12,27₽
95,22₽
89,00₽

На суде по делу Сергея Моргачёва у начальника ГИБДД Ростова Алексея Дятлова начались провалы в памяти

Полицейский не смог вспомнить, что говорил ранее

Начальник Госавтоинспекции Ростова Алексей Дятлов. Фото dontr.ru
Начальник Госавтоинспекции Ростова Алексей Дятлов. Фото dontr.ru

После недолгого перерыва в Советском районном суде Ростова продолжились слушания по делу начальника УГИБДД области Сергея Моргачёва, обвиняемого в превышении должностных полномочий. По версии следствия, обвиняемый дал указания подчинённым отремонтировать несколько «гостиничных номеров» в новом здании областной Госавтоинспекции, а также благоустроить территорию вокруг управления.

Для дачи показаний по делу в суд вызвали двух потерпевших: действующего начальника ГИБДД Ростова Алексея Дятлова и командира взвода Донского отдельного батальона УГИБДД № 1 Константина Михайлова.

Первым допросили Дятлова. Начал подполковник довольно бодро. Он рассказал, что в апреле 2015 года сначала в кабинете, а потом на свежем воздухе у него состоялся разговор с начальником УГИБДД Ростовской области Сергеем Моргачёвым. Суть беседы Дятлов обрисовал так:

— Мне поставили задачу привести в эксплуатируемое состояние две стоянки для служебного транспорта и посетителей и клумбу перед зданием. Я спросил, должен ли я кого-то привлечь, и Моргачёв мне ответил, что ему всё равно — надо сделать. И я решил использоваться свои средства для того, чтобы поставленную задачу выполнить... — тут Алексей Дятлов запнулся. Но ему на помощь пришла гособвинитель: «...чтобы не порождать конфликт с начальником...»

— Да, чтобы не порождать конфликт с Моргачёвым, потому что у нас уже были натянутые отношения, — уловил подсказку Дятлов.

Потом, по словам подполковника, он обратился в городской департамент автодорог к директору Араму Егиазаряну с просьбой посодействовать в решении проблемы, но получил вежливый отказ: в крайнем случае, поможем лишь техникой.

Несолоно хлебавши, Дятлов отправился к своему другу, ныне покойному начальнику ОМВД Сальского района Евгению Топоркову, чтобы занять денег.

— У меня было 430 тысяч, а мне не хватало, чтобы выполнить указание. Я занял у него 100 с лишним тысяч, — пояснил суду Дятлов.

Адвокаты Сергея Моргачёва попросили потерпевшего уточнить, где он взял 430 тысяч и сколько именно ему занял Топорков.

На первую часть вопроса Дятлов ответил почти без запинки. У него самого денег нет, пришлось брать у жены — она учитель в школе № 44 и параллельно приторговывает ширпотребом по интернету. Сколько именно денег дал Евгений Топорков, выяснить удалось лишь приблизительно.

— Да какая разница, сто тысяч или пятьсот. Я занял эти деньги, — в итоге бросил Дятлов.

Самое интересное началось, когда адвокаты Моргачёва стали сравнивать показания, которые давал на очной ставке потерпевший, и то, что он произнёс в суде.

— Расскажите о встрече с главой администрации Ростова Сергеем Горбанем, — попросила адвокат Людмила Лысенко.

— Моей встречи? — уточнил Дятлов.

— Ну не моей же, — улыбнулась Лысенко.

Сначала Алексей Дятлов говорил, что не помнит, ходил ли вообще он к Горбаню, но когда ему зачитали его признания на очной ставке, полицейский вдруг вспомнил, что в мэрию он всё же приходил.

Как выяснилось, Дятлов ещё до того, как якобы получил приказ (а это было, по его словам, в апреле 2015 года) записался на приём к Сергею Горбаню. Попал туда с второго раза. Градоначальник в просьбе помочь отказал: «Это земля не наша, поэтому если мы потратим деньги, то это будет нецелевое использование».

Впрочем, Горбань, по словам Дятлова, всё же звонил в департамент автодорог, после чего туда обратился Дятлов и получил вежливый отказ (читай выше).

Согласно хронологии событий, установленных в ходе допроса Дятлова, потерпевший в марте, то есть ещё до получения указания Моргачёва, пытался решить вопрос с благоустройством.

Выяснилось также, что именно покойный Топорков посоветовал Дятлову обратиться в строительную фирму в Чалтыре, чтобы те небезвозмездно помогли решить поставленную задачу.

Строители завезли материалы — щебень, асфальт, грунт, а работы провели шабаи из Средней Азии, с которыми Дятлов расплатился наличкой.

Следующий вопрос защитника Моргачёва поверг подполковника в уныние.

— Вы наверняка знаете ведомственный приказ, в котором сказано, что вы не позднее чем на следующий рабочий день обязаны сообщить начальнику главка о неправомерных, как вы говорите, указаниях Моргачёва. Почему вы это не сделали, а сами по сути преступили закон?

— Я боялся за свою судьбу, что меня накажут и уволят. Я выговор письменно получил и устно тоже, — заявил подполковник.

Однако тут же выяснилось, что выговор начальнику ГИБДД города объявил не Моргачёв, а Ларионов, и что случилось это уже после открытия нового здания УГИБДД, в августе, — за то, что подполковник не исполнил приказ начальника.

Отдельная тема — при каких обстоятельствах было написание заявления на Моргачёва. Из показаний Дятлова, которые он дал ближе к концу допроса, выходило, что отношения с начальством у него стали портиться в августе, когда он получил выговор, хотя в начале допроса заявлял, что натянутые отношения были в апреле. И вот, обидевшись на несправедливость, 16 сентября он отправился в областное следственное управление СКР. По странному стечению обстоятельств, именно в этот же день (видимо, тоже почувствовав обиду) в СУ СКР к одному и тому же следователю пришли сразу несколько сотрудников Госавтоинспекции и написали примерно одно и то же.

Провалы в памяти — «тут помню, тут не помню» — у Алексея Дятлова во время допроса возникали ещё неоднократно.

У него без особого успеха попытались выяснить: когда же он говорил правду, в суде или на очной ставке?

Смотреть на подполковника было тяжело: немолодой уже мужчина метался из стороны в сторону. Сначала он сказал, что верить надо сказанному в суде, потом сказал, что правду он говорил на очной ставке...

В конце концов он заявил:

— Да не помню я! И не пойму, что вы от меня ходите!

— Как вы с такой памятью занимаете такой высокий пост? — задала риторический вопрос Людмила Лысенко. 

Потерпевшего поддержали гособвинитель и судья: он же вам уже ответил, что не помнит, и действительно, что вы от него хотите.

Гораздо более молодой коллега Дятлова Константин Михайлов признаков амнезии не проявил. Он чётко, словно читая по написанному заранее тексту, сообщил с точностью до рубля, сколько стоили стройматериалы и обстоятельства, которые предшествовали ремонту.

Оказалось, что именно он предложил Александру Кардашяну (своему другу детства и по совместительству непосредственному начальнику) помочь финансово отремонтировать один из «гостиничных номеров».

Михайлов, по его словам, потратил на ремонт в общей сложности 2,5 млн рублей: вложил свои 250 тысяч рублей — «это деньги от продажи личного автомобиля Nissan Juke», получил от Кардашяна 300 тысяч рублей, а остальное занял у сослуживцев. Причем у каждого кредитора он брал по одной и той же сумме — 150 тысяч.{{voter}}

Как выяснилось, Михайлов, как и все остальные, выполнял указание сверху, потому что очень боялся быть уволенным.

— Я слышал, как Сергей Владимирович {Моргачёв. — donnews} во время телефонного разговора с Карадашяном говорил на повышенных тонах и не хотел проблем, — пояснил суду Михайлов. 

На следующем заседании будут допрошены сразу 6 свидетелей по делу. Можно не сомневаться, будет интересно и познавательно.

#