Top.Mail.Ru
12,10₽
95,48₽
87,87₽

На «Ростовских чтениях» запретили пьесу о сексе

Артистов и зрителей выгнали из театра

Фестиваль читки современной драматургии «Ростовские чтения» обрастает новыми скандалами. После отказа от читки пьесы про Путина «Пребиотики» —  новый отказ. Изначально планировалось, что фестиваль закроется эротической пьесой известного драматурга Анны Донатовой «В моей сексуальности виновата кошка». Однако пришедших вечером в молодежный театр зрителей ждал сюрприз — артистам запретили читать пьесу про секс на сцене, но милостиво предоставили для этого «ступени западного крыльца».

Драматург высказалась о ситуации дипломатично:

— Сейчас в театре нет руководства, ни главного режиссера, ни директора. Запреты пьес — это знак, что политика театра меняется…

Напомним, главный режиссер молодежного Лариса Лелянова скоропостижно скончалась в марте.

Позже у себя в живом журнале Донатова объяснила, что случилось:

— И.о. директора Александр Близнюк вытянул меня трясущимися руками прямо с обсуждения пьесы «Тудам-Сюдам» и дрожащим голосом сказал, что ему позвонили из минкультуры (показав на потолок) и предложили выбрать: или он, или «Кошка». Что делать? Отвечают — вам решать. Только вы сами скажите об этом зрителям, которые придут на читку. И он сказал. Что «Кошки» в театре не будет...

В итоге актеры Ольга Калашникова, Евгений Овчинников и Юлия Кобец (от автора) прочитали пьесу прямо на улице при свете фонарей и звуках проезжающих машин. Вечерняя прохлада и шум не отпугнули зрителей.

«В моей сексуальности виновата кошка» — это современная история об обычных людях, которые встретились случайно и стали сначала друзьями-любовниками «по интернету», а потом и в жизни. Как верно подметила автор, людям в наше время гораздо проще общаться опосредованно, через аську и Skype, чем в живую. Одновременно пьеса — это манифест женской свободы от предрассудков и стереотипов. В частности, героиня признается, что первый оргазм она испытала в 7 лет, а для мастурбации использовала душ. Это было единственное место в коммуналке, где Кэт могла уединиться:

— Мама радовалась, что я такая чистюля!

Ром и Кэт болтают о своих семьях, детях, живописи и, конечно, об интиме, ничего не стесняясь. Раскрепощенная художница Кэт интригует Рома, что быть такой сексуальной её научила кошка, но как — так и остается загадкой до конца пьесы.

Яркая, остроумная, легкая и совсем не пошлая пьеса о «виртуальном» сексе, и вполне осязаемых бурных страстях, привела зрителей в восторг: люди смеялись, аплодировали, смущались, но никто не остался равнодушным. При этом в эротической пьесе прозвучало всего одно нецензурное слово.

#