12,23₽
96,14₽
88,58₽

Пострадавшие по делу начальника УГИБДД Сергея Моргачёва изменили показания

В ходе судебного заседания прозвучало слово «совесть»

УГИБДД по Ростовской области. Фото donnews.ru
УГИБДД по Ростовской области. Фото donnews.ru

Спустя месяц в Ростове возобновились слушания по делу начальника УГИБДД по Ростовской области Сергея Моргачёва, обвиняемого в превышении должностных полномочий.

Фабула обвинения такова: Моргачёв якобы поручил отремонтировать несколько кабинетов в новом здании областной Госавтоинспекции, превратив их из рабочих помещений в гостиничные номера. Ремонт должны были сделать за «внебюджетные» средства. В деле называются и имена назначенных «спонсоров». Двух из них — командиров первого и второго батальонов ДПС ГИБДД №1 Андрея Кардашяна и Александра Своеволина — вчера допросили.

Но для начала напомним краткое содержание предыдущих серий — заседаний суда. Их было четыре. В суде удалось обсудить и решить вопрос о переносе вещдоков — стройматериалов, которые были обнаружены в «гостиничных» номерах, а также начать допрос Андрея Кардашяна, возглавляющего первый батальон ДПС.

Однако Кардашяна удалось допросить лишь частично. На следующее заседании он не явился, сославшись на командировку. Только с третьей попытки удалось допросить и Своеволина — он также скоропостижно в день заседания отправился в отгул. Судье такая ситуация надоела и она обратилась к руководству ГУ МВД, чтобы те образумили своих подчинённых.

В понедельник, 15 августа, в суд явились не только Кардашян со Своеволиным, но и сотрудник первого батальона Константин Михайлов и начальник ОГИДББ Батайска Алексей Дятлов.

Кардашян повторил сказанное ранее: в мае 2015 года его пригласил к себе в кабинет начальник контрольно-профилактического отдела УГИБДД Алексей Алексеенко, который сообщил о необходимости отремонтировать и оснастить техникой два «гостиничных» номера. Алексеенко подвёл Кардашяна к номерам (они располагались на втором этаже) и показал фронт работ.

Со своей головной болью начальник первого батальона приехал на рабочее место и поделился печалью со своим другом и подчинённым — капитаном Константином Михайловым. Тот ободрил и сказал, что вопрос будет решён.

Как следовало из рассказа Кардашяна, он внёс 300 тысяч собственных сбережений, ещё 600 тысяч наскрёб по сусекам Михайлов. Остальную сумму — 1,5 млн рублей — собирали командиры взводов батальона.

В повествовании Кардашяна ключевым словом явилось «собрать». Когда защитники Моргачёва заметили, что сбор денег с личного состава — преступление, Кардашян заявил, что он такой команды Михайлову не давал, это личная инициатива его подчинённого. Сидевший рядом Михайлов, видимо, почувствовал, что начальник брякнул лишнего, и поспешил уточнить: деньги он не собирал, а занял.

— Да, действительно, он занимал, — мгновенно сориентировался Кардашян.

— Но вы же на предыдущих допросах говорили, что Михайлов собирал деньги с командиров взводов, вот и в материалах дела это есть, — сказала адвокат Сергея Моргачёва Людмила Лысенко.

— Я не придал этому значения, — отреагировал Кардашян.

Однако вдруг Кардашян заявил, что не от Алексеенко он получил задание обеспечить ремонт и закупить технику, а от Моргачёва.

Адвокаты ему напомнили, что до этого заявления было ещё две версии: следователям областного следственного управления СКР Кардашян заявлял, что поручение получал от Алексеенко, а в объяснении следователю седьмого следственного отдела СКР (с дислокацией в Ростове-на-Дону) и того больше — что вообще не имеет никакого отношения к ремонту и никаких денег не давал.

— Когда же вы говорили правду? — спросила адвокат Моргачёва.

— Сейчас, — с улыбкой заметил Кардашян.

И, наконец, ключевой момент: почему командир первого батальона, получив незаконный приказ собрать деньги, не обратился к начальнику ГУ МВД Ларионову? Почему не было обращения в УСБ, ФСБ?

— Я боялся, что это повредит моей карьере и меня выгонят с работы, — ответил Кардашян.

— А кто вас назначал на должность? — поинтересовалась адвокат.

— Начальник ГУ МВД, но предложил Моргачёв, хотя я не хотел переводиться {на тот момент Кардашян был начальником ОГИБДД Таганрога. — donnews.ru}, — ответил полицейский.

— А почему не захотели, ведь это же повышение, продвижение по карьерной лестнице? — спросила Людмила Лысенко.

— Я знал специфику работы, — расплывчато ответил допрашиваемый.

— Если вас назначал Ларионов, каким образом Моргачёв мог повлиять на вашу карьеру? — последовал вопрос.

— Вы его не знаете, он на каждом заседании говорил, что кого-то уволит, и мне тоже говорил. Вот у меня за первое время сразу было три взыскания, — с обидой заметил Кардашян.

— А почему вы сначала следователю сказали, что не имеете отношения к ремонту и денег не давали, а потом вдруг признались? — адвокат продолжила.

— Меня осенило, совесть заговорила, — отмахнулся Кардашян. — Я понял, что совершил ошибку и пошёл в следственное управление.

Что любопытно, 16 сентября 2015 года осенило не только Андрея Кардашяна, но и Алексея Дятлова, и Александра Своеволина, и они дружною толпой пришли на Береговую, где располагается СУ СКР по Ростовской области. По неофициальной информации, им дали понять, что «пора бы прозреть».

Спустя пять месяцев — в январе 2016-го — Андрея Кардашяна осенило ещё раз и он написал заявление, в котором указал, что пострадал материально при ремонте и хочет получить компенсацию. Теперь в материалах следствия он проходит как потерпевший.

Ещё одного потерпевшего допросили вслед за Кардашяном. У командира второго батальона ДПС Александра Своеволина были другие причины дать денег на ремонт. Он Моргачёва не боялся.

— Отношения у нас были нормальны, рабочие, конфликтов не было, — отрапортовал Своеволин.

По словам полицейского, в мае его вызвал к себе Алексей Алексеенко и сказал, что надо оплатить ремонт в одном из «гостиничных» номеров.

Алексеенко подвёл Совеволина к некому Евгению — «он то ли дизайнер, то ли прораб» — и сказал, что все вопросы будут решаться через него.

Своеволин оказался менее щедрым, чем Кардашян, и деньги дал не сразу.

— Я не сказал напрямую, что не дам, я сделал это культурно, мол, типа, да, да, а сам ушёл. Но потом они стали настаивать и я дал 200 тысяч наличными, — признался в зале суда полицейский.

— А зачем вы вообще давали деньги, вы же могли отказаться? — спросила прокурор.

— Ну не получилось у меня отказаться! Я дал 200 тысяч и уехал в Орёл. Но мне позвонил Евгений и сказал, что нужны деньги. Я отправил на карту Евгению ещё 600 тысяч — три по 200. В итоге 800 тысяч. Я думал, что отдал деньги и они от меня отстанут. Хотел об этом забыть поскорее, — сообщил Своеволин.

— У вас зарплата небольшая (по признанию Своеволина, 40 тысяч), а где вы взяли такую большую сумму? — последовал вопрос.

— Мне тёща заняла, — ответил полицейский.

Теща у Своеволина действительно золотая. Заняла денег, оформила на зятя доверенность на Porsche Panamera GTS (2014 года выпуска — в зависимости от комплектации такая машина стоит до 12,5 млн), и, видимо, в благодарность при регистрации получила очень непростые номера — О999ОО — круче только у губернатора.

— Так всё же для чего вы отдали деньги? Вы же имели хорошие отношения с Моргачёвым, могли бы к нему зайти и спросить, действительно ли это была его команда? — продолжила допрос адвокат Моргачёва.

— Я же сказал, чтобы не было конфликта между мною и начальством, чтобы чувствовать себя комфортно, — пояснил уже с неким раздражением в голосе Александр Своеволин. — А к Моргачёву я, может, и заходил, но разговора не получилось.

— Почему не получилось? — последовало вдогонку.

— Потому! — ответил Своеволин, давая понять, что тема закрыта.

В ходе допроса командира второго батальона ДПС было ещё несколько моментов, где Своеволин откровенно путался, менял показания, которые он давал ранее, то и дело поглядывая на своего представителя в суде.

Очередное заседание будет выездным: судья, гособвинитель и подсудимый с адвокатами побывают в УГИБДД по Ростовской области, в тех самых номерах, ремонт которых закончился уголовным делом.

#