12,13₽
94,30₽
88,05₽

«Меринос» вынужден остановиться

И санкции тут ни при чём

В цехах непривычно тихо (Фото donnews.ru)
В цехах непривычно тихо (Фото donnews.ru)

Один из крупнейших в России производителей ковровых изделий и полипропиленовой нити ЗАО «Меринос» уже более трёх недель находится в вынужденном простое. Согласно решению Советского районного суда Ростова, деятельность предприятия приостановлена на 90 дней.

Истцом выступило Северо-Кавказское управление Ростехнадзора, указавшее на недостатки по итогам внеплановой проверки предприятия. В свою очередь, руководство компании указывает на формализм в действиях надзирающих и судебных органов и обращает внимание на то, что более 450 рабочих и членов их семей лишились полноценного заработка.

Внеплановую проверку, о которой идёт речь, сотрудники Ростехнадзора проводили в сентябре 2014 года. Её итогом стало предписание, в котором были отмечены два пункта. В пункте первом указано на необходимость получения разрешения на ввод в эксплуатацию воздухосборников в цехе по производству полипропиленой нити. При этом следует понимать, что оборудование со всей документацией работает с декабря 2011 года. Пункт второй гласит о необходимости зарегистрировать в органах Ростехнадзора сушильный барабан на линии апрекирования.

Указаны были и сроки для устранения — 15 января 2015 года. Обратите внимание: середина января.

Тем не менее в начале декабря, то есть более чем за месяц до истечения срока для устранения недостатков, Ростехнадзор обратился в суд с заявлением о приостановлении деятельности «ЗАО “Меринос”».

«Меринос» же, по требованию Ростехнадзора вносил корректировки и изменения в проектную документацию по воздухосборникам и в декабре 2014 года предоставил их в Ростехнадзор на рассмотрение. На предприятии отмечают, что каких либо технических реконструкций или действий не проводилось, потому как не требовалось.

Однако спустя полтора месяца судебная инстанция признала ЗАО «Меринос» виновным в совершении административного правонарушения и «назначила наказание в виде административного приостановления деятельности, которое заключается в запрете эксплуатации воздухосборника № 2 и № 3, сушильного аппарата на линии апрекирования сроком на 90 дней путём сброса давления и наложения пломбы на входные задвижки, находящиеся в закрытом положении». (выдержка из постановления суда).

Любопытно, что столь судьбоносное решение принималось в отсутствии законных представителей «Мериноса». А уже 10 февраля около пяти вечера на предприятие прибыли приставы и опечатали воздухосборники и сушильный барабан. Этого оказалось достаточно для того, чтобы завод встал.

Та самая пломба на воздухосборнике

Технологический процесс производства ковровых изделий построен таким образом, что без работающих воздухосборников и барабана остальные цеха могут «сушить вёсла»

— Полноценную продукцию сделать невозможно, — поясняет заместитель директора предприятия по производству Евгений Марко.

Вместе с Евгением Марко и управляющим цеха производства полипропиленовых ниток Тимуром Ибрагимовым мы отправляемся в экскурсию по цехам.

В бескрайнем ткацком цехе стоит непривычная тишина и полумрак. Вокруг огромных станков с заправленными нитями и неоконченным полотном — ни души.

— Мы весной купили за 16 миллионов ещё один, пятнадцатый станок, собирались расширять производство... — говорит Марко, и предлагает пройти дальше. — Пойдёмте, я вам покажу тот самый опечатанный приставами сушильный барабан.

Барабан — это лишь часть огромного, размером с пару десятков метров станка АNMAK — той самой линии апрекирования.

— Если не вдаваться в подробности, то на этом станке к ткацкому полотну клеится основа, а непосредственного на барабане происходит сушка продукции. До 1 января 2014 года на агрегат требовался специальный сертификат, но уже больше года как эти требования были упразднены. И что интересно, об этом мы уведомили Ростехнадзор, передали все необходимые документы, и нас даже поставили в реестр, но тем не менее в исковом заявлении сказано, что мы нарушили законодательство, — объясняет Евгений Марко.

Переходим в цех по производству полипропиленовой нити — он был построен через два года после ввода в эксплуатацию ткацкого цеха, когда руководство ЗАО просчитало, что производством собственного сырья заниматься выгодней и надёжней, чем закупать за рубежом.

Сейчас мощности предприятия таковы, что нити хватает и на собственные нужды, и ещё около 500 тонн уходят потребителям по всей России, поясняет Тимур Ибрагимов.

— Есть несколько предприятий, которые на нас завязаны и зависят от того, насколько стабильно мы будем поставлять им нить. А на тех предприятиях тоже работают сотни людей, которым нужно кормить свои семьи.

Тимур показывает на мешки с полипропиленом, которых не счесть, и добавляет: — Каждый месяц мы закупаем около 700 тонн сырья. Только купили — и завод встал.

К разговору присоединяется оператор оверлока отделочного цеха Ольга Романец.

— Мы были в шоке, когда появились приставы и нам сообщили, что смена закончилась, а когда возобновится работа — неизвестно, — рассказывает о январских событиях Ольга.

Она работает на предприятии с самого его начала, говорит, если бы здесь было плохо, давно бы ушла.

— Коллектив, без преувеличения, как одна семья. И с руководством всегда можно решить свои проблемы — поймут и помогут. Допустим, в декабре евро и доллар подпрыгнули, а у нас зарплату повысили. Зарплату неизменно повышали два раза в год, плюс премии. А что будет теперь? — задалась вопросом Ольга.

Этот вопрос адресую Светлане Зиминой — исполняющей обязанности директора ЗАО «Меринос» по экономике.

— Сколько продлится ситуация — спрогнозировать сложно, но мы перед своими работниками выполняем финансовые обязательства — платим 2/3 от заработной платы. Самое печальное — люди стали подавать заявления об уходе. И это очень тревожный знак. По-человечески я могу их понять: кормить семьи, одеваться, платить за обучение детей нужно сейчас, а не через 90 дней. Но вот что я не смогу понять — это отношение надзирающих и судебных органов. Одним решением, не желая разобраться в сути проблемы, они могут разрушить то, что строилось годами, — отмечает Светлана Зимина.

Признаться, первая и пока единственная экскурсия на «Меринос» произвела двойственное впечатление.

Во-первых, не оставила равнодушным очевидная мощь предприятия, которое по праву считается одним из крупнейших в стране. Достаточно сказать, что общая доля рынка Ростовской области во всероссийском производстве ковровых изделий благодаря «Мериносу» составила 22,4%. Производительность труда на данном ЗАО была признана самой высокой среди предприятий лёгкой промышленности в Ростовской области, а средняя зарплата составила 31,5 тысячи рублей.

Для завершения картины ещё одна красноречивая цифра — 176 млн рублей. Именно столько налогов заплатила компания в минувшем году в бюджеты различных уровней.

А во-вторых, уже в который раз себя поймал на мысли, насколько призывы с высоких трибун расходятся с российской действительностью.

Сейчас только ленивый не говорит об импортозамещении, ежедневно на различных уровнях проповедуется тезис о том, что необходимо опираться на собственное сырьё, налаживать и развивать производственные связи между российскими предприятиями. Как это, к примеру, успешно делал до недавнего времени «Меринос».

А ещё много с высоких и не очень трибун говорят о том, что власть и различные органы, в основном надзирающие, должны помогать бизнесу, а не пытаться его кошмарить. В свете этих воззваний и тезисов решения, которые порой принимают люди, облечённые властью, вызывают крайнее удивление.

На следующий день после приостановки деятельности предприятия руководство «Мериноса» направило письмо в правительство области с просьбой помочь разобраться в ситуации. Однако фабрика до сих пор стоит.

#