12,58₽
99,02₽
90,89₽

Директор центра «Святобор» ответила на обвинения в убийстве собак

Животных пришлось усыпить, когда они бились в агонии

Фото авторов петиции
Фото авторов петиции

Директор центра помощи бездомным животным «Святобор» из Шахт Ольга Мосиюк рассказала журналисту donnews.ru об обстоятельствах гибели 13 собак.

Напомним, сотрудников центра обвинили в том, что собакам просто-напросто свернули шеи. Также на сайте change.org была опубликована петиция, призывающая прокурора Ростовской области Юрия Баранова провести проверку по данному факту.

По словам Ольги, животные, о которых шла речь, были привезены из приюта в Персиановке.

— Меня попросила принять этих собак их куратор Людмила. Речь шла о 30 собаках, но по факту к нам привезли около 50 собак. Большую часть из них мы сумели пристроить. Но были и несколько собак, больных саркоптозом и демодекозом. Мы с Людмилой договорились, что их лечение будет курировать она. Она сообщила, что у неё есть знакомый ветеринар, который закажет для собак лекарство и назначит дозировку. Врач отдал ей лекарство, но нам она передала препарат почти спустя месяц. Причём, как выяснилось позже, препарат она хранила у себя в гараже, где, естественно, превышена допустимая температура.

По словам Ольги Мосиюк,  с помощью волонтёров началась вакцинация собак. Делать это было непросто, так как привезённые из Персиановки собаки были несоциализированы и в руки не давались.

— Сразу после того, как мы вкололи собакам препарат, они почувствовали себя плохо: у них нарушилась координация движений, они стали задыхаться, а языки приобрели багрово-коричневый оттенок. Мы кинулись звонить знакомым ветеринарам, но, как назло, никто не брал трубку.

Наконец на звонок ответил один частный ветеринар. Выслушав Ольгу, он сел на такси и приехал в приют.

— Четырёх собак нам удалось спасти. Им поставили капельницы, была проведена детоксикация. Но 13 собак на тот момент уже бились в агонии. Ветеринар сказал мне, что никаких шансов спасти их нет, и чтобы они не мучились, было решено их усыпить. Поверьте, в этот момент собирать консилиум для принятия решения не было возможности, но я на все сто доверяю решению этого врача.

Собак усыпили. После этого встал вопрос о захоронении, так как другого способа утилизации в приюте нет из-за отсутствия крематория. Ольга и волонтёры прочитали в интернете о том, как нужно проводить захоронение. В вырытую яму глубиной 1,5 метра была засыпана хлорная известь, затем аккуратно, за связанные лапы, на верёвке были опущены собаки (чтобы не вдыхать пары извести), затем насыпали тонкий слой земли, ещё один слой извести, а сверху яму засыпали землёй.

— Диагнозы всех погибших собак подтверждены заключением ветеринара и лабораторными соскобами. Я нарыдалась в тот день. Я очень люблю собак, и для меня это решение было очень сложным. Кроме того, я до сих пор не могу разобраться, что могло произойти. Я разговаривала с ветеринарами со всей области, с кинологами. Версий несколько... Возможно, животные были сильно поражены паразитами, и применение препарата вызвало тромбоз. Возможно, причиной стала неправильная дозировка, которую назначил нам тот ветеринар. Он сказал примерные дозы, а как потом выяснилось, дозу нужно было взвешивать на электронных весах индивидуально для каждой собаки...

О том, как эта история была обращена против неё, Ольга говорит неохотно.

— У меня работала волонтёром одна немолодая женщина. У нас с ней были несколько разные взгляды, она выступала против всякого вмешательства в жизнь собак. Даже когда заходила речь о необходимости стерилизации животных, она устраивала настоящие истерики, плакала, умоляла... В день, когда собаки умерли, её не было. И мы, предвидя её реакцию, решили сказать ей, что собак увезли на лечение. Сказать о том, что их пришлось усыпить, мы планировали уже потом. Но эта женщина ночью взяла лопату, фонарик и вместе с подругой пошла искать место захоронения. Всё это она сняла на телефон — и вот уже я живодёр... Теперь из меня делают монстра, утверждая даже, что демодекоз не заразен. Так вот, на прошлой неделе выяснилось, что ещё 4 наших собаки заразились демодекозом. Теперь мы планируем партиями всех наших животных свозить к ветеринару и взять соскобы для лабораторного исследования.

По словам Ольги, нападки на неё и приют «Святобор» со стороны других зоозащитников начались сразу после того, как стало известно, что у центра появился спонсор, который помогает со строительством вольеров для собак и скважины для снабжения приюта водой.

— У меня вопрос: почему сейчас? Почему раньше, когда эти собаки жили в Персиановке, никого не интересовала их судьба? Почему никто не переживал, что их там недокармливают, не лечат? Я лично оказывала им помощь, привозила лекарства и продукты. Собаки у них абсолютно дикие. После того как произошла эта история, они из Персиановки приехали забирать своих собак обратно, так те их искусали.

По словам Ольги, все забыли, как она вывозила из-под огня в Изварино оставшийся там приют для животных — 30 кошек, трёх собак и семью из трёх человек, как спасала израненного ножом стаффа, к которому никто не решался подойти... А теперь об этом все забыли и сделали из неё крайнюю.

— Если кому-то не нравится, как я занимаюсь приютом, пусть приходят, и я с удовольствием передам им всё: животных, препараты, имущество — вплоть до последней миски. Только что-то очередь пока не выстраивается, а мне работать нормально не дают. Я серьёзно: если до 27 июля ко мне придёт кто-то, кто готов взять на себя управление приютом, я уйду абсолютно счастливая и свободная. А то я живу, не видя своего ребёнка, трачу свои деньги, которые мне и так непросто заработать — я занимаюсь дрессировкой. У меня лишь одно условие: чтобы тот, кто захочет взять бразды, оформил юридической лицо.{{voter}}

По словам Ольги Мосиюк, возможной проверки прокуратуры она не боится, так как скрывать ей нечего. «Наши двери для всех открыты», — подвела итог директор центра.

#