12,65₽
99,66₽
91,62₽

Ростовские элитные коттеджные посёлки оказались источником экологических проблем

Почему ливнёвки в городе пахнут не тем, чем должны

Коттеджный посёлок в Западном микрорайоне Ростова, фото donnews
Коттеджный посёлок в Западном микрорайоне Ростова, фото donnews

Большинство коттеджных посёлков, расположенных в черте Ростова, не подключены к централизованной канализации и сбрасывают отходы куда попало. В итоге ливнёвка в городе забита мусором, а в Дон и водоёмы поменьше стекают продукты жизнедеятельности человека. О сложившейся вокруг таких посёлков ситуации donnews.ru рассказал Андрей Шашков, генеральный директор ООО «Югводпроект», занимающегося разработкой проектов водоснабжения и водоотведения.

По словам Шашкова, согласно федеральному законодательству, при подключении любого объекта капитального строительства к водоснабжению должен выполняться расчёт водоснабжения и водоотведения.

— Проще говоря, сколько объект получил воды, столько он и должен отвести в канализацию. В законе чётко написано, что абонент должен заключить с гарантирующим поставщиком, то есть «Водоканалом», договор на подключение к централизованной системе водоотведения. Если подключение невозможно по объективным причинам, то нужно заключать со специализированными организациями договор на вывоз жидких бытовых отходов, в том числе и при эксплуатации локальных очистных сооружений. Других законных вариантов просто нет, — рассказывает Шашков.

Однако в Ростове так происходит далеко не всегда. И характерно это в первую очередь для территорий бывших садоводческих товариществ, на месте которых расплодились элитные и не очень коттеджные посёлки.

— У нас застройщики таких посёлков считают, что прежде всего нужна электроэнергия, потом вода, потом газ. А канализация — как-нибудь потом, в последнюю очередь. Это большая ошибка, — говорит специалист.

Тем не менее, воду и отходы куда-то девать надо. Если домовладелец (или застройщик посёлка) хорошо это понимает и у него есть деньги, он проводит центральную канализацию или ставит на территории каждого частного домовладения локальные очистные сооружения. Если денег меньше, покупается и устанавливается хороший септик. Однако чаще всего всё заканчивается сливной ямой либо самодельным септиком, то есть той же ямой, только побольше, выложенной кирпичом или залитой цементом. И дело здесь не только в стоимости организации нормального водоотведения.

— У нас в черте города очень много садовых товариществ, переделанных в коттеджные посёлки. Но часто при анализе топосъёмки при проведении проектных работ видно, что практически ни один из них не подключён к канализации. Причина одна — жадность, — объясняет Шашков.

И именно из-за жадности проблемы с водоотведением частных домов и коттеджей в Ростове касаются всех, а не только их собственников. Дело в том, что псевдосептики и тем более выгребные ямы требуют постоянного внимания. Работа ассенизаторской машины обойдется в 3-5 тысяч рублей, а вызывать её надо часто. Установленная норма потребления воды в многоквартирных домах на человека в сутки сейчас — 160 литров в сутки. В коттеджах, тем более элитных, эта цифра доходит до 240 литров, потому что там зачастую несколько санузлов, бассейны, фонтаны и прочее. И если бы у всех были договоры на вывоз, говорит директор «Югводпроекта», то парк ассенизаторских машин в Ростове был бы громадным, а его владельцы купались бы в деньгах.

— Из-за жадности люди считают, что ямы им хватит на долго. Твёрдые отходы скапливаются долго, но жидкие копятся быстро. Тут ведь не только туалет, а ещё мытьё посуды, стирка и всё прочее. Сначала они уходят в почву, но при нынешних объёмах водопотребления через год, самое большее два начинается замачивание грунта. Всё это растекается лужей и начинает издавать запах. Человек начинает думать, куда девать жидкие отходы. Слышит — рядом ливнёвка шумит. Или, например, рядом есть озеро, овраг или балка на худой конец. Он нанимает «таджиков», и ночью они ему кладут туда трубу. Проблема решена, — рассказывает Андрей Шашков.

Одна из таких незаконных труб

Поймать таких хозяев за руку практически невозможно, разве что сосед, который удосужился подключиться к канализации, устанет от постоянного запаха и обратится в Роспотребнадзор или природоохранную прокуратуру. Однако, как показывает практика, соседу зачастую проще неудобства, чем прослыть стукачом.

Показателен пример реки Темерник. Весной была обнародована официальная информация: река страдает от более чем 1,2 тысячи источников загрязнения. Очевидно, что речь идёт не о тысяче с лишним промышленных предприятий, а о частных домовладениях. Ростовчане целыми улицами, по молчаливому сговору, много лет сливают туда свои отходы.

То же самое происходит и с ливнёвками, которые не просто так после каждого дождя пахнут обычной канализацией. Хотя кроме дождевой воды, земли, травы и веток туда, по идее, ничего попадать не должно.

— И так везде, — утверждает Шашков. — Западный, СЖМ, Александровка, коттеджные посёлки на Ростовском море и так далее. Там в большинстве случаев отходы оказываются в Дону или, если река и ливнёвки далеко, в ближайшем овраге, в балке. Дело ведь не только в запахе, хотя не все в курсе, что пищевые и химические отходы пахнут хуже и дольше, чем фекалии. Беда в том, что это источник заболеваний.

Но и это не вся проблема. Коварство ростовских грунтов в том, что под двумя-тремя метрами земли практически везде начинается глина, которая воду не пропускает. Какое-то время почва копит влагу, а когда грунты насыщаются и воде больше некуда уходить, образуется подземное озеро. Затем начинается подвижка грунтов. Какие последствия это будет иметь для построенных здесь домов, догадаться несложно.

Андрей Шашков приводит пример из своей практики.

— На Западном в частном секторе человек построил на одном пятачке четыре небольших многоквартирных дома, под одну выгребную яму. Кто на это выдал разрешение — отдельный вопрос. Покупателям сказал, что все коммуникации есть, в том числе канализация. И когда все квартиры были заселены, эта яма быстро наполнилась. Вышли на нас, спрашивают, что делать. Говорю: «Идите в “Водоканал” и просите техусловия на подключение к центральной канализации». «Водоканал» всё выдал, мы стали считать. Чтобы сделать всё по уму, выходило где-то 150 тысяч рублей с одной квартиры, включая проектные и строительные работы. Однако люди, которые были уверены, что у них и так есть канализация, платить отказались. Не знаю, чем там дело кончилось, но вариантов у них на самом деле немного: тратить несколько миллионов из своего кармана, ждать, пока их дома «поплывут» и развалятся, или воспользоваться балкой, которая там в ста метрах.

Те самые дома

Исправить ситуацию, продолжает Шашков, могло бы ужесточение контроля за соблюдением застройщиками и домовладельцами законодательства.

— Например, Пахомов {мэр Сочи Анатолий Пахомов. — donnews.ru} дал чёткое указание: если сброс идёт в ливнёвку, отрезать от воды, оставляя лишь колонку во дворе. По мне так это самый действенный метод, — говорит Шашков.{{voter}}

Другой возможный выход — создание специальных межведомственных комиссий, в которые бы входили как сотрудники администрации, так и работники «Водоканала» и Росприроднадзора. Они должны проверять наличие у собственников коттеджных посёлков договоров на вывоз отходов и, самое главное, их выполнение. Нарушителей штрафовать, а также ограничивать им подачу воды до тех пор, пока не будет решён вопрос с водоотведением.

#