8,44₽
63,11₽
60,81₽

Делу о гибели студента Слепакова исполнился год, а ясности в нём не прибавилось

Судя по всему, оно не закончится и к следующей годовщине

Прошёл год с момента трагического происшествия на ростовской набережной, впоследствии запутанного в ходе судебных разбирательств. Напомним, 2 декабря 2011 года на набережной возле Ворошиловского моста было найдено тело 18-летнего Александра Слепакова, студента филологического факультета ЮФУ. У следствия возникли две версии его гибели: либо юноша был сбит автомобилем «ВАЗ-2106», либо он совершил самоубийство, прыгнув с моста, а уже потом попал под колеса «шестёрки».

В феврале 2012-го началось уголовное разбирательство. К февралю 2013-го дело стало ещё более запутанным, чем на начальном этапе. Примечательно, что ко 2 декабря — к годовщине случившегося — должны были быть готовы результаты третьей по счёту экспертизы, выводы которой могли бы поставить точку в деле. Её поручили провести Краснодарскому краевому бюро судебно-медицинской экспертизы. Однако ни в декабре, ни в январе заключения экспертов никто не увидел.

Между тем это исследование должно было подтвердить одну из двух версий следствия и повлиять на судьбу водителя «ВАЗ-2106» Владимира Шандыбы, который, по мнению отца погибшего, и вносит путаницу, чтобы избежать наказания.

— С самого начала областным бюро судебно-медицинской экспертизы была проведена сугубо медицинская экспертиза. Она показала, что падение с высоты категорически исключено, — рассказал отец Александра Владимир Слепаков. — Повторную экспертизу затеяли по инициативе адвоката защиты, который оспорил предыдущую экспертизу.

Судом было решено провести комплексную экспертизу — и медицинскую, и автотехническую, и трассологическую. Медицинскую часть выполнил Владимир Щербаков (ООО «124-я лаборатория»), её выводы подтвердили версию падения с моста.

— Мы с адвокатом обращались к некоторым экспертам в Москве и получили ряд заключений, что первая экспертиза содержит достаточно информации и её выводы совершенно обоснованы, — рассказал Слепаков-старший. — А выводы 124-й лаборатории смахивают на заведомую фальсификацию. Я намерен доказать, что мой сын не прыгал с моста — добиться элементарной правды о том, что произошло.

Отец погибшего студента твёрд в своём стремлении дойти до конца, на какой бы срок ни затянулся процесс.

#