12,57₽
98,87₽
90,89₽

Ростовский оппозиционер иногда читает что-то кроме Маркса

И слушает отечественный рок

Имя Владислава Рязанцева в Ростове известно многим. В свой 21 год он успел прославиться как бузотёр и самый ярый противник действующей власти. Невысокого роста, хрупкого телосложения, он с маниакальным упорством организует акции протеста, каждый раз зная, что это закончится задержанием и арестом. В интервью Ростовскому агентству новостей Владислав рассказал, зачем ему такая жизнь.

— Ты мечтал в детстве стать лётчиком или космонавтом?

— Сколько себя помню, интересовался историей и политикой. Сейчас могу точно сказать, что не ставлю перед собой цель войти во власть или стать депутатом. Я просто борюсь за свою родину, Советский союз и за недра, которые уже не принадлежат народу. Они в руках определённой правящей элиты. Я смотрю в будущее и вижу, что перспектив в этом обществе и в этом государстве нет.

— Ну, если нет перспектив, то, может, нужно переехать жить в другую страну?

— Нет, я буду продолжать бороться за свою родину. Могу твёрдо сказать, что я не признаю нынешней режим ни в какой форме.

— Может тогда всё-таки пойти во власть? Будет проще добиться своих целей?

— Я так не думаю. Несмотря на поправки к закону «О партиях», мы видим, что запрещено создание избирательных блоков. А партии регистрирует тот же состав Минюста, что и был. По сути, получается, что вероятность прохождения в парламент абсолютно не радужная. Получается, что перспектива занятия депутатского кресла — что на местном, что на федеральном уровнях — иллюзорная и минимальная, несмотря на все реформы.

— А чем наполнена твоя жизнь вне политики, вне акций и пикетов?

— Я, как обычный парень, учусь. Точнее, учился. У меня среднее специальное юридическое образование, и сейчас я подрабатываю в юридической консультации и фрилансером в интернете.

— А проблем с учёбой не было из-за твоей политической деятельности?

— Ну, как же не было... Мне не дали закончить факультет политологии и получить высшее образование. После административного ареста, который был во время саммита ЕС в России в 2010 году, в университете мне сказали, что неожиданно изобрели новое правило и что с одной задолженностью в сессию невозможен перевод на следующий курс.

— У тебя много друзей? Они одобряют твои взгляды или ты выбираешь друзей по политическим взглядам?

— Я не скажу, что у меня большой круг друзей вне политики. Есть, конечно, и друзья, которые вообще не интересуются политикой, но их крайне мало. Они не все мои взгляды понимают и принимают, но политика всё равно проходит красной нитью в нашем общении. От неё не убежишь.

— У нас с тобой тоже разговор постоянно сводится к политике. Но есть же какие-то увлечения кроме неё?

— В свободное время я люблю послушать отечественный рок, бывает, что посещаю концерты в клубах. Иногда я даже читаю какие-нибудь книги кроме Маркса, Ленина и Сартра.

— А классиков марксизма-ленинизма, наверное, знаешь наизусть?

— Можно и так сказать (смеётся).

— Хорошо, а когда ты был ещё мальчишкой, гонял мячик? Дёргал девчонок за косички? Курил за школой?

— Не курил и не курю, к алкоголю отношение компромиссное. За косички тоже не дёргал и особо не засматривался. Человеком спортивным себя не назову. Так, в рамках школьной программы играл в футбол. В школе, как обычный гуманитарий, получал тройки по геометрии, физике и химии. Закончил музыкальную школу по гитаре, дома иногда наигрываю.

— А хобби?

— Хобби хоть придумывай, хоть не придумывай. Когда арестовывают на десять суток, хобби прерывается, потом забыл, чем занимался... Стихи пробовал писать, но поэтом себя не считаю.

— А как с личной жизнью? Хватает времени?

— На это всегда время находится. У меня есть любимая девушка. Чтобы не соврать, встречаемся полгода. Но ещё не женаты.

— Она тоже из политических кругов?

— Нет, обычная девушка. Можно сказать, даже наоборот. Мои взгляды она совершенно не одобряет и не принимает. Пожалуй, лишь с ней я могу разговаривать на отвлечённые темы.

— Я слышала, что ростовский оппозиционер Григорий Елизаров встретил любимую девушку и перестал интересоваться политикой, ходить на митинги.

— Да, есть такое дело. Он полностью ушёл в семью.

— А ты, хотя бы чисто теоретически, можешь пожертвовать политикой ради семьи?

— Я скажу так: семья и политика соприкасаются. Честно, я абсолютно не вижу перспектив до конца жизни, в течение 26 лет, отдавать кредит с 10% годовых за квартиру и машину и существовать в таком обществе, где невозможно свободное развитие...

— А как можно заработать на квартиру и машину, не имея хорошей работы, но имея постоянные проблемы из-за политических взглядов? Если не секрет, сколько ты сейчас зарабатываешь?

— На хлеб хватает, иногда даже с маслом. В этой ситуации всё просто: люди, которые активно участвуют в политической жизни и часто упоминаются в интернете, долго на одном рабочем месте не задерживаются. Но, значит, у меня жизнь вот такая. Посмотрим, что будет дальше.

— Ты не считал, сколько у тебя было арестов и задержаний?

— Всего у меня три административных ареста, именно ареста с посадкой на несколько суток. А задержаний... Честно, я на тридцатом сбился. Тридцатое было где-то в прошлом году. У меня нет стремления попасть в Книгу рекордов Гиннеса по этому пункту (смеётся).

— А как родители и близкие относятся к твоим взглядам и постоянным задержаниям?

— Они скорее за, чем против. Когда меня не арестовывают, они поддерживают мои взгляды и не высказывают недовольство. Волнуются лишь тогда, когда к нам домой приходят в 7 утра или 11 вечера, чтобы вручить мне повестку. Родители понимают, что когда меня полицейские вытаскивают из дома в одних трусах, это незаконно.

— Наверное, ты уже всех полицейских в лицо знаешь?

— Личный состав, в принципе, знаю (смеётся). Могу сказать, что к сотрудникам правоохранительных органов ненависти не питаю, я понимаю, что они заложники системы. Мы с ними даже шутим уже. Они мне говорят, что я внешне на Ленина похож.

— А не было ли у тебя моментов отчаяния или разочарования, когда ты хотел всё бросить и уйти из политики, устроиться на хорошую работу ради красивой и спокойной жизни?

— Есть, конечно, моменты перепада настроения и депрессии, но именно отчаяния и желания переменить свою жизнь на другой полюс — такого не было. У меня все-таки цель — борьба. Ради неё и живу.

— Своих детей ты тоже с самого детства будешь вовлекать в политику?

— Гражданскую позицию я, конечно, им привью, но манипулировать сознанием и навязывать свою точку зрения не буду.

— Не думал переехать в другой город?

— Несмотря на то, что мне в угрожающей форме это предлагали, я не собираюсь уезжать из Ростова. Это были наши заклятые друзья из центра противодействия экстремизму. Они сказали, что в Ростовской области заниматься мне моей деятельностью они не дадут. Предлагали, как минимум, в Московскую область переселиться, ближе к Удальцову. Говорили, что я надоел. Но, несмотря на это, покидать донской регион я не собираюсь. Я здесь родился и рос.

Беседовала Анастасия Быченкова

#