Эксперты подвели итоги импортозамещения в Ростовской области за полгода

Закредитованность сельхозпроизводителей в два раза выше выручки

pg13.ru
pg13.ru

В четверг, 2 июля, в Ростове состоялся круглый стол на тему «Донское импортозамещение: итоги полугодия». Организаторами выступили агентство «Интерфакс» и «Бизнес-газета», а участниками стали эксперты, представители правительства Ростовской области и представители крупных компаний региона.

Как сообщил руководитель государственного автономного учреждения Ростовской области «Региональный автономный информационно-аналитический центр» Рустам Абдуллаев, предприятия региона до сих пор во многом импортозависимы. Так, больше всего зависит от импортных комплектующих станкостроение — на 90%, машиностроение для животноводства — на 80%, сельхозмашиностроение — более чем на 52%, вертолётостроение — на 24%, металлургия — на 10%.

Абдуллаев отметил, что во многом такая зависимость от импорта — следствие всемирного разделения труда, когда детали производятся в разных странах, а потом собираются на одном предприятии. В нынешних же условиях призыв к развитию импортозамещения — это не протекционизм, как многие думают, а вопрос безопасности страны.

О том, как происходит импортозамещние продуктов, рассказала начальник управления экономического анализа АПК и реализации приоритетных программ минсельхозпрода региона Наталья Семенюк. Так, по сравнению с 2014 годом доля продуктов донских производителей в торговых сетях заметно возросла. Количество местной молочной продукции на полках составляет 29% (рост 5%), мяса — 48% (рост 10%). Количество местных кур возросло на 8%, сыра — на 23%. Местные томаты занимают 80% от всего ассортимента, яблоки — 50%.

Далее слово было предоставлено представителям компаний. Их попросили рассказать, как у них получается заниматься импортозамещением и как повлиял на их компании бизнес.

По словам гендиректора ООО «Пластфактор» (компания занимается производством и продажей пластиковых напольных покрытий), из-за санкций с российского рынка ушли производители полимеров из Бельгии, Франции, Америки, а рост цен на рынке сырья составил порядка 70%. При этом в России очень слабая химическая промышленность, и российские аналоги не соответствуют по качеству зарубежному сырью. Всё это поставило под вопрос выход продукции компании на международный рынок — в Китай и другие страны Азии.

Директор мясного бизнеса ООО «Группа Агроком» Александр Ремета сообщил, что в России в целом и в регионе в частности просто катастрофическая ситуация с говядиной. Из-за её нехватки пришлось менять рецептуру колбас  — заменять говядину свининой и курятиной. Со свининой дела обстоят проще — у компании своё свиноводство, да и с курятиной в стране проблем пока нет. Также пришлось отказаться от закупки некоторых ингредиентов за границей. Например, вместо щепы из Германии (используется для копчения) «Тавр» перешёл на щепу из Краснодарского края, а крахмал, который раньше покупали во Франции, теперь покупают в Белоруссии. По словам Александра Реметы, выяснилось, что эти товары ничем не хуже заграничных.

Как отметил Ремета, после того как с рынка исчезли санкционные колбасы и мясные деликатесы, компания изучила потребности российских рестораторов и приступила к выпуску аналогичной продукции. «У нас теперь есть свой донской хамон», — посмеялся Ремета. Вместе с тем у потребителей растёт спрос на сосиски и колбасы более низкой ценовой категории, поэтому компания увеличивает их производство и выводит на рынок новые виды продукции в этом ценовом сегменте.

По словам представителя компании «Евродон» Алексея Меркулова, в производстве мяса индейки импортозамещение произошло четыре года назд. Если в начале двухтысячных в Россию ежегодно завозилось 110 тысяч тонн индейки, то к 2011 году — всего 15 тысяч тонн. При этом только «Евродон» производит 44,5 тысячи тонн индюшатины, а к 2017 году собирается довести этот показатель до 130 тысяч.

В целом представители крупных компаний отметили, что кризис оказал негативное влияние на их бизнес, но не критичное. При этом к участию в круглом столе не привлекли менее крупные компании, существовать которым стало гораздо сложнее. Даже Алексей Маркулов, представитель крупной компании, отметил трудности с привлечением недорогих кредитов на крупные проекты сроком на 10 лет. Что же говорить о среднем и малом бизнесе?

Особенно незавидно положение сельхозпроизводителей. По словам Натальи Семенюк, их закредитованность крайне высока.

— Сельхозпроизводители находятся в крайне сложных условиях — у них закредитованность в два раза больше выручки. Можно ли говорить в таких условиях о доступности кредитов? Даже при самой минимальной процентной ставке многие очень серьезно заредитованы. Ставки снижались, но в конце прошлого и начале этого года многие были вынуждены взять кредиты под очень высокие проценты.

Вместе с тем в этом году сельхозпроизводители получили 7 млрд кредитных средств, что на 34% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Предусмотрена и господдержка из федерального бюджета — 7 млрд рублей, 42% из которых пойдёт на субсидирование процентных ставок.{{voter}}

Участники круглого стола отметили, что говорить о полноценном импортозамещнии пока не приходится по понятным причинам: срок слишком мал. Вместе с тем никто из них не уверен, что наращиваемые производственные мощности не будут простаивать в случае отмены санкций и возвращения к докризисному положению вещей...

Участники обсуждения отметили ещё две неблагоприятных тенденции: средний чек в торговых сетях за полгода сократился на 6%, а число россиян, чьи доходы ниже прожиточного минимума, увеличилось на 7%.

#