8,90₽
65,86₽
62,50₽

Ростовчане не полезли на баррикады за Алексея Навального

Обошлись тихим сходом

Оппозиционер и блогер Алексей Навальный сегодня был освобождён под подписку о невыезде до вступления приговора в силу. Напомним, что вчера Ленинский районный суд Кирова признал Алексея Навального виновным в хищении имущества компании «Кировлес» на сумму около 16 миллионов рублей и приговорил его к 5 годам колонии общего режима. Активиста взяли под стражу в зале суда.

Многие правозащитные организации, в том числе и иностранные, осудили вынесенный приговор. Волна протеста прокатилась по России. В 40 городах прошли несанкционированные акции, участники которых открыто заявили, что власть пытается убрать своего политического противника, не дав ему возможности участвовать в выборах мэра Москвы.

Огромное число откликов появилось практически во всех социальных сетях: меняли аватарки, ставили различные логотипы, придумывали лозунги, организовывали группы поддержки. Многие выступали за то, чтобы суд и следственные органы служили закону, а не власти. «Мы по-разному относимся к Навальному. Кто-то его поддерживает, кто-то нет. Но мы точно знаем одно: эти уголовные дела — фарс», — написали кировчане на своей страничке «ВКонтакте».

В Москве на Манежную площадь вышли, по разным оценкам, от 7 до 20 тысяч человек, полицейские задержали около двухсот. На половину из них заведены административные дела.

В других городах акции в защиту Навального прошли без плакатов и громких выступлений. Ростов не стал исключением. Всё прошло скромно, тихо и незаметно. Ни перекрытия улиц, ни петард, ни развевающихся флагов, ни строительства баррикад. Как будто акции и вовсе не было.

Вчера общество разделилось надвое — тех, кто посчитал 5 лет колонии вполне справедливой мерой, и тех, кто поддержал Навального и вышел на улицы с надеждой, что ещё не все в нашей стране потеряно. Журналист donnews.ru решил расспросить ростовчан об их гражданской позиции и узнать их мнение о приговоре Навальному.

Владимир Козлов, главный редактор журнала «Эксперт-Юг»:

— Я, мягко говоря, не поклонник Навального. Это безответственный политик, который предлагает только одно — объявить тотальную войну общества против власти, что просто безответственно и вредно для страны. Но при этом история с приговором была воспринята как совершенно неудачная история для российского государства. Всем очевидно, что этот приговор — политический. Достаточно сравнить обстоятельства дела с другими делами, в которых фигурируют более серьезных деньги и отсутствуют при этом приговоры. А раз приговор политический, значит всем уровням власти подается сигнал о том, что давить нужно даже людей, которые мало что собой представляют.

В этой ситуации возникает вопрос: как в такой среде могут возникнуть реально зрелые политические лидеры с альтернативным видением повестки экономического и политического развития. Откровенно несправедливые судилища таким людям посылают сигнал о том, что у них два пути: либо вести серьёзную борьбу и сгинуть, либо не иметь своего мнения. Согласитесь, это слишком узкий выбор. Развивать на деле нужно сферу коммуникации власти и бизнеса, власти и граждан – там делается реальная политика. Не только в Ростове люди массово не поддерживают идею митингов. В регионах просто нет того креативного класса, который является движущей силой митингов в Москве. Здесь люди вписаны в решение реальных проблем, они ближе к реальности. Им менее всего нужны радикальные решения, им нужны другие инструменты реализации своих идей. Заменять всё единой политикой митинга с лозунгом «Долой Путина», объединяться с националистами, разного рода маргиналами, людьми радикальными — для людей в регионах, в Ростове, в частности, неприемлемо. Но это не значит, что все довольны нынешней ситуацией.

Андрей Абрамов, литературный редактор:

— Я, конечно, не юрист, но, с моей непрофессиональной точки зрения, в деле Навального нет не то что вины, а даже факта преступления. Да и потом, у нас в России настоящих воров не сажают. Раз приговорили — значит, не вор. И наконец, пресс-секретарь следственного управления при прокуратуре РФ Владимир Маркин как-то сказал в интервью, что Навального судят за то, что он «дразнит власть». То есть Маркин, нисколько не стесняясь, открыто признал факт политического преследования.

В Ростове я и сам бы вышел на акцию протеста, если бы знал, куда выходить. Хотя большого смысла в уличных протестах не вижу как, наверное, и большинство ростовчан. Ростов — город очень прагматичный. Сменить нынешнюю власть могла бы только вооружённая сила, но ведь армия – на стороне власти. Так что можно вывести на улицы Москвы хоть миллион человек, можно, наверное, даже занять Кремль, но дальше-то что? Приедут дядьки на танках и всех успокоят.

Марк Котляр, исполнитель стёб-шансона:

— Дело Навального, как, собственно, и дело Ходорковского, политическое. Такое наше время: когда кто-то хочет остаться у власти всеми способами — это вполне нормально и обычно. Тем не менее, нельзя сравнивать какого-то чиновника, который украл, к примеру, 467 миллионов и которому дали год условно, и Навального, которому за 16 миллионов дали 5 лет. Я не знаю подробностей дела, но не исключаю, что оно сфабриковано. Может быть, какой-то факт и имел место быть, но его раздули до состояния уголовного дела. При этом я не считаю Навального воплощением всего свободного мира. Если бы он собирался на пост президента, я бы за него не голосовал.

Насчёт акции протеста в Ростове — впервые слышу. Я живу возле площади Ленина, но никого там не видел. Те, кто выходят на акции, думают, что они вышли за весь народ и у них есть какая-то идея. В Ростове, я считаю, такой идеи нет. Видимо, ростовчан это не настолько больно задевает. В Пугачёве жители вышли, значит, у них накипело. А у ростовчан — ещё нет. В Ростове много движений, но нет чётких требований, нет чёткого определения проблем.

Андрей Данилов, представитель инициативной группы болельщиков ФК СКВО:

— Я считаю, что всё, что происходило с Алексеем Навальным, было сделано целенаправленно. Он политический заключенный. Я сейчас не в Ростове, но не исключаю, что если такие акции протеста в городе ещё будут, я буду в них участвовать. Всё может быть. Сейчас лето, сезон отпусков, может быть, поэтому ростовчане такие неактивные. Я не думаю, что ростовчане равнодушны к делу Навального, скорее, они разочаровались в том, что происходит в стране в целом.

Татьяна Нечепаева, генеральный директор фирмы «Рейна-тур НТВ»:

— Я не знаю деталей, но считаю, что приговор Навальному носит политический характер. С приговором не согласна. Очень нелогично, когда человека, укравшего миллиарды бюджетных денег, приговаривают к домашнему аресту, а тому, кто курицу украл, дают 5 лет. Это двойной стандарт. И за ним чувствуется политическая подоплёка.

Я считаю, что Навальный как активный деятель мог бы помочь государству в борьбе с коррупцией. Я поддерживаю некоторые призывы этого человека, со многими из них я согласна. Но я не поддерживаю форму, с помощью которой он борется. Я за диалог и против агрессивности.

Ростов — южный город, и здесь народ, наверно, больше склонен к созерцанию, а не к активному участию в революции. В Ростове, как в сельскохозяйственном городе, уровень жизни повыше, чем, скажем, в средней полосе. А в Москве очень сильна классовость: есть те, кто чрезвычайно богат, а есть те, кто за чертой бедности. В Ростове это разделение не так присутствует, и активной агрессии и ярых выступлений нет.

Владимир Лимарев, генеральный директор группы компаний «Культ Питания»:

—   Я, честно сказать, вообще не пойму, что происходит. Не знаю, кому верить. Мне кажется, Навальный — не настолько решительный оппозиционер нашей элите, как остальные. Например, отношение к Удальцову у меня довольно скептическое. А Навальный — единственный человек из всех, который мне импонирует. Но, честно говоря, отношение к нему двойственное. Что касается судебной практики, то многих просто так отпускают, и о сроках даже речи не идёт. А тут человек якобы украл 16 миллионов, и его хотят закрыть на 5 лет. Хотя в деле Евгении Васильевой (бывший начальник департамента имущественных отношений Министерства обороны России. — Прим. авт.) более 6 миллиардов... И ничего, отмажется. Поэтому, я, наверно, отрицательно отношусь к приговору.

Большинство населения у нас в городе ничего не делает, лишь бы их не трогали. Ну, вышли, побунтовали 2-3 дня. Пока нас не тронут, пока что-то лично нас не коснётся, мы сидим. Ростов — южный город, и чем южнее, тем люди более спокойные.

Владимир Бессонов, депутат, секретарь Ростовского обкома КПРФ:

 — Я вижу в деле Навального политическую составляющую. Ему в суде сказали, что «есть компромат, попробуйте рыпнуться — и будут проблемы». Вот я «чистый», у меня ни бизнеса нет, ни «Кировлеса», а они даже на меня дело завели. Это показывает, что даже депутата Госдумы можно теребить.

Трудно сказать, почему ростовчане не вышли на акцию протеста в поддержку Навального. Наверно, потому, что здесь у него нет связей.

Мнение ростовчан о приговоре Навальному далеко не однозначно. Одни в открытую заявляют о политической подоплёке, другие отказываются комментировать приговор, говоря, что не знакомы с материалами дела. Третьи же и вовсе заявили, что фамилию Навального слышат впервые.

Пока в Ростове каждый для себя тихо решает — за он или против, в Москве сторонники Навального не собираются останавливаться. Они распространили в интернете сообщение, в котором просят помочь организовать митинги с участием кандидата в мэры. Навальный уже заявил, что продолжит избирательную компанию.

Сегодня оппозиционера освободили под подписку о невыезде. У защиты до 28 июля есть время подать апелляцию. Пока же Навальный высказался о последних событиях у себя в живом журнале:

«Спасибо вам всем за то, что своей решимостью заставили выпустить меня и Петю (Петра Офицерова. – Прим. авт.). Всем, кто вышел на Манежку, кто вышел на другие площади городов страны, кто поддержал добрым словом... Захотим и начнём действовать — будут честные выборы. Захотим и начнём действовать — начнётся реальная борьба с коррупцией.

Захотим и начнём действовать — жаба, сидящая на нефтяной трубе, почувствует, что лапкам становится горячо, и подумает о том, не нужно ли ей отпрыгнуть в сторону Швейцарии, поближе к своим банковским счетам.

Мы уже очень сильно захотели и давно делаем. Дополнительные пару месяцев точно не помешают. Собираем деньги, агитируем, говорим с людьми, митингуем, делаем всё то, что и называется «политика, в которой могут участвовать все». Если наши ряды будут быстрее пополнять те, кто от простого хотения переходит к хотению с действием, то мы победим кого угодно».

#