Ростовский врач-иммунолог заявила, что ревакцинация от коронавируса может привести к смерти

В безопасности вакцинации она тоже, мягко говоря, сомневается

Вакцинация. Фото 123ru.net.
Вакцинация. Фото 123ru.net.

Ростовский врач аллерголог-иммунолог, кандидат медицинских наук Татьяна Шарковская дала интервью режиссёру Фонда сохранения культурного наследия «Русский витязь» Владимиру Паршикову, в котором высказала свои опасения по поводу вакцинации и начинающейся ревакцинации от коронавируса. Беседу опубликовала на своих страницах в соцсетях заслуженная артистка РФ, телеведущая Мария Шукшина. По её словам, интервью было снято по её просьбе, а сейчас его блокируют во всех соцсетях при попытках репостов и запрещают заливать на видеохостинги.

Векторные вакцины и опыт борьбы с вирусом Эбола

Для начала Шарковская поясняет, что не является ни прививочником, ни антипрививочником.

— Я училась во времена Советского Союза, и наш главный принцип был «не навреди», — говорит она.

Дальше она вспоминает, что раньше вакцины испытывали годами, изучали их вплоть до влияния на потомство.

— Что хочу сказать об этой вакцине {от коронавируса}? Бесспорно, это какой-то рывок, какой-то шаг вперёд. Почему я говорю «какой-то»? Потому что мы ещё не знаем, куда рванём. Но векторные вакцины были известны ещё с 2012 года, это можно найти в литературе, — говорит Шарковская.

Здесь надо пояснить, что из четырёх российских вакцин от коронавируса — «Спутник V», «Спутник Лайт», «ЭпивакКорона» и «КовиВак» — только последняя является классической, то есть производится на основе «убитого» коронавируса SARS-CoV-2. Остальные три — векторые вакцины. Вектор в данном случае — это вирус, лишённый гена размножения, поэтому он не представляет опасности заражения для организма. Учёные используют векторы для транспортировки генетического материала из другого вируса, против которого делается вакцина, в клетку.

По словам Шарковской, векторная вакцина изначально разрабатывалась для профилактики вируса Эбола.

— Ею начали прививать деток. И через какой-то промежуток времени увидели, что когда детки встречались с вирусом Эбола, они болели крайне тяжело и погибали. Это не я придумала, это известный факт, о котором расскажет любой вирусолог или иммунолог. И когда стали исследовать, выяснять причины, то выяснили, что вирус Эбола обладает так называемым антителозависимым усилением инфекции, — говорит Шарковская.

Это понятие, продолжает она, известно ещё с XIX века, однако изучать его начали активно лишь в 60-е годы XX века.

— Скорее всего, этот вирус {СOVID-19} тоже обладает антителозависимым усилением инфекции. То есть был у нас бессимптомник, попал к нему вирус, выработались антитела, всё хорошо. Потом происходит повторная встреча с вирусом... В общем, если совсем коротко, то чем больше антител — тем тяжелее потом заболевание, — уверена Шарковская.

В качестве примера она приводит СПИД. Якобы все, кто занимаются его лечением, знают: чем выше уровень антител, тем хуже прогноз по протеканию заболевания.

— Та же история с птичьим гриппом, свиным. Почему начинались разработки вакцин от этих инфекций, но потом прекращались? Потому что они также имеют антитело зависимоеусиление инфекции. Это не я придумала, в открытом доступе есть источники, можно почитать, — говорит Шарковская.

Смерть от ревакцинации

Вообще ревакцинация, по её словам, — это путь к устойчивой иммунной системе. Но только если речь идёт о классической ревакцинации — через год, через пять, десять лет, для поддержания стойкого иммунитета к той или иной инфекции.

— Если же говорить о ревакцинации против коронавируса, то я боюсь комментировать. Как иммунолог, зная состав вакцины, именно векторной вакцины... Это долбление по определённым клеткам иммунной системы. Если это будет через каждые полгода, то приведёт к её истощению, и в дальнейшем, простите, будет летальный исход. Причём или от вакцинации, или от какой-то другой сопутствующей инфекции. Потому что будет истощение иммунной системы, — заявляет Шарковская.

При этом она оговаривается, что может быть не права и, может быть, другие более опытные иммунологи её поправят.

— Но исходя из того, что я знаю об иммунной системе и антителах, я могу сказать, что такая ревакцинация векторной вакциной приведёт к гибели тела. Я имею в виду, что тот, кого будут вакцинировать, — он просто умрёт, — говорит врач.

Шарковская также вспоминает, что сначала создатели первых российских вакцин заявляли, что получаемого в результате вакцинирования иммунитета хватит на 2 года, потом — что на один год, сейчас — только на полгода.

— И все эти заявления прозвучали в течение 2-3 недель. Вывод: может, вы сами не знаете свойства своей вакцины? Плюс я не видела ни одной работы или даже намёка на начало исследований по иммунитету постинфекционному и иммунитету вакцинальному. Через сколько люди с каждым из таких иммунитетов снова заболевают, как протекает заболевание. Где сравнение? Ведь медицина основывается на сравнении, — говорит она.

Кто такая Шарковская?

Согласно данным из открытых источников, Татьяна Шарковская в 1988 окончила Астраханский государственный медицинский институт им. А. В. Луначарского по специальности «Педиатрия». Прошла повышение квалификации в Ленинградском ОТКЗ педиатрического мединститута, в момент направления на повышение квалификации занимала должность акушера-гинеколога.

Татьяна Шарковская. Фото med-centr.su. 

В 1991 году проходила повышение квалификации в Казанском ШДРВ им. В. И. Ленина по направлению «ВИЧ-инфекция», в момент направления занимала должность врача-иммунолога. В 1995 году проходила повышение квалификации в Ростовском государственном медицинском университете по направлению «Клиническая иммунология».

В 2003 году Шарковской решением диссертационного совета Тульского госуниверситета присуждена учёная степень кандидата медицинских наук. Работает в «Семейном медицинском центре» на Комарова.