12,23₽
95,25₽
88,75₽

Дикарка и Махаз разошлись на сцене...

Спектакль абхазского театра оказался выше всех похвал

Сначала о постановке Валерия Кове рассказа Фазиля Искандера «Махаз» Абхазского национального театра. Спектакль шел, естественно, на абхазском языке. Потому сначала почти не воспринимался: ведь Искандер – это, прежде всего, замечательный текст, а перевод звучал так тихо, что приходилось напрягать слух, а потому отвлекаться от происходящего на сцене.

А там жили настоящей жизнью жители Чегема, местечка в Абхазии, где происходит действие многих произведений Искандера. Жили искренне, со свойственной южным народоам эмоциональностью переживая все происходящее вокруг. Одна интерпретация завещания Ленина, столь любившего, по мнению рассказчика, абхазцев, чего стоит!

История Махаза, пастуха, страстно желающего иметь сына, полна драматизма. Шутка ли: рождаются все время дочки. Вот они на сцене - гомонят. Особенно хороша жена Махаза (увы, программок не было, чтобы назвать имя этой достойной актрисы), желающая дать детям образование, но все время вынужденная искать мужей потерявшим невинность в городе своим дочерям.

Эти события переживаются всеми жителями села - своеобразный хор, из которого выходят и возвращаются туда же герои. Выделяется женщина в белом, воспоминание Махаза, который преодолел в молодости искушение, и сегодня никак не может понять, почему так не могут поступать другие. Большой человек (и большой актер, имя которого так и осталось неизвестным!), у которого решения не расходятся с поступками, выигрышно смотрится на фоне мельтешащего родственника (еще один хороший безымянный актер).

Скупа, но чрезвычайно выразительна сценография спектакля: по сцене протянуты веревки, по которым то сходятся, то расходятся белые полотна – они же простыни, они же дымка воспоминаний, они же отмечают события, через которых проходит жизнь Чегема. Сцена областной филармонии не самая идеальная площадка для любого представления, но, по словам Валерия Кове, препятствия только раззадорили сделать свое дело лучше. А делает ее театр настолько хорошо, что является обладателями Гран-при на многих театральных фестивалях. Вот и из Ростова театр на своем автобусе отправляется в Москву на фестиваль имени Станиславского.

А «Дикарка» Островского и Соловьева (кстати, явный мелодраматизм действия выдает двойное авторство) в постановке Рязанского областного театра драмы является хоть каким-то отступлением от привычной бытовой трактовки произведений этого драматурга. На сцене все преувеличено: если уж деревня, где расположено имение Ашметьевых – так огромные груши и яблоки и даже арбузы на огромных деревьях. И Люди такие же – более чем странные, даже немного сумасшедшие. И речь идет не только о Варе, той самой «дикарке». Выбор режиссером Жанной Виноградовой пожилых актеров на роли мужа и жены, по пьесе они явно моложе, указывает на явную неадекватность поведения персонажей. Такая же с сумасшедшинкой и мамочка Анна Степановна. Про несостоявшегося жениха Вари Вершинского и говорить нечего: какой-то ходячий «мозговой трест». Словом, никто из героев не вызывает симпатии, даже непосредственная героиня, одетая в зеленую юбку с малиновыми оборками. Так про что же этот спектакль? Вероятно, как у Пушкина, «блажен, кто с молоду был молод», а также, как у самого Островского, «не в свои сани не садись». И смеешься тут из-за явного несоответствия желаний героев их реальному положению. В «Махазе» же – наоборот: именно реальные жизненные ситуации, в которые попадают из-за своих устремлений герои, естественны. Талант же автора видит в них и драму, и комедию одновременно.

#