12,36₽
96,70₽
89,58₽

Капитальный ремонт в ЦГБ имени Семашко превратился в кошмар для врачей и пациентов

Довольны только узбеки

В ЦГБ имени Семашко продолжается ремонт. Ремонт идёт, как говорится, вопреки всему. Вопреки воле врачей, безопасности пациентов и даже... решению суда.

Журналист donnews.ru приехала в ЦГБ, чтобы навестить знакомого, и была неприятно удивлена происходящим в старейшей больнице Ростова.

Неожиданности начались ещё у одного из входов. Здесь можно стать свидетелем картины: за въезд на территорию больницы дяденька-охранник у шлагбаума берет весьма своеобразный «пропуск» — 50 рублей. Дальше — больше. На огромном пустыре, заросшем травой, организовалась стихийная парковка. Это, кстати, тот самый пустырь, где ещё лет восемь назад обещали построить два новых больничных корпуса. Потом сроки реализации проекта приурочили к чемпионату мира по футболу. А теперь и вовсе сказали: денег нет и в ближайшее время не будет.

Если немного поплутать по больничному парку, пройти несколько раз мимо неврологического отделения (которое, кстати, находится в аварийном состоянии, но продолжает принимать больных), то всё-таки можно отыскать хирургическое отделение. Но это непросто: указателей нет, а карта, расположенная у главного входа, составлена таким образом, что никакой пользы в ней нет. Впрочем, посетители находят выход: завидев человека в белом халате, сразу же его обступают и начинают выяснять, где и что здесь находится.

У входа в хирургическое отделение сюрприз: активно идут ремонтные работы. Снуют рабочие в куртках с надписью «ООО “Руслан”», весь двор завален стройматериалами, плиткой, мусором... Тут же — строительные вагончики, какие-то машины...

На крыльце отделения стоит инвалидная коляска. В коляске бомж (или это женщина? не разобрать). На ступнях бомжа свежие бинты, дальше ноги абсолютно голые. Сверху на этом человеке надет ватник. Как мне потом объяснили, бомжа вывезли проветриться. Из-за ремонта в отделении и так не хватает коек, а соседствовать с таким вот товарищем никто из пациентов не желает. Да и это может быть опасно — вдруг туберкулез? Вот и приходится бомжу «загорать» на свежем воздухе. Обычно таких пациентов перекидывают из отделения в отделение. Там чуть подлечили и спихнули коллегам, тут чуть подлечили... Выписать такого — целая проблема, потому что идти ему некуда. Получается: вышел из отделения и улёгся прямо на траве. Сразу же набегают сердобольные ростовчане (многие из числа тех, кто потом сам же требует убрать такого соседа из палаты) и требуют забрать человека с улицы...

Вход в отделение полуразбит, больные ходят в больничных тапках прямо по строительному мусору. На первом этаже, в коридоре, где до ремонта располагалось ЛОР-отделение, наскоро кирпичной кладкой огорожен закуток, а на белой двери написано, что здесь располагается реанимационная палата. У входа на пыльном и грязном полу стоит медсестра и что-то рассказывает взволнованным родственникам. На ногах у неё тоже больничные тапочки. Сейчас она договорит и пойдёт обратно в палату. В грязных тапочках.

Лестница на второй этаж засыпана строительной пылью, мимо то и дело проходят строители-азиаты со стопками кирпичей в руках. У входа на этаж навалены какие-то коробки, стоят несколько холодильников. В самих отделениях, которые делятся на гнойную и чистую хирургию, строительной грязи вроде бы нет и работы закончены (это если не учитывать грязь, принесённую больными и персоналом с лестниц и коридоров). Только вот из-за того, что некоторые помещения закрыты на ремонт, места не хватает, и людей приходится укладывать в коридоре. При этом ходячие больные, посетители, рабочие и врачи двух отделений ходят по одной и той же лестнице, А в гнойном отделении лежат больные с различными инфекциями, которые так просто разнести. Вход в операционную расположен в активно ремонтируемом крыле. Чтобы дойти до операционной врачам (и их пациентам тоже) нужно преодолеть пыльный и грязный коридорчик, да ещё не столкнуться с рабочими, которые таскают туда-сюда стройматериалы.

Вся эта «картина маслом» тем более удивительна, что в июле прокуратура Ростова совместно с Роспотребнадзором и областным УФСБ провели проверку деятельности строительной фирмы «ООО “Руслан”», осуществляющей ремонт в помещениях ЦГБ имени Семашко, и нашли целый ряд нарушений санитарно-эпидемиологических норм.

По сообщению прокуратуры, было установлено, что рабочие переодеваются и принимают пищу на рабочем месте, бытовки используются в основном под складские помещения. Биотуалет для сотрудников находится в крайне неудовлетворительном состоянии, дезинфекция не проводится. Также было установлено, что рабочие строительной фирмы, осуществляющей капитальный ремонт в больнице, допущены к работе без проведения периодического медицинского осмотра.
По данным ведомства, между дневными ЛОР-стационарами, стоматологическим кабинетом и ремонтируемыми помещениями отсутствовала изоляция. «На момент проверки в коридоре, где проводились отделочные и ремонтные работы, стояли пациенты, ожидающие процедур. При этом там же находятся отделочные материалы, строительные отходы, старая мебель», — сообщала прокуратура.

Надзорное ведомство посчитало эти нарушения опасными для жизни и здоровья пациентов, поскольку они могут повлечь за собой возникновение вирусных инфекций, и возбудила в отношении медучреждения дело об административном правонарушении, которое направила для рассмотрения в областной Роспотребнадзор. Аналогичное дело было возбуждено в отношении строительной фирмы. Решался даже вопрос о приостановлении ремонтных работ на 90 суток.

Однако 9 августа было объявлено решение суда, состоявшегося по материалам, собранным прокуратурой: капремонт в ЦГБ приостановить, но только на 45 дней.

Но, как сообщил тот самый знакомый журналиста donnews.ru, пациент хирургического отделения, ремонт прекращать даже и не думали. А если бы и приостановили, то достаточно посмотреть на то, как работы ведутся сейчас: никаких позитивных изменений.

Почему же нельзя было временно переселить пациентов отделения в другой корпус?

— Этот же вопрос я задал, как только меня госпитализировали, — рассказал пациент отделения. — Врачи мне ответили, что ничего поделать не могут и их самих этот ремонт уже достал. Несколько лет назад, когда отделение ремонтировали последний раз, больных временно переводили в 20-ю больницу. Но в этот раз, видимо, руководство решило по-другому. Так что так и лечимся: тут и больные, и врачи, и таджики с мастерками.

Уже уходя из ЦГБ, журналист donnews.ru решил поговорить с «таджиками», делающими ремонт. Поговаривают, что уже два раза на импровизированную стройплощадку наведывалась миграционная служба: разрешение на работу есть далеко не у всех.

«Таджики» на деле оказались узбеками, и сообщили, что ремонт в разных отделениях ЦГБ они делают уже полтора года, а условия труда хорошие и их полностью устраивают.

Ну, хоть узбекские строители ремонту в ЦГБ рады и его ходом довольны.

Поговорить о том, что происходит в ЦГБ имени Семашко, ни с кем из врачей хирургического отделения не удалось — говорить они не хотят и опасаются неприятностей.

Зато нашёлся собеседник из медицинской сферы, лично в ЦГБ не работающий, но хорошо осведомлённый в том, что там происходит и знающий местный персонал. Он пожелал остаться инкогнито, так как намерен продолжать свою медицинскую карьеру.

— Врачи ЦГБ говорить не станут. Не хотят выносить сор из избы или опасаются потерять работу. Бардак там творится уже давно, ещё при предыдущем главвраче Жданове. Именно при нём начался ремонт, и он, уходя, оставил работы неоконченными, но зачем-то накупил несуразное количество каталок, каких-то бытовых холодильников…

По словам собеседника donnews.ru, именно при главвраче Жданове ЦГБ лишилась статуса больницы скорой помощи — гараж просто развалили. Впрочем, экстренные пациенты продолжают поступать, но статуса нет, нет и доплат персоналу.

— Жданов ушёл, причём такой интересный обмен произошёл: он стал главврачом 4-й больницы вместо Сизякина, а Сизякин стал главврачом ЦГБ. Наверное, совпадение, но обе больницы далеко не самые лучшие в городе. Когда ушёл Жданов, обнаружилось, что в ЦГБ не израсходовано на медикаменты 7 миллионов рублей. То есть деньги были, просто никто не заботился о закупке необходимых препаратов. Из-за этого где-то года полтора назад произошёл ужасный инцидент: повесился анестезиолог. История впечатляет: привезли молодого парня, лет 20-ти с аппендицитом, а в операционной не оказалось нужного препарата, пришлось обходиться тем, что было — операция была срочная. В результате парень впал в кому, а родственники стали прессинговать анестезиолога, он не выдержал давления и повесился. На больницу подали в суд, но дело как-то потом замялось. Парень тот из комы так и не вышел, умер.

По словам собеседника, ремонт в ЦГБ ведётся уже давно и как-то не идёт больнице на пользу.

— Я знаю, что врачи ЦГБ жаловались на то, что при ремонте инфекционного отделении для больных с ВИЧ «забыли» отвести помещение и благоустроить операционную. Теперь больных с ВИЧ, а это, как правило, не самый благополучный контингент, имеющий ещё много сопутствующих заболеваний, оперируют в той же операционной, что и других пациентов. Говорят, что это безопасно при должной обработке. Но нельзя ведь исключать и человеческий фактор. Что, если обработка будет произведена не самым должным образом?

В заключение разговора собеседник с сожалением сообщил, что ЦГБ, без сомнения, переживает упадок.

— Очень жаль коллег из этой больницы, со многими я дружу, и там есть действительно отличные специалисты. Но в последнее время больница потеряла авторитет: если раньше считалось, что ЦГБ намного лучше, чем БСМП-2, то теперь всё с точностью наоборот. В ЦГБ большая текучка кадров — многие увольняются, а новый персонал не приходит. Идут работать туда в основном после мединститута, но надолго не задерживаются. И тут всё дело, наверное, в неумелом управлении, как по финансовой, так и по клинической части.

А ремонт в ЦГБ имени Семашко продолжается и, видимо, будет доведён, несмотря ни на что, до конца. Только вот до победного ли?

#