12,57₽
97,75₽
88,86₽

В Ростовской области ВИЧ-инфекция перебралась в ряды рабочих

По всей стране идёт феминизация эпидемии

Первые массовые заражения ВИЧ-инфекцией произошли в России 25 лет назад — в 1989 году. За эти годы интерес к болезни постепенно угас, но эпидемия приобрела совершенно новые формы, а у многих людей до сих пор сохранилось предвзятое отношение к инфицированным.

Что именно изменилось в Ростовской области за четверть века и каковы прогнозы на будущее, donnews.ru узнал у главного врача Центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями в Ростовской области Елены Бекетовой.

— Елена Владимировна, темпы прироста числа ВИЧ-инфицированных в Ростовской области выше, чем в среднем по России?

— Ситуацию в Ростовской области трудно сравнивать с ситуацией в городах, где распространяется наркоэпидемия. Например, в прошлом году в Самаре выявили 4,5 тысячи ВИЧ-инфицированных! В Томске вообще катастрофическая ситуация: там распространены новые наркотики — «соли». И за счёт них заболеваемость ВИЧ в Томске выросла в 7 раз.

В Ростовской области в последние годы тоже идёт рост заболеваемости. По итогам прошлого года он составил примерно 8%, а в целом по стране — 10-12%, то есть ежегодно заболевает около 70 тысяч человек. Это население целого города!

— Сколько ВИЧ-инфицированных человек зарегистрировано в Ростовской области?

— На 1 января 2014 года в области с начала эпидемии зарегистрировано 7533 случаев. Из них в 2013 году - более 700 новых случаев. В начале 1990-х ВИЧ-инфицированными становились, как правило, наркоманы, гомосексуалисты и женщины лёгкого поведения. А поскольку инъекционное употребление наркотиков практиковали больше мужчины, то примерно 80% инфицированных тогда были мужчинами.

Но у наркоманов тоже есть сексуальная жизнь, и в интимные отношения они вступают не только в своей среде. Поэтому постепенно эпидемия выходила из одного контингента и становилась более массовой.

Сегодня ни социальный статус, ни профессия, ни образование не даёт гарантии от инфицирования. Болеют все: врачи, учителя, представители силовых структур. Но чаще всего заболевание поражает трудоспособное население в возрасте от 25 до 40 лет. Причём больше всего ВИЧ-инфицированных среди рабочих (около 60%).

— Какой самый распространённый путь заражения?

— Существует три пути заражения — инъекционный, половой и вертикальный, то есть от матери к ребёнку. Начиная с 2005 года стал преобладать половой путь передачи, и сейчас он составляет от 72% до 75%. Интимные связи есть в жизни почти каждого человека...

Кроме того, в Ростовской области число случаев заражения инъекционным путём было изначально меньше, чем в территориях наркотрафика — в Самаре, Иркутске, Санкт-Петербурге. В Ростовской области инъекционный путь передачи составляет 20%-22% от всех случаев заражения.

— Каково соотношение мужчин и женщин среди ВИЧ-инфицированных?

— По всей России, в том числе и в нашей области, растет число ВИЧ-инфицированных женщин, идёт так называемая феминизация эпидемии: сегодня соотношение заболевших мужчин и женщин уже один к одному. И это связано, прежде всего, с половым путём заражения. У женщины более высокий риск инфицирования ввиду физиологических особенностей женского организма.

— А как вы помогаете беременным ВИЧ-инфицированным женщинам? Сколько больных детей у них рождается?

— Ещё 10 лет назад доля детей, заразившихся от ВИЧ-инфицированных матерей в период беременности, родов и кормления грудью, составляла 20-24% от общего числа случаев. Сегодня это буквально единицы — 3-4%. И нужно отметить, что в сфере ограничения вертикальной передачи медицина достигла наибольшего успеха. Беременной назначают специальный курс профилактического лечения. Она бесплатно получает ряд лекарственных препаратов. Более того, если у женщины нет противопоказаний, то ей делают кесарево сечение. Это одна из мер профилактики ВИЧ-инфекции.

Как только рождается младенец, он также сразу получает лекарства и потом регулярно наблюдается до 1,5 лет. В эти 3-4% попадают те женщины, которые либо вообще не думают оставлять ребёнка, либо те, кто не хочет лечиться. Поэтому каждый год в Ростовской области регистрируется 8-10 детишек, инфицированных ВИЧ.

— А с чем в целом связан рост числа ВИЧ-инфицированных в Ростовской области?

— Во-первых, к большому сожалению, здоровье у нас пока не стало приоритетом, как во всем мире. Поэтому мы больше болеем сердечно-сосудистыми заболеваниями и раком.

Во-вторых, большее значение играет роль дискриминации в отношении ВИЧ-инфицированных людей. Она не изжита, она выражена даже в медицинских кругах. Очень сложно доказать, что ВИЧ-инфицированные не какие-то там плохие или особенные, а такие же обыкновенные люди и что в быту эта инфекция не передаётся. Это мы знаем на примере тех, кто болеет с 1989 года. Они всё время живут в семьях, общаются и даже целуются и обнимаются.

— Многие из ваших пациентов скрывают, что они инфицированы?

— Да, скрывают диагноз все. Никто не говорит: «Представляешь, я сходил в больницу, у меня ВИЧ-инфекция». Инфицированные боятся, что они потеряют работу, что узнают соседи, коллеги. Даже порой родным не говорят.

Многие люди из-за невежества и незнания считают, что если ВИЧ-инфицированный работает в коллективе, то от него надо избавиться. Бывают случаи, когда в семье два ребёнка, один инфицирован, другой нет, и когда здоровый идёт в детский сад, его там начинают преследовать. Представители старшего поколения и подавно сразу кричат: изолировать, изгнать. Но молодые более терпимы, особенно образованная молодёжь.

— В чём заключается лечение ВИЧ-инфицированных больных?

— Все наши пациенты с момента выявления у них ВИЧ-инфекции находятся на диспансерном наблюдении, в ходе которого проводятся специальные лабораторные исследования, позволяющие следить за состоянием иммунной системы. Если эти исследования показывают, что защитная система организма (иммунитет) не в состоянии бороться с заболеванием, назначают медикаментозное лечение — антиретровирусную терапию. В Ростовской области на таком лечении находятся примерно 1,5 тысячи человек.

Благодаря этой терапии люди возвращаются к нормальной трудовой жизни, работают, создают семью. У нас лечатся люди, которые на терапии находятся с 1989-го года. И они живы, потому что не поставили точку на своей жизни.

— Сколько средств выделяется на лекарства?

— В конце декабря Дмитрий Медведев подписал постановление, согласно которому на антиретровирусные препараты для каждого региона выделят определённое количество средств. В этом году на Ростовскую область будет выделено 125 млн рублей. А, например, на Краснодарский край — 150 млн, потому что у них больше больных. На Екатеринбург, где очень высокая заболеваемость, выделяют 1 млрд рублей.

— Насильно приходится кого-нибудь лечить?

— Недавно был вопиющий случай. Ребёнок родился ВИЧ-инфицированным, а родители наотрез отказываются у нас лечиться. Они подали в суд, заявив, что мы без оснований беспокоим малыша. Мы тогда стали сотрудничать с комитетом по правам ребёнка. Там нас поддержали: после рождения право ребёнка на медицинскую помощь, а значит, на дальнейшую полноценную жизнь, защищает закон, а не мама.

— А многие ли взрослые знают, что у них ВИЧ, но сознательно отказываются лечиться?

— У нас на учёте много дискордантных пар, то есть пар, в которой один человек инфицирован, а второй нет. И они говорят: «Мы любим друг друга, мы не хотим расставаться и хотим иметь детей».

А есть пары, где кто-то пишет расписку о том, что в случае инфицирования винить медиков не будет. Например, есть пара, где женщина здорова, а мужчина инфицирован. Но, согласно религиозным особенностям, презервативами они не пользуются. Женщина периодически обследовалась, родила двух здоровых детей. Шесть лет всё было хорошо, а на седьмой год она заразилась.

— Какова смертность среди ВИЧ-инфицированных?

— До 2006 года очень мало людей лечились: препараты были недоступные и дорогие. После того, как в России появился национальный проект, смертность ежегодно снижается на 15%.

— Как часто люди добровольно проходят обследование на наличие ВИЧ-инфекции?

— Добровольно очень редко, только когда надо лечь в больницу и сдать для этого анализы. Или, например, если лечащий врач посоветовал. Ежегодно в Ростовской области обследуются около 500 тысяч человек. Но кто-то из них по 2-3 раза, например, беременные женщины, доноры, медицинские работники, военнослужащие, призывники, представители силовых структур....

— А рабочие?

— Рабочие промышленных предприятий редко приходят. Мы обращаемся к руководителям предприятий с просьбой выделить деньги на их обследование, бюджетных средств на это всегда не хватает.

Мы уже собирали руководителей некоторых крупных предприятий в области, проводили тренинги с менеджерами по персоналу, с работниками по охране труда, собирали сотрудников, показывали им фильмы, раздавали печатную продукцию и т.д. Все эти люди уходили под впечатлением от услышанного и потом приходили к нам в центр на обследование. Не могу сказать, что целой толпой, но всё же приходили.

— Какие прогнозы на уже наступивший 2014 год?

— Коренных изменений по снижению роста заболеваемости ВИЧ-инфекцией мы не ждём. Думаем, что ситуация будет развиваться так же. Во-первых, поскольку преобладает половой путь передачи, во-вторых, потому что отношение к своему здоровью у населения меняется очень медленно.

#