принципу «дорого-богато» и лучше чем у соседа: «А вот тут, архитектор, ты ещё колонны мне нарисуй, пяток, и башенку».

 

Александра Вассерман: — Необходимо сформировать и донести до архитектурного сообщества, застройщиков, инвесторов и строителей понятные правила игры: общую концепцию, единый стиль, требования, рекомендации. Сегодня в Ростове такого нет. Есть требования к высоте и этажности зданий, к плотности застройки. Для зданий в историческом центре существует перечень рекомендованных цветов фасадов. Перечислен разрешённый вид использования для земельного участка. А дальше... всё зависит от того, как захочет самовыразиться архитектор с учётом запросов заказчика. У инвесторов запрос всегда один — как можно больше полезной площади, чтобы деньги не потерять, а заработать. Ну и до сих пор случаются прецеденты с колоннами: «Добавь!»

— Откуда начинается и где заканчивается речной фасад Ростова?

Александра Кучеренко: — В документах зона речного фасада закреплена вдоль Береговой от Сиверса до Кизитериновской балки. Но город — не плоское изображение на бумаге, и на самом деле у Ростова не один речной фасад. Всё зависит от того, где находится зритель.

Если мы приближаемся к городу через Ворошиловский мост — у нас один фасад. Это «верхняя часть»: начиная с Сиверса там структурным элементом является «Белый ангел», как раз за счёт своей массивности, потом поблёскивают золотом купола собора и колокольни, дальше торчат две башни бизнес-центра «Купеческий двор».

Когда-то центральной фигурой в створе Ворошиловского проспекта были так называемые «Ворота Ростова» — два дома с часами справа и слева. Они были стилизованы между собой и вписывались в эклектику города, напоминая сторожевые башни крепости, или барбакан. Эти здания были доминантами, всё, что их окружало, было существенно ниже. Потом справа появился бизнес-центр «Пять морей». Прекрасное здание само по себе, но почему его расположили именно в этом месте, непонятно. Насколько я слышала, была задумка построить напротив пятиэтажку, стилизованную в той же морской тематике, закончив ансамбль. Не случилось.

Ворошиловский мост и «Ворота Ростова». Фото Дениса Демкова.

Если находимся в Левобережном парке, взгляд смещается правее и ниже, цепляется за совершенно другие объекты. Силуэт меняется. Здесь для зрителя важнее то, что расположено правее Ворошиловского моста, вплоть до Театральной площади, причём преимущественно в средней части. А там у нас маленькие домики. Одни их называют «старым Ростовом» и предлагают сохранять. Другие говорят, что это трущобы, которые нужно расселять и грамотно застраивать, что сложно и дорого. Там проблемные грунты, подземные воды, отсутствуют коммуникации, либо они в таком состоянии, что их нужно полностью менять. Это огромные затраты для инвестора, которые в условиях ограничения высотности зданий не окупятся. Значит, никто на эти участки не зайдёт.

Александра Вассерман: — А если мы находимся на уровне воды, скажем, проплываем мимо, то доминантами речного фасада для нас становится как раз то, что расположено непосредственно на Береговой. Это и речной вокзал — чистый конструктивизм, который в своё время не ругал только ленивый. Здание для своего времени было очень новаторским, но не вписывалось ни во что. А сегодня это вместе со стелой и собором один из самых узнаваемых абрисов Ростова. Концепцию корабля с парусами попытались поддержать в формах торговой галереи, которую сделали на набережной несколько лет назад. Но это не вполне удалось, не дожали. Речной вокзал — одна из архитектурных доминант набережной, точка в створе Будённовского проспекта, от которой город уходит вверх. Эту идею дополнил и ЖК «Адмирал», сделав точку более массивной, уравновешивая «Белого ангела». По «Адмиралу» в своё время тоже было немало споров. Проект не раз обсуждали — да так, что стены дрожали, на градсовете Ростова, я там присутствовала.

Александра Кучеренко: — А сегодня это самый популярный вид на открытках из Ростова: пришвартованный круизный корабль на фоне речного вокзала, а дальше встаёт «Адмирал». Кстати, в Ростове так получается, что архитектурными доминантами, главными образующими элементами и даже символами города становятся самые спорные объекты: речной вокзал, «Белый ангел», «Адмирал», «Купеческий двор», те же «Пять морей», «рояль» Музыкального театра и, конечно же, памятник позднего конструктивизма — театр им. М. Горького. Кто-то до сих пор его не воспринимает, другие предлагают включить в Фонд всемирного наследия ЮНЕСКО.

Створ Будённовского проспекта, Речной вокзал, ЖК «Адмирал». Фото Дениса Демкова.

— То есть сейчас ярко выраженного речного фасада у Ростова нет?

Александра Кучеренко: — Скажем так, есть его набросок, который нужно дорабатывать. Например, обозначать новую горизонталь в срединной части: в районе Тургеневской, а после Ворошиловского — Красных Зорь. Заменить как раз те самые трущобы.

Кроме того, нужно продолжить линию фасада за Богатяновским спуском. Сейчас он там просто обрывается. И речь не о продолжении самой набережной до 13-й линии, это собираются делать с 1974 года, а о том, что после Богатяновского спуска нет как таковых структурных элементов в нижней и срединной части. Последняя архитектурная доминанта — ЖК «Аквамарин», а дальше кроме лукойловской ТЭЦ взгляду просто не за что зацепиться. В этом смысле отлично может сыграть ЖК «Державинский». За счёт своей масштабности он может стать именно тем столпом, который продолжит и поддержит речной фасад вплоть до Театрального спуска, который нам обещают и благоустроить, и развить, и даже закольцевать с левым берегом Дона при помощи станции канатной дороги. В то же время «Державинский» расположен на некотором удалении от самой береговой линии, он не нависает.

В ближайшее время набросок речного фасада приобретёт новые яркие элементы: дом Перельмана на Береговой, 33, клубный дом «Гранд-Панорама», ЖК «Державинский». Это большие, современные объекты. Все они станут важными структурными элементами, доминантами, которые можно и нужно будет поддержать в поздней застройке. Кстати, если вы заметили, несмотря на то что все эти дома — очень яркие и самобытные объекты, в них прослеживаются общие стилистические элементы: обилие стекла, окон, использование керамогранита в облицовке фасадов, серо-бело-голубая цветовая гамма. Причём все эти моменты прослеживаются на протяжении всей набережной, начиная с «Белого ангела».

По словам архитектора Александры Кучеренко, на набережной Ростова прослеживаются общие стилистические элементы: обилие стекла, окон, использование керамогранита в облицовке фасадов, серо-бело-голубая цветовая гамма. Фото Дениса Демкова. 

— А что вы думаете по поводу идеи освоения Театрального спуска и предложения «закольцевать» его с левым берегом?

Александра Вассерман: — Это здорово, когда есть театр, парк Революции, стела — визитная карта нашего города, и вот этот спуск, если его всё же сделают. Ты спускаешься и попадаешь в Левобережный парк — идея просто отличная. Такой маршрут — по Большой Садовой через Театральную площадь в Левобережный парк — действительно можно сделать изюминкой нашего города. И в том числе ради этого сюда поедет турист. Пока же Ростов в туристическом плане, откровенно говоря, малопривлекателен.

— Что нужно сделать, чтобы в Ростове больше не появлялось спорных, как вы их вежливо назвали, зданий?

Александра Вассерман: — Проблема в том, что каждый строит на свой субъективный вкус, потому что нет единой концепции застройки города. Нет требований к внешнему виду зданий. Предложить единую концепцию может либо само архитектурное сообщество, либо администрация Ростова. Раньше существовал градсовет, на котором собирались не только горожане, общественность, но и именитые наши архитекторы, высказывали друг другу как профессионалы всё, что они думают. Проекты будущих зданий представлялись на рассмотрение. В таких дискуссиях рождались истина и решение, скажем так. Но тогда слово архитектора было более весомо, чем слово заказчика, а мэрия не принимала в этом большого участия. Сейчас всё поменялось, появились Правила землепользования и застройки, которые накладывают технические ограничения, а совет ушёл как ненужный орган.

— Творческие личности могут спорить до бесконечности и так и не прийти к общему мнению...

Александра Кучеренко: — Понятные единые правила игры существуют повсеместно. В одном из городов Германии существует макет города в масштабе, похожий на конструктор. Там обозначены свободные участки под застройку и есть модели зданий, которые могут быть построены на этом месте. Инвестор, когда задумывает какое-то строительство, идёт в ратушу и, прежде чем покупать участок, смотрит, что он может там построить, выбирает из нескольких конфигураций.

В Питере пошли по другому сценарию. Там создают компьютерный BIM-макет города с полной визуализацией всех улиц и зданий на них. Привлекли к этому делу студентов. Через несколько лет они закончат, и можно будет проект любого здания интегрировать в этот макет и посмотреть, как оно будет выглядеть на месте, в окружении, а не оторванным от действительности в голове архитектора. Ростову такое тоже необходимо.

Вера Иванова