12,54₽
98,10₽
90,33₽

На лугу пасутся ко: молочное скотоводство в Ростовской области назвали нерентабельным

А опасный навоз тормозит инвестпроекты

planetaseminarov.ru
planetaseminarov.ru

По итогам 2016 года в Ростовской области было произведено 1 млн 88 тысяч тонн молока. Эти показатели позволяют региону занимать 5-е место в России и 2-е место в Южном федеральном округе. Между тем цифры не меняются уже три года, а значит, развития отрасли не происходит. Более того, в промышленную переработку попадают лишь 25% произведённого сырья.

Какова ситуация в отрасли, почему молочное животноводство малорентабельно, получат ли когда-нибудь дети в общеобразовательных учреждениях качественные молочные продукты и причём тут навоз, рассказал в ходе заседания регионального правительства министр сельского хозяйства и продовольствия области Константин Рачаловский.

Что происходит с производителями молока в регионе?

На долю крупных сельхозпроизводителей региона приходится лишь 16% произведённого молока. Остальное региону дают крестьянско-фермерские хозяйства. По словам Рачаловского, это объясняется тем, что территория Ростовской области имеет благоприятные природно-климатические и инфраструктурные условия для выращивания зерновых культур. Его рентабельность намного выше, чем у молочного животноводства. Так, в 2016 году общий уровень рентабельности сельхозпроизводства составил 20%, при этом в отрасли растениеводства — 42,7%. Молочная же отрасль дала отрицательный результат: рентабельность производства молока сложилась на уровне 14,4%.

— Все 19 агрохолдингов, имеющих в своём активе от 14 до 145 тысяч гектаров земли, отличаются высокой закредитованностью. Этим я могу объяснить невысокую активность в реализации планов по молочному животноводству крупных землепользователей, — сообщил министр.

Молочным животноводством в Ростовской области занимаются 186 сельхозпроизводителей. При этом в 15 районах области нет организаций, занимающихся молочным животноводством. И если в ряде районов это обусловлено географическим положением, то почему нет молока в Семикаракорском, Усть-Донецком и Куйбышевском районах, непонятно даже министру.

Что делается в регионе, чтобы повысить производство молока?

Об уровне оснащённости оборудованием красноречиво говорит тот факт, что до сих пор 49% сельхозорганизаций и 93% фермерских хозяйств Ростовской области занимаются доением в вёдра.

С 2016 года в регионе субсидируют затраты на реконструкцию молочных ферм, на покупку оборудования в размере 30%.

— Кроме того, в текущем году сельхозпроизводителям будет компенсироваться покупка племенного поголовья крупного рогатого скота импортного происхождения. То, чего не делает федеральный бюджет, делает наш областной. Мы субсидируем порядка ста рублей за один килограмм живого веса, что составляет около 30% стоимости животного.

При этом важно отметить, что в Ростовской области есть 5 племенных заводов. Однако эффективность их работы под вопросом. По состоянию на 1 апреля поголовье КРС составило 3,4 тысячи голов, удой составил 10 180 килограммов на одну корову. Но реализовано только 200 голов молодняка.

— Это крайне мало для наших потребностей, поэтому для комплектования товарных ферм сегодня мы вынуждены приобретать и завозить поголовье из соседних регионов, в том числе импортное, — заключил Рачаловский.

А как же развитие фермерства?

Большую часть молока в регионе производят фермерские хозяйства, которые планируется развивать и дальше. С 2014 года на их развитие выделили 353 миллиона рублей, приобретено 2384 голов коров. Это позволило к 2017 году увеличить производство молока только на 1,2 тысяч тонн. Не спасают и гранты на создание семейных молочных ферм.

Размер гранта увеличен до 21 миллиона рублей, что с учётом собственных средств позволяет фермерской семье создать современное производство до 50 голов коров.

— Казалось бы, условия хорошие, прекрасные. В 2017 году была заявлена потребность в финансировании 10 проектов по созданию семейных животноводческих молочных ферм. Сегодня проходят заседания комиссии по отбору и, к сожалению, только одна заявка Кашарского района подтверждена.

Есть ли смельчаки, готовые инвестировать в молочное животноводство, и причём здесь навоз?

Несмотря все сложности, смельчаки всё-таки нашлись. Так, в Песчанокопском районе создают молочный комплекс на 2,8 тысячи голов. На полный производственный цикл комплекс выйдет в 2020 году и ежегодно будет производить около 25 тысяч тонн молока.

В Константиновском районе стартовал проект «Донское молоко», в рамках которого планируется построить учебную ферму на 450 дойных коров. Здесь будут производить порядка 4,5 тысяч тонн молока и здесь же наладят процесс обучения и подготовки специалистов и фермеров, занимающихся молочным скотоводством.

И в Мясниковском районе ведётся проектирование молочного комплекса на 1,2 голов в колхозе имени Мясникяна, который даст порядка 7 тысяч тонн молока.

При этом при проектировании новых молочных комплексов значительно усложнились требования экологической безопасности. Как сообщил Константин Рачаловский, навоз крупного рогатого скота теперь отнесён к отходам третьего класса опасности, и при проектировании молочных ферм теперь необходимо проходить экологическую экспертизу Росприроднадзора, а затем получать заключения Главгосэкспертизы.

— Эти сложности затрагивают процесс проектирования, что происходит на двух из перечисленных проектов. Приходится сопровождение вести буквально в ручном режиме.

Так получат ли дети качественное молоко от местных производителей?

Как уже было сказано выше, лишь четверть произведённого в регионе молока идёт в переработку. Кроме того, продолжается процедура банкротства на Кагальницком молзаводе, а это единственный завод, который может по всем стандартам производить школьное молоко.

Отметим, что в феврале текущего года ростовские эксперты открыто заявили, что в детских садах и школах Ростова детей кормят фальсифицированными молочными продуктами.

Как сообщил директор по маркетингу и продажам компании «Белый медведь» Денис Афанасьев, при выборе поставщика у заказчика, по сути, выбора и нет: 44 ФЗ обязывает его заключить договор с тем, кто предложит меньшую цену.

— Мы просто играем по разным правилам. Мы, добросовестные производители, не можем поставлять продукты в муниципальные учреждения, потому что побеждают производители фальсификата. И это имеет массовый характер! Наши дети в Ростове кушают фальсификат! Это факт! И мы не можем найти конец этого клубка, чтоб его распутать. И куда бы мы ни обращались, слышим только одно: мы соблюдаем действующее законодательство.

В рамках второго Всероссийского форума продовольственной безопасности тему поддержал глава Россельхознадзора РФ Сергей Данкверт. Он выступил с критикой системы госзакупок, в принципе допускающей приобретение для детского питания некачественной продукции.

— Конкурсы на приобретение продуктов питания для школ, детских садов и лечебных учреждений позволили добиться того, что питание стало более качественным? Победит качественная продукция в этом конкурсе, где главный критерий отбора — снижение цены? Я думаю, что многие здесь со мной согласятся: мы создали систему во многом порочную.

Между тем, по словам Константина Рачаловского, готовятся изменения в федеральном законодательстве, которые позволят изменить ситуацию к лучшему. Они предполагают квотирование местных производителей на закупках для определённых территорий. Кроме того, в приоритете будут показатели качества, а не только цены.

#