12,58₽
99,02₽
90,89₽

Подозреваемые по «делу наркологов» написали из Ростовского СИЗО обращение к президенту России

Авторы попросили оградить их от произвола ФСБ

Трое из семи подозреваемых по громкому «делу наркологов», находящихся в СИЗО № 1 Ростова, во вторник написали открытое обращение, в котором они просят помощи у «народа, юристов и президента». В своём обращении авторы, иронически представляясь «преступным сообществом», сообщают, кто и почему упрятал их за решётку.

«Мы защищали права алкоголиков и наркоманов, что обязаны делать все наркодиспансеры. Обязаны, но ни один, кроме Новочеркасского, этим не занимался. Одна из основных социальных проблем наркозависимых — это притязания на их жильё со стороны: бандитов, оборотней, родственников, близких и др. Лишившись жилья, трудно приспособиться к нормальной жизни, даже если ты успешно прошёл курс лечения и хочешь жить и работать. Мы делали всё возможное, чтобы в рамках закона восстановить пациента в правах (в том числе — жилищных) и оградить его от посягательств... Суть метода в том,что если у пациента сильная зависимость или деменция (слабоумие), то необходимо принять меры по ограничению, либо лишению его дееспособности. В этом случае ни бандиты, ни маклеры, ни близкие, и, даже, «плохие» полицейские не смогут завладеть жильем пациента. Все сделки недееспособных блокируются законом! Эта ситуация очень не понравилась, что удивительно(!) сразу: местным и региональным ФСБ, прокуратуре и полиции. И, угадайте, что эти органы сделали? Правильно, они нас, с нашими идеями, спрятали в СИЗО...».

Авторы обращения говорят об отсутствии логики в выдвинутых в отношении них обвинений.

«... Органы уверенно утверждают, что лишая пациента дееспособности, мы покушались на его жильё!? Здесь, еще раз, подчеркнём, что по гражданскому законодательству, сделки недееспособных практически невозможны: для этого необходимо разрешение межведомственного совета по опеке, предоставление аналогичного жилья и постановление главы администрации. Зачем нам несколько лет безуспешно покушаться на жильё пациентов? Не легче ли было взять «заколотого» и «запуганного» пациента и поехать сразу к нотариусу? Тем не менее, органы стоят на своём — мы, лишая по медпоказаниям пациентов дееспособности, делали что-то незаконное. Наверно, что-то неудобное, очень неудобное для них (Органов) и покрываемых ими маклеров – мы ставили запрет на имущественные сделки с наркозависимыми». (Орфография и пунктуация сохранены, полный текст обращения см. фото. — Прим.авт.)

Напомним, что о «деле наркологов» широкой общественности стало известно в конце июля текущего года. Облпрокуратура на своём сайте сообщила, что в отношении семи жителей Новочеркасска возбуждены уголовное дело по двум частям статьи 210 УК РФ — «организация преступного сообщества» и «участие в преступном сообществе». Подозреваемым, трое из которых оказались сотрудниками местного наркологического диспансера, вменялся в вину отъём обманным путем квартир и земельного участка у клиентов диспансера.

Сообщение прокуратуры появилось в конце июля, но, как выяснилось, позднее это была переквалификация уголовного дела, возбужденного еще в 2012 году, но по статье 159 УК РФ «мошенничество».

В своём обращении арестанты объясняют почему, на их взгляд, следователи так поступили.

«Нас (по ст.159 через 30 УК РФ) продержали под стражей с октября по август, практически ничего не делая, а когда предельные сроки содержания под стражей стали истекать (т.к. по 159 УК – это 1 год) — возбудили дело по ст.210 УК , что позволяет продлить стражу до 1,5 лет», говорится в обращении.

Согласно материалам следствия, организатором ОПС является 33 -летний кандидат социологических наук Андрей Черкасов, работавший в Новочеркасском наркодиспансере специалистом по социальной работе.

Мать Андрея Черкасова отказывается верить в виновность своего сына.

— Я видела документы, в которых мой сын и есть самый злодей, который всё организовал, грабил бедных пациентов и забирал все деньги. То есть парень, которому на момент преступлений было 27 лет, подчинял себе людей по возрасту годящихся ему в отцы, — говорит Наталья Черкасова.

Отметим, что в деле фигурируют эпизоды, которые относятся к 2006-2007 годам.

По словам Натальи Черкасовой, изначально в марте прошлого года в разработку взяли неизвестных ей людей, а затем уже в октябре арестовали и её сына.

— По моему мнению, Андрей и его друзья по несчастью, помешали банде так называемых черных риэлторов, которая действует в Новочеркасске и людям в погонах, которые им покровительствуют. В этом, как мне кажется, и кроется причина, по которой ребят упекли за решётку. Кстати, в своих жалобах из СИЗО ребята пишут во все инстанции, но их упорно не слышат, — отмечает Наталья Черкасова.

Из проходящих по делу Наталья, по её словам, хорошо знает еще двоих — кто работал с её сыном в наркодиспансере: соцработник Сергей Добротворский и зав отделением диспансера Евгений Девицкий.

— Знаю, что среди остальных есть женщина, риэлторы и спортсмены, — рассказала Черкасова.

Однако у прокуратуры иное мнение насчет непричастности фигурантов дела.

— Мы опираемся на факты, а не на эмоции. А факты таковы, что преступное сообщество действительно было создано. Следствию уже удалось доказать семь эпизодов, в которых членами сообщества были присвоены права на пять квартир и один земельный участок. Причём, по версии следствия, роль каждого из членов сообщества была расписана до мелочей: кто-то занимался подбором лиц, склонных к употреблению алкоголя и имеющих недвижимость, кто-то оформлял сделки с ними, а единственный врач в сообществе оказывал на пациентов медикаментозное воздействие, чтобы признать их недееспособными. По версии следствия, координировал все действия сотрудник наркодиспансера. Дальнейшие комментарии считаем преждевременными — следствие продолжается. Но повторю, что всё сказанное выше — это версия следствия, основанная на доказанных фактах. Окончательный вердикт, как известно, выносит суд, — резюмировала старший помощник облпрокурора Оксана Сухарева.

Комментарий в ГСУ получить не представилось возможным, там сослались на тайну следствия.

По словам Натальи Черкасовой, за время нахождения в СИЗО её сын заболел туберкулёзом — «его специально посадили в камеру к больным заключённым» —  а у одного из подозреваемых родился ребенок.

В то же время, когда завершится следствие, пока неизвестно. По существующему законодательству, сроки содержания под стражей ограничиваются двумя годами. Однако известно немало случаев, когда людей держат за решеткой по несколько лет.

#