12,58₽
99,02₽
90,89₽

Анна Ставицкая о «деле Зиринова»: в России не отменяли презумпцию невиновности!

Адвокат депутата напомнила генерал-майору о соблюдении закона

Анна Ставицкая
Анна Ставицкая

В Ростове в Северо-Кавказском окружном военном суде прошло предварительное слушание по уголовному делу в отношении бывшего депутата Законодательного собрания Краснодарского края Сергея Зиринова, жителя Ставрополя Евгения Александровича и четырёх анапских предпринимателей — Карника Асланяна, Эдуарда Паладьяна, Амара Сулоева, Анастаса Тильгерова. Все они, по версии следствия, причастны к трём преступлениям.

В день заседания произошло два примечательных события. Первое в Ростове — было удовлетворено ходатайство Зиринова о том, чтобы дело рассматривалось с участием присяжных заседателей. Второе в Москве — руководитель управления по взаимодействию со СМИ Следственного комитета РФ генерал-майор Владимир Маркин недвусмысленно высказался по поводу дела кубанского депутата. И в данном случае важен не сам факт выступления, а его суть и тональность.

Сначала Владимир Маркин действительно излагал версию следствия, но потом пошли, что называется, рассуждения на свободную тему, которые звучали как уже доказанные в суде факты.

Оцените: «Преступная группа, которую возглавляли Зиринов и Эйриян, была типичной бандой со своим планированием и распределением ролей между участниками. В преступной деятельности они, естественно, использовали огнестрельное оружие, средства маскировки и конспирации. Сама банда контролировала значительную часть бизнеса в Анапе, и мало кому приходило в голову противостоять её участникам. А тех, кто пытался возразить, ждала печальная участь. Тот же директор санатория «Малая бухта» Виталий Садовничий был убит только за то, что перестал выполнять указания Зиринова. После его смерти акции санатория были быстро скуплены, переданы подконтрольному Зиринову лицу, а затем и перепроданы».

Выступление Маркина не могло пройти мимо защиты Зиринова, тем более что реагировать действительно было на что. Адвокат кубанского депутата Анна Ставицкая напомнила генерал-майору юстиции, что презумпцию невиновности пока ещё никто не отменял.

— До приговора суда никто не может говорить о виновности обвиняемого в утвердительной форме. Об этом говорит и статья 6 Европейской конвенции, которая признает право любого человека на презумпцию невиновности и указывает на недопустимость резюмирования виновности человека до приговора суда публичными деятелями. Генерал-майор юстиции не может об этом не знать, но тем не менее допускает подобные высказывания, — отметила адвокат.

Анна Ставицкая оценила выступление Маркина как давление на суд присяжных заседателей.

— Господин Маркин констатирует, что была банда. Не группа людей обвиняется в определённом преступлении, а утверждается, что они были «типичной бандой со своим планированием и распределением ролей между участниками». Однако, повторюсь, делать однозначные определения можно будет только после вступления приговора суда в законную силу. Я также прошу уважаемого Владимира Ивановича не делать подобных заявлений до конца судебного разбирательства, так как очевидно, что это будет влиять на присяжных и может лишить подзащитных надежды на справедливый суд, — пояснила Ставицкая.

Комментируя эпизод с убийством Садовничего и перепродажей скупленных акций, о котором говорил Маркин, Ставицкая для полноты картины раскрыла подробности той финансовой сделки.

— По версии следствия (это значится в материалах дела), ещё задолго до смерти Садовничего самым большим пакетом акций санатория «Малая бухта» — 30% — владел Павел Юрин. Другие пакеты акций в меньших, чем у Юрина, долях принадлежали профсоюзу и нескольким физическим лицам этого предприятия. Именно Юрина следствие посчитало «подконтрольным лицом» Зиринова. Но владелец контрольного пакета акций дал показания, что он никакого отношения к Зиринову не имел, а 30% акций были его личной собственностью, полученной в результате законного приобретения у другого акционера санатория.

Анна Ставицкая обратила внимание, что именно при этом акционере Садовничий стал генеральным директором «Малой бухты», поэтому скупать что-либо якобы подконтрольное, как считали следователи, лицо Зиринова после смерти Садовничего не могло, потому что Юрин стал главным акционером санатория задолго до смерти гендиректора.

— Следствие в итоге так и не смогло доказать «подконтрольность» Юрина Зиринову. По версии следствия, получается, что Садовничего убили ровно для того, чтобы завладеть контрольным пакетом акций санатория и который затем был срочно перепродан. Но это совершенно не так и противоречит материалам расследования в данном эпизоде дела, — обратила внимание Анна Ставицкая.

И наконец, адвокат прокомментировала заявление Маркина о том, что «следствием проверяется информация о причастности участников банды к совершению иных преступлений».

— Данную формулировку сотрудники СКР использовали ещё на этапе предварительного следствия, повторяли её и в последующие годы расследования «дела Зиринова». Однако, насколько мне известно, в отношении всех подсудимых следственные действия давно закончены, дело по трём эпизодам передано в суд, и о каких-либо новых результатах проверок причастности данных людей к «иным преступлениям» мне лично ничего неизвестно.

Судебное заседание по «делу Зиринова» назначено на 11 августа.

#