13,00₽
100,22₽
94,15₽

Охранники супермаркетов пресекли бы теракт в Домодедово

Их квалификация выше, чем у охраны аэропорта

Доктор психологических наук, комиссар международной полицейской ассоциации по ЮФО Евгений Чернов рассказал о причинах трагедии в Домодедово, которые, скорее всего, являются следствием непрофессиональной работы охранников и отсутствием организации работы аэропорта с пассажирами. Он считает, что охрана аэропорта Домодедово, так же как охрана других вокзалов России, выглядит профессиональной только внешне. За громкими названиями служб и должностей зачастую стоят случайные люди и непрофессионалы, не знающие азов своей специальности.

 — С вашей точки зрения, почему такое произошло в аэропорту, где, как наперебой уверяют все службы, предприняты все меры безопасности, где установлены камеры наблюдения, где стоит квалифицированная и натренированная охрана?

— А охрана действительно квалифицированная? А камер наблюдения действительно необходимое количество? В помещении должно стоять несколько камер. И если они установлены грамотно, лицо смертника на них должно было обязательно попасть, почему об этом никто не упоминает? На Западе уже объявили бы о том, что внешность смертника известна, что устанавливается его личность и личность организаторов теракта, никакого ущерба для оперативной работы в таких заявлениях нет. А у нас об этом почему-то молчат, почему? Может, камер все-таки не хватало или эти камеры были расположены неграмотно? По поводу квалифицированности и натренированности охраны у меня сразу вопросы: скажите, где находился человек, наблюдавший за мониторами слежения за полчаса до теракта, за десять минут, в момент взрыва, он не отошел кофе попить? А кто оценивал психологическое состояние людей, вошедших в зал, степень безопасности?

— Простите, при чем здесь психологическое состояние посетителей аэропорта?  

— Недавно я прилетел в Израиль, зайдя в здание аэропорта, огляделся, осмотрел расположение камер наблюдения, охраны, запасной выход. Так вот, до паспортного контроля я не дошел, меня представители службы безопасности  взяли под белы руки, бережно привели в спецкомнату, осмотрели и устроили допрос. Оказывается, наблюдающий за входящими пассажирами сотрудник охраны мгновенно «вычислил» меня. Этот наблюдающий — профессионал, он работает на этом месте много лет. Неоднократно проходил подготовку, переподготовку, многочисленные тренинги. Этот человек видит неадекватность поведения отдельного человека в толпе среди десятков людей. Прощаясь с ними, я не удержался, сказал: МОССАД работает великолепно. Есть у нас в Домодедово персонал такого уровня? Если есть — то почему никто ничего не увидел? Если нет — то вся эта масса охранников и система охраны почти бесполезна.

 — Да, кстати, объявлено об увеличении мер безопасности…

 — Каким образом? Увеличением числа охранников или ужесточением порядка досмотра, или и тем и другим? Что изменится от того, что вместо одной девочки, которая водит по вашим вещам железякой, будут водить две или три? От того, что вместо пяти охранников будут сидеть десять? От того, что каждого пассажира будут, извините, «шманать» по двадцать минут? Все это, скорее, увеличит толпы людей на вокзалах, а значит, и возможность проведения нового теракта, и количество жертв. Причина не в недостатке мер по охране, их более чем достаточно, а в профессиональном их исполнении. У нас будут искать стрелочников, а надо готовить спецов, таких как в том израильском аэропорту.

 — Кто-то из комментаторов теракта в Домодедово сказал, что самая большая проблема современных вокзалов — неизбежность скопления большого количества людей.

— Современный аэропорт — это, прежде всего, отсутствие массовых скоплений людей при очень большом количестве пассажиров. Я был в аэропорту в Вашингтоне, что поражает — он выглядит пустым, хотя пассажирооборот там никак не меньше, чем у нас. Там нет массы ларьков, оравы таксистов, которые наперебой предлагают свои услуги, вы не увидите диких очередей на досмотр перед посадкой в самолет. Организовано все таким образом, что уезжающие спокойно проходят досмотр, оперативно загружаются в самолет, прибывающие получают свои вещи и идут к встречающим, при этом толп нет нигде. И заметьте, приёмы и методы досмотра у них такие же, как у нас, не отличаются.

— Каким же образом все это там удается?

 — Американцы просто-напросто сделали выводы после 11 сентября. Четко организованы прибытие, отъезд, размещение людей без их скопления. Кроме того, должен быть профессионализм личного состава: персонала авиакомпаний и охраны. У нас в супермаркетах охрана работает профессиональнее, чем в аэропортах!

— Ну, знаете...

 — Посудите сами. В супермаркетах под наблюдением находится каждая кассир, каждый участок торгового зала, наблюдатели оценивают покупателей и вычисляют подозрительных, неадекватных. В залах под видом покупателей работают охранники, которые также наблюдают за потенциальными воришками. Владельцы супермаркетов высчитали, что им выгоднее содержать всю эту охрану, чем терять на воровстве покупателей. Теперь скажите, есть в Домодедово система наблюдения за поведением офицеров охраны? Может быть, у смертника на лбу было написано, что он террорист, а наблюдатель вместо того, чтобы вычислить его и принять меры, пил кофе или болтал с подчиненным? Кроме того, в Штатах, в Израиле есть служба психологического контроля. Если человек, ответственный за безопасность сотен людей, накануне поругался с женой или пришел с похмелья, там его без лишних разговоров отстраняют от работы. Возможно такое у нас?

 —Что нужно в России сделать, чтобы довести безопасность вокзалов до приемлемого уровня?

 — Отказаться от национальной традиции при наборе специалистов — от кумовства. При этом начинать надо с самых высших чинов. Вот в тех же США — представьте себе, руководитель подразделения не может сам набирать себе подчиненных, кумовство невозможно или крайне затруднено. Его подчиненных набирает специальная служба, которая отвечает головой за их профессионализм. Подбор кадров по блату невозможен. Далее, этот начальник не может уволить своего подчинённого, он может только пожаловаться на него в эту самую службу подбора кадров, а там решают, оставить его или уволить. То есть выживание строптивых подчиненных из ведомства также крайне затруднено. Остаётся только работать как можно лучше.

— А у нас?

— А у нас назначают главой ведомства некоего генерала, который не хватает звезд с неба в смысле профессионализма, но является для кого-то своим человеком. Генерал подбирает себе подчиненных, тоже своих людей, при этом зорко следит, чтобы среди подчинённых не было людей умнее его, чтобы, не дай Бог, не подсидели. Назначенные генералом люди по такому же принципу подбирают подчиненных себе, получается, что мест для думающих людей или профессионалов почти не остается, так как они невыгодно оттеняют непрофессионализм своих начальников. Так и живем. Правда, бывает, что назначают по объективным данным — образование, документы, аттестация. Но уровень этой аттестации зачастую очень сомнителен, так как выпускника аттестовала не сторонняя, а обучающая организация, которой невыгодно отмечать невысокий уровень подготовки выпускников.

—  Где же выход?

 — Я уже говорил: отказаться от кумовства, готовить профессионалов и, главное, искать их, у нас масса великолепных специалистов занимается неизвестно чем, в то время как серьёзными делами руководят посредственности. Правда, в этом случае наш генерал рискует остаться без должности.

 

#