12,65₽
99,46₽
91,63₽

Джазмены Ростова борются за имя Кима Назаретова

Но искать правду в суде не спешат

Ростовские поклонники джаза обеспокоены обострением ситуации вокруг имени легендарного джазмена Кима Назаретова. Люди, когда-то делавшие общее дело, теперь разбились на два лагеря и ведут партизанскую войну, срывая афиши и даже концерты.

Так, в середине января этого года перед очередным выступлением муниципального оркестра Кима Назаретова в Ростове разгорелся нешуточный скандал. Силовики опечатали кассы Ростовской областной филармонии и перегородили вход в концертный зал. Зрители не понимали, что происходит. Как оказалось, сын знаменитого музыканта Пётр Назаретов таким образом решил забрать у муниципального оркестра имя своего отца. В тот же день на официальной странице «ВКонтакте» появился призыв избегать подделок, то есть не ходить на концерты муниципального джаз-оркестра. Подобная история случилась и перед концертом в Таганроге.

«Мы хотим предупредить вас, что это не наш оркестр. О том, что мы категорически не согласны с позицией руководства филармонии, допускающей, что под нашим именем на нашей концертной площадке выступает совершенно другой коллектив. Дорогие друзья и поклонники, те, чьим вниманием и постоянством мы дорожим, мы хотим предупредить вас, что 18 января наш оркестр в филармонии не выступает и за качество исполнения мы ответственности не несём. Остерегайтесь подделок», — было написано на странице.

Поскольку в один день такой вопрос не решается, силовикам не оставалось ничего другого, как открыть двери филармонии. Концерт всё же состоялся — ростовчане услышали известную американскую певицу Дебору Девис и джазовый коллектив Назаретова.

Таким образом, сейчас в Ростове выступают два коллектива Кима Назаретова. Один — муниципальный, созданный ещё при жизни музыканта. Другой появился после смерти маэстро, его возглавил сын Назаретова Пётр.

Это давняя история, и мы попробуем в ней разобраться...

Ростовский джазовый оркестр был создан в Ростове Кимом Назаретовым в 1963 году. Сейчас это муниципальный оркестр под управлением Юрия Кинуса. А в 2008 году в Ростовской областной филармонии по распоряжению губернатора Владимира Чуба возник ещё один джазовый оркестр, который возглавил сын Кима Назаретова — Пётр. Основу коллектива составили преподаватели и студенты Ростовской государственной консерватории. После укомплектации Пётр Назаретов на правах законного наследника назвал новый оркестр именем своего отца.

Вот так и появились в Ростове два оркестра с похожими названиями. Неискушённая публика часто путает эти два коллектива, однако стоит отметить, что и один, и другой собирают полные залы.

По мнению знатоков ростовского джаза, до 2008 года претензий со стороны Петра Назаретова не возникало лишь потому, что он не окунулся в полной мере в этот мир. Но после появления собственного джазового коллектива сын и наследник понял, что имя «Ким Назаретов» — это бренд, приносящий неплохие дивиденды. И сразу же началась вражда, которая то утихала, то снова разгоралась.

— Он, конечно, совершенно не заслуживает имени своего отца, — считает худрук муниципального джаз-оркестра Назаретова Юрий Кинус. — Он из имени отца решил сделать торговый бренд и хочет на этом деле получать деньги. А мы называемся оркестром не имени Кима Назаретова, а именно Кима Назаретова. Это оркестр, который создал и которым руководил сам Ким. Муниципальному оркестру в этом году будет уже 50 лет.

Юрий Кинус обратился к истории и напомнил, что самый первый состав оркестра был собран в 1963 году. В 1974 году оркестр получил базу в училище искусств и был признан администрацией города муниципальным.

— Затем нам передали зал в кинотеатре «Россия». Сейчас он находится в плачевном состоянии. Но мы надеемся, что его всё же отремонтируют и мы опять сможем иметь свою репетиционную базу. Сейчас мы берём помещения в аренду, но это очень дорого. К примеру, аренда большого зала филармонии стоит 50 тысяч рублей, в то время как билеты наши недорогие — от 100 до 1000 рублей, смотря какой солист играет, — продолжил рассказ Кинус.

В 2008 году из коллектива предложили сделать губернаторский оркестр.

— Мы решили, что это неплохо — и зарплата повышается, и статус. Но чтобы стать губернаторским оркестром, нам надо было перейти на постоянную работу в филармонию, то есть мы должны были превратиться в гастролирующий коллектив. А у нас 90% музыкантов играли по совмещению — есть и военные, и педагоги, и студенты. Какая может быть гастрольная деятельность? Я сразу сказал, что не хочу все эти палки отрабатывать, горбатить на филармонию. Мы отказались, но машина уже была запущена. И тогда позвали Петю Назаретова. Свой оркестр он получил благодаря нам. За эти годы у него уже директоров двадцать поменялось, с ним работать не хотят, музыканты бегут. Потом он стал предъявлять претензии, что нас не нужно пускать в филармонию, что мы не можем называться оркестром Кима Назаретова. Оборзел мальчик. Если мы изменим имя оркестра, то исчезнет и он, исчезнет со временем имя его отца. Вот к чему ведут его амбиции, — возмущается худрук муниципального оркестра и добавляет, что Пётр Назаретов в буклетах к своим выступлениям приписывает историю муниципального оркестра своему коллективу.

— Петя срывает наши афиши, но даже без афиш нас собирается послушать полный большой зал филармонии. А он играет в малом зале. Стыдоба! — говорит Кинус.

Как и ожидалось, у Петра Назаретова своё видение сложившейся ситуации.

— Мне предложили создать оркестр в филармонии после того, как тот оркестр отказался. У меня юридически есть права на имя отца. Я предчувствовал, что подобная ситуация может сложиться, — начал свой рассказ сын знаменитого джазмена. — Законно имя моего отца носит лишь один оркестр — филармонический. Имя второго оркестра со мной согласовано не было.

Кроме того, Пётр Назаретов возмущён, что муниципальный оркестр рекламирует свои концерты на сайте и афишах филармонии, хотя эта площадка принадлежит его оркестру.

— Многие музыканты из того оркестра перешли в наш филармонический, поскольку хотели заниматься концертной деятельностью. Наш филармонический оркестр привлёк определённое количество слушателей. Нас приходят слушать, и мы собираем полный зал, — рассказал Пётр Назаретов.

Кроме того, сын джазмена сообщил о некоем письме из министерства культуры, в котором чёрным по белому написано, что лишь филармонический оркестр носит имя Кима Назаретова.

— Поймите, одно дело, если бы оркестром руководил Ким Назаретов и отвечал бы за качество. А другое дело, когда Кима Назаретова не стало. Тогда и оркестр называть его именем нельзя. Это имя известно не только в нашем городе, но и в стране, и в мире. В том оркестре хотят доказать, что папа воспитал плохого сына. Мне это горько и больно слышать. Могу сказать, что Ким Назаретов был замечательным отцом.

К сожалению, ни Кинус, ни Назаретов-младший не видят выхода из сложившейся ситуации.

— Для меня главное — искусство, и я не намерен скитаться по залам суда, в то время как нужно репетировать, — сказал Юрий Кинус. А сын джазмена заявил, что тоже намерен бороться до последнего за честь семьи и имя отца, но не уточнил, как именно.

Пока между руководителями двух коллективов идут разбирательства, страдают ценители ростовского джаза: оба оркестра по уровню никак не сравнятся с тем старым оркестром, которым руководил Ким Назаретов. И борьба лишь ухудшает ситуацию. Из-за личных амбиций отдельных руководителей страдает одно общее дело. Интересно, кто же первым поймёт, что надо прекратить растаскивать всё по углам?

Возможно, в скором времени это удастся. Ведь есть и повод для примирения: в 2014 году детищу Кима Назаретова — Всесоюзному фестивалю больших джазовых оркестров — исполнится 30 лет.

#