12,13₽
94,30₽
88,05₽

Леонид Каневский выступил за смертную казнь

Убийц и маньяков он хочет стереть с лица земли

На Дону побывал известный актер, телеведущий, заслуженный артист РСФСР Леонид Каневский. Он приехал всего на несколько дней, чтобы снять документальный фильм о задержании Юрия Цюмана — сексуального маньяка, орудовавшего в Таганроге в 1990-1992 годах. Несмотря на жесткий график, сразу по прилету в ростовский аэропорт Леонид Семенович согласился пообщаться с журналистами. Встреча состоялась в донском милицейском главке.

Самолет из Москвы прибыл по расписанию, но на выходе в зоне прилета возникла некоторая заминка. «Через полчаса они будут», — успокоил собравшихся загодя журналистов начальник пресс-службы ведомства Алексей Полянский. И действительно, через полчаса в кабинет неспешно зашел небольшого роста мужчина спортивного телосложения. Первые фразы и знакомый бархатный голос не оставляют сомнения — всесоюзный майор Томин (он же — полковник Сёмин) — прибыл.

— Здравствуйте всем! — гость огляделся и вместе с начальником главка присел за стол. — Ребята, только если можно, давайте недолго, семь минут, не больше, — словно оправдываясь, обратился к пишущей братии артист. — Сегодня и завтра у нас будут съемки, и мы улетаем обратно. Времени очень мало…

— Леонид Семенович, почему для съёмок фильма был выбран именно Таганрог?

— Потому что хотелось побывать в июне на Азовском море (лицо актера расплывается в улыбке). А если серьезно, то темы выбирают ваши коллеги, журналисты на местах. Затем пишется сценарий. Мы же приезжаем на место и снимаем реконструкции. Я ведущий программы, артист.

— Трудно поверить, что при таком колоссальном опыте в актерской профессии, вы не стараетесь изменить сценарий…

— Ну почему же, конечно, подгоняю под себя, что не всегда нравится сценаристу (улыбается).

— Обращаются ли к вам за помощью те, кто готовит материалы, чтобы вы «надавили», если кто-то не дает информацию?

— Нечасто, но такие моменты бывают. Но обычно проблем не возникает.

— Вы будете снимать фильм о сексуальном маньяке, а сами вы с ним встречались или планируете встречаться?

— Я с ним не встречался. Если откровенно, то испытываю ненависть к таким людям и считаю неправильным, что Цюману сохранили жизнь. Мораторий на смертную казнь на таких нелюдей не должен распространяться. Их нужно уничтожать, стирать с лица земли, чтобы другим было неповадно.

— Вы рассказываете о преступлениях, которые были совершены в советские времена, а если сейчас выбирать сюжет из современной жизни, с какой бы просьбой вы бы обратились к генералу Лапину?

— А я бы не обратился, потому что главный принцип нашей программы — это уголовные дела советской эпохи, не сегодняшние. У нас изначально была договоренность с продюсерами программы, что мы снимаем о том времени, когда я сам жил. И еще один важный момент: многие из тех, кто совершал те преступления, еще живы. Слишком мало времени прошло. Правильней будет, когда пройдет время, и люди осознают, что сделали.

— Если сравнивать преступления прошлых лет и нынешние, каковы их отличия на ваш взгляд?

— Это вопрос, наверное, в большей степени к Алексею Алексеевичу. Но как мне кажется, в советские времена преступления были более наивными, что ли.

В этот момент у артиста звонит телефон с узнаваемой мелодией «если кто-то кое-где у нас порой», Каневский извиняется, говорит, по работе.

К разговору подключается генерал Алексей Лапин:

— Если сравнивать по дерзости и жестокости — земля и небо. В советские времена были единичные случаи, когда убивали трех и более человек. Это было ЧП на всю страну, а сейчас — обычная практика. Поменялись отношения между людьми, произошла коммерциализация человеческих отношений. Многое в этом плане сделало телевидение и кино: боевики, ужасы, кровь, преступления. Все это видят дети, соответственно и отношение.

Разговор Каневского по телефону закончился. Он еще раз извинился, и беседа с ним продолжилась:

— Леонид Семенович, кроме программы на телевидении, чем вы сейчас занимаетесь?

— Слава Богу, я в работе, играю в двух спектаклях. В Москве, в моем родном театре на малой Бронной, играю Городничего в «Ревизоре» и спектакль «Поздняя любовь» с Кларой Новиковой, Эмой Виторганом, Даней Спиваковским. («Позднюю любовь» артисты на Малой Бронной привозили в Ростов — прим. авт.)

— А мы городничего в вашем исполнении увидим?

— Приезжайте в Москву (улыбается). Если серьезно, то сейчас сложно сказать, приедем мы или нет. Раньше мы приезжали на гастроли на месяц и всегда были полные залы, теперь два три спектакля и уезжаем. Время какое-то странное сейчас.

— А телепроекты?

— Мы закончили съемки «Сёмин-2», осенью он выйдет на экраны.

— В кино вы сыграли майора Томина, потом полковника Сёмина, стоит ли ожидать повышения в звании до генеральского?

— Знаете, в одной из серий «Знатоков» Знаменский сказал отличную фразу: «Генералы сидят в кабинетах, а историю делают полковники».

— Вы приезжаете в Ростов уже не первый раз…

— И каждый раз с большим удовольствием. У меня здесь друзья. Конечно, бывают застолья, раки, рыбцы. Но главное, конечно, общение.

— А кто они, ваши друзья, они из актерской среды?

— Нет, они ни к театру, ни к кино не имеют отношения. Любопытно, что я всегда дружил с людьми старше меня по возрасту. Мне было с ними очень интересно. А сейчас все стало наоборот, мои друзья лет на 20 меня моложе. А друг в Питере Саша Кречет и того на 30 лет. А в ваш город я в первый раз приехал лет сорок назад и полюбил его.

— По-вашему, Ростов-папа оправдывает своё название?

— Мне сложно сказать. Я слышал, что сейчас у вас здесь нет заезжих гастролеров. И милиция навела порядок.

— Сейчас на территории Ростовской области нет ни одного вора в законе — подключается к разговору Алексей Лапин.

— Возвращаясь к передаче «Следствие вели…», вы можете сказать, что она выполняет свою задачу?

— Мне кажется, что да, выполняет. Мы стараемся рассказать не только о преступлениях тех лет, но и показать взаимоотношения людей, среду, в которой они жили. И еще очень важный момент: к нам подходят дети и хвалят передачу. Говорят, нам интересно. Я думаю, что ради этих слов стоит работать.

Фото: www.donnews.ru

#