Яндекс.Метрика

donnews.ru

|

Валерий Чабанов в суде, фото предоставлено родственниками
12 февраля 2017

Родственники директора концерна «ВАНТ» настаивают на его невиновности

Делом Валерия Чабанова займётся Верховный суд РФ

В скором времени исполнится ровно год, как директор некогда крупнейшего строительного концерна «ВАНТ» Валерий Чабанов находится в ростовском СИЗО № 1. Его обвиняют в умышленном похищении средств дольщиков. Журналист donnews.ru встретился с дочерью Валерия Чабанова Татьяной и выяснил, почему в этом процессе всё далеко не так однозначно, как кажется на первый взгляд.

С нуля — до крупнейшего застройщика Юга России

Концерн «ВАНТ» ведёт свою историю с начала 2000-х годов. В общей сложности в него входили порядка 30 различных компаний, офисы которых были расположены в 10-этажном здании на ул. 50-летия Ростсельмаша. Это были не только застройщики, но и производители кирпича, пластиковых окон, железобетонных конструкций и так далее.

— Мой отец всегда мечтал об организации закрытого цикла строительства, чтобы внутри концерна производилось всё необходимое для возведения жилых домов, — рассказала Татьяна.

С момента начала деятельности концерн в общей сложности сдал в эксплуатацию порядка 650 тысяч квадратных метров жилья в Ростове-на-Дону, Батайске, Азове, Туапсе, Сочи, Новороссийске. На тот момент «ВАНТ» был крупнейшим застройщиком в ЮФО.

— Для понимания: стандартный 10-этажный жилой дом — это примерно 5 тысяч квадратных метров. То есть речь идёт о сотнях сданных домов. Одно это уже говорит о том, что «ВАНТ» — это не компания каких-то мошенников, как сейчас, после публикаций в СМИ, многие считают, — говорит Татьяна.

Начало конца

Всё было хорошо до 2008 года, когда грянул экономический кризис. Начался массовый отток капитала, ипотечный рынок фактически рухнул, застройщики массово банкротились. Цены на недвижимость резко упали.

— Новых инвесторов, дольщиков, не было, а старые начали расторгать договоры, массово требуя назад свои деньги. Ведь они покупали жилье по 45-50 тысяч рублей за квадратный метр, а цены упали до 30 тысяч, фактически до себестоимости строительства. Строители, в том числе мой отец, «выкидывали» на рынок что могли, чтобы получить хоть какие-то средства на достройку начатых домов, но не покупалось и это. Тем временем, люди, зачастую группами по 30-40 человек, десятками миллионов рублей взыскивали с компаний концерна свои деньги. Как могли, они защищали свои права. Никто их не винит, — рассказывает дочь гендиректора концерна «ВАНТ».

Поскольку подобные истории происходили по всей стране, так называемая «проблема обманутых дольщиков» вышла на федеральный уровень. Региональным властям было спущено распоряжение разрешить ситуацию, то есть достроить дома. В Ростовской области начались регулярные совещания при участии всех первых лиц региона, в том числе представителей правоохранительных органов. На каждом из них, ни от кого не скрываясь, исправно присутствовал и Валерий Чабанов.

Поиски решения

В 2010 году директор концерна «ВАНТ» принял решение — под залог собственного недвижимого имущества общей стоимостью порядка 3 миллиардов рублей (ресторанный комплекс и земельный участок в центре Сочи на Курортном проспекте и то самое 10-этажное офисное здание концерна на 50-летия Ростсельмаша в Ростове) Чабанов договорился с ЮЗБ Сбербанк о предоставлении кредитной линии в 1,3 миллиарда рублей на достройку всех проблемных объектов. Привлечь обычный банковский кредит на этот момент он уже не мог, так как дольщики, считая, что их обманули, начали подавать иски о банкротстве концерна.

Однако вскоре в ЮЗБ Сбербанк поменялось руководство, и первым требованием новой команды стало предоставление концерну со стороны властей Ростовской области банковской гарантии.

— Но на тот момент область не могла себе этого позволить даже технически, так как бюджет уже был весь расписан. В итоге кредитование концерна Сбербанком остановилось после первых же траншей общим объёмом в 270 миллионов рублей, на которые удалось достроить порядка 3-4 многоквартирных домов. При этом имущество, которое отец заложил под эту кредитную линию, банк не высвободил. Залоговое имущество «ВАНТа» на общую сумму более 3 миллиардов рублей Сбербанком взыскивается по сей день, хотя в кредит было выдано всего 270 миллионов, вместо 1,3 миллиарда, — рассказывает Татьяна.

Она уверена, что если бы эти деньги были бы полностью переданы «ВАНТу», то никаких «обманутых дольщиков» сейчас бы не было.

— В Краснодаре есть такая компания — «Девелопмент Юг», у которой в те годы проблемы были ещё серьёзнее. Им на исполнение своих обязательств нужно было 3 миллиарда рублей, и они смогли их в банках найти. Сейчас это успешная компания, которая недавно вышла на рынок Ростовской области. «ВАНТу» нужно было всего 1,3 миллиарда, но Сбербанк свои обязательства до конца не выполнил, — говорит Татьяна.

Тогда же Валерий Чабанов лишился последних крупных активов — завода керамзитно-бетонных деталей в Красном Сулине, кирпичного завода в Мясниковском районе и так далее. Эти предприятия в качестве «отступных» отдали кредиторам «ВАНТа», чтобы они не банкротили предприятия и концерн мог бы и дальше искать возможности для выполнения своих обязательств перед дольщиками.

Параллельно, продолжает Татьяна, власти Ростовской области разработали схему, согласно которой «ВАНТ» через Региональную ипотечную корпорацию передал бы все нераспроданные квадратные метры жилья привлечённому московскому инвестору — ЗАО«Металлургспецоборудование».

— Передача предлагалась фактически по себестоимости строительства. В среднем по 30 тысяч рублей за квадратный метр. Как заявляли представители инвестора, на разницу между тем, за сколько они это купили и тем, сколько это реально стоит, они будут достраивать дома. По разработанной тогда областной программе взамен они должны были получить от властей бесплатные земельные участки для собственного строительства. Незадолго до своего отъезда отец совместно со всеми директорами приняли решение пойти на эти условия, — говорит она.

Отъезд из России

По словам Татьяны, вопреки сложившемуся мнению, её отец не сбегал из страны, спасаясь от уголовного преследования.

— В конце 2011 — начале 2012 года он выехал на лечение. Ранее у него было диагностировано онкозаболевание. В череде всех событий он себя попросту запустил. Болезнь прогрессировала и требовала лечения. В это время отец выезжал из страны несколько раз, лежал в том числе и в ростовских больницах. Уголовные дела по заявлениям дольщиков «ВАНТа» к этому моменту велись уже несколько лет, Валерий Чабанов в них фигурировал в качестве свидетеля.

Однако пока он в очередной раз пребывал за границей на лечении, по инициативе прокурора Кузнецова на его имя было подписано постановление об аресте. Приехать для него означало быть задержанным во время пересечения границы РФ и этапированным в СИЗО. После тяжелейшего курса облучения он бы просто этого не выдержал, поясняют родственники предпринимателя.

Как развивались дальнейшие события, широко известно. В октябре 2012 года Валерий Чабанов был объявлен в федеральный розыск, спустя год — в международный по линии Интерпола. Ему инкриминируют статью 159 часть 4 УК РФ — мошенничество в особо крупном размере в составе группы лиц.

В итоге в феврале 2016 года его задержали в Таиланде и вскоре депортировали в Россию. В середине августа уголовное дело в отношении Валерия Чабанова передали в суд.

Судебный процесс

В настоящее время дело в отношении Валерия Чабанова рассматривает Кировский районный суд Ростова. В процессе фигурируют пять домов, часть из которых вызывает у стороны защиты серьёзные вопросы.

— Кризис 2008 года привел к тому, что «ВАНТ» не достроил порядка 16 домов. Где-то 10 из них так и не завершены, шесть сданы. При этом в деле фигурируют объекты, по которым конфликт давно исчерпан. Например, ЖСК «Ботанический сад». Ещё в 2008 году, когда стало понятно, что этот объект строиться не будет, людям выдали либо денежные компенсации, либо квартиры в другом доме на улице Горького. Та же ситуация с домом на Штахановского-Днепровском. Дольщикам предоставили жильё в 4 других пятиэтажных домах, 3 уже введены в эксплуатацию. Дом на Университетском-Филимоновской-Лермонтовской введён в эксплуатацию в прошлом году. — рассказывает Татьяна.

По её словам, сторона обвинения объясняет такую ситуацию тем, что Валерий Чабанов, якобы будучи мошенником, в какой-то момент решил скрыть свои «преступные деяния», возместив причинённый вред.

— Предъявленная моему отцу статья чётко формулирует изначальный умысел на мошенничество, без намерения исполнять перед людьми свои обязательства. Факты же говорят об обратном. Мой отец, даже попав в кризисную ситуацию, предпринимал все возможные действия, чтобы достроить дома, — говорит дочь директора концерна «ВАНТ».

К предъявленной Чабанову «тяжкой» статье УК РФ у защиты есть и другие вопросы. Дело в том, что изначально в деле «ВАНТа» было несколько подозреваемых. Позднее, так как Валерий Чабанов находился не в России, дело в его отношении было выделено в отдельное производство. Другие подозреваемые уже давно осуждены, однако по совершенно другой, «предпринимательской» статье о мошенничестве в сфере договорных отношений, которая квалифицируется как средней тяжести. Она не предполагает содержания в СИЗО на время следствия и судебного делопроизводства, максимальное наказание по ней в два раза меньше — пять, а не десять лет лишения свободы.

— Получается, что мой отец и люди, которые, как решил суд, ему пособничали, проходили по разным статьям. Но обвиняют их по одному преступлению. По делу «ВАНТа» завершено три судебных процесса, которые дали оценку всей этой истории. Это называется принцип преюдиции. Но в отношении моего отца он почему-то не работает. А ведь 10 лет колонии общего режима для онкобольного 63-летнего человека — это смертный приговор, — говорит Татьяна.

Неоправданная жестокость

По мнению дочери директора концерна «ВАНТ», причин, почему процесс по делу Валерия Чабанова складывается именно так, несколько.

С одной стороны, есть запрос общественности, которая «жаждет крови». Так как совместные усилия чиновников, которые за 8 лет так и не смогли решить проблему недостроев «ВАНТа», и СМИ привели к тому, что название концерна и имя его директора сейчас однозначно ассоциируется со словами «мошенники и воры». Ведь люди, счастливо живущие в построенных и сданных домах «ВАНТа», не выйдут на митинг в его защиту. О былых заслугах уже никто не помнит, да и всегда удобно, когда есть один главный виноватый.

С другой стороны, утверждает Татьяна, в деле замешаны и иные заинтересованные лица, которым крайне невыгодно нахождение Валерия Владимировича на свободе.

— Из всех крупных активов отца до момента ареста оставался только один — это половина участка земли на улице Береговой в Ростове. Общая стоимость земли где-то 400 миллионов рублей. Участок долгое время был обременён. Собственник одной половины — бывший партнёр отца — свою долю продал. Вторая часть участка, принадлежащая Валерию Чабанову, сменила собственника посредством фактически рейдерского захвата. Сейчас на этой земле возводится один широко разрекламированный жилой комплекс. Находясь на свободе, отец имел бы полное право предъявить требования на эту землю или на возмещение её стоимости. Я не сомневаюсь, эти деньги были бы направлены на достройку проблемных объектов, — утверждает Татьяна.

Что дальше?

В настоящее время Валерий Чабанов госпитализирован в МОТБ-19 в Ростове, то есть находится в тюремной больнице. После приёма сильнейших обезболивающих в течение более 4-х часов по сегодняшним морозам его 3 раза в неделю доставляют в зал суда на очередное заседание, а потом такой же путь обратно в СИЗО. Организм больного предпринимателя просто не справился. Процесс над Валерием Чабановым находится на стадии опроса свидетелей обвинения.

— Я присутствую на заседаниях. Еще ни один так называемый «свидетель обвинения» не сказал ничего против отца. Напротив, сотрудники компаний, проектировщики, подрядчики если и могут сказать что-то о моем отце, то только хорошее. Поэтому они скорее свидетели защиты, нежели обвинения. Ведь стороне обвинения надо доказать, что мой отец, фактически не являясь директором предприятия, не имея доступа к счетам компаний, к денежным средствам дольщиков (никто из них никогда его даже не видел), каким-то образом украл эти деньги. Но как доказать то, чего не было?! — недоумевает дочь предпринимателя.

Валерий Чабанов в суде

— Сам процесс носит откровенно обвинительный характер. Все ходатайства обвинения судом удовлетворяются, защиты — отклоняются. Переквалификация статьи на более мягкую, ту, по которой судили других участников дела «ВАНТа», даже не рассматривается. Ведь тогда вся история с розыском по линии Интерпола и задержанием моего отца стала бы незаконной. Государство не тратит деньги на поиск подозреваемых в совершении не тяжких преступлений, — говорит Татьяна.

В понедельник, 13 февраля, сторона обвинения будет требовать продлить срок нахождения Валерия Чабанова в СИЗО ещё на полгода. Его родные и защитники настаивают на домашнем аресте, однако ростовские суды раз за разом отказывают в изменении меры пресечения.

— Его состояние сейчас таково, что, находясь в зале суда он зачастую просто не понимает, что происходит. Сказывается действие необходимых ему лекарств. Мой отец не собирается никуда бежать от суда, но ему нужно лечение, нормальный уход и человеческие условия содержания, — настаивает Татьяна.

117 читателей выразили
свое отношение к событию
57%
35%
Ваше мнение?

Добавим, что в начале февраля этого года стало известно, что уполномоченный при президенте РФ по правам предпринимателей Борис Титов обратился к председателю Верховного суда с просьбой проверить обоснованность заключения под стражу предпринимателей, осуждённых по экономическим статьям. Без малого треть списка — бизнесмены Ростовской области. Среди них и Валерий Чабанов.

Сергей Деркачёв

Поделиться