12,27₽
95,22₽
89,00₽

Ростовскому ОАО «НПП КП “Квант”» предрекли незавидную судьбу

Вячеслав Мотин обрисовал перспективы оборонного предприятия

ОАО «НПП КП “Квант”» (Фото donnews.ru)
ОАО «НПП КП “Квант”» (Фото donnews.ru)

Страсти вокруг ОАО «НПП КП “Квант”» не стихают уже много лет. Смена руководства на предприятии (в октябре 2014 года гендиректором был избран Виктор Гергерт) не успокоила ситуацию, а, скорее, перевела её на другую орбиту.

Смещённый с должности Вячеслав Мотин, который стоял у истоков создания «Кванта» и руководил им на протяжении 38 лет, предрёк своему детищу незавидную судьбу, заявив, что с нынешним руководством предприятие долго не продержится.

На чём основывается его убеждение, бывший гендиректор оборонного предприятия изложил в беседе с корреспондентом donnews.ru.

По словам собеседника, для того, чтобы понять, что за люди сейчас стоят у руля «Кванта» и какие цели преследуют, необходимо вернутся в начало нулевых.

— В начале двухтысячных Гергерт, работая у меня заместителем, предложил создать ООО «Квант-Союз», якобы для того, чтобы избежать рейдерских атак. 39 работников ОАО «НПП КП “Квант”», в том числе и мы с сыном Дмитрием, внесли в уставный капитал акции и сформировали необходимый пакет — 50,9%. При этом я внёс 9430 акций, Гергерт — 79 (или 0,329%). Запомните эту цифру — очень важный момент. Однако вскоре доля Гергерта удивительным образом многократно возросла — до 21%. Как это произошло, остаётся загадкой, официальная версия — уговорил коллег продать ему акции. Но у меня до сих пор есть сомнения в чистоте тех сделок, — вспоминает Вячеслав Мотин.

Но неожиданно в 2008 году Гергерт уволился с «Кванта».

— Через некоторое время я узнал, что мой бывший зам занял должность генерального директора на Песчанокопском молочном заводе. В итоге «ПМЗ» стал банкротом, а по решению суда Гергерт остался должен государству в лице Россельхозбанка 9 млн рублей. Это был уже июль 2010 года. Как раз в то время из мест не столь отдалённых после двухгодичной отсидки освободился бывший директор таганрогской таможни Вячеслав Стасев, проходивший по уголовному делу о контрабанде на сумму более 1,7 млрд рублей. Выйдя на свободу, Стасев стал активным помощником Гергерта, — отметил Мотин.

Увидев, «с кем придётся иметь дело», Мотин с сыном подали заявления о выходе из состава участников «Квант-Союза». По выходе из общества Мотины получили вместо действительных долей (около 72%) имущество — акции ОАО «НПП КП “Квант”». Следом за Мотиными в апреле 2011 заявления о выходе подали и другие участники, в итоге в «Квант-Союзе» осталось всего 6 акционеров из 39.

— Всё было законно, мы оставляли свои доли ООО, а общество с нами расплатилось акциями, поскольку расплатиться деньгами или другим имуществом у общества возможности не было ввиду его отсутствия как такового.

А далее, по словам Мотина, началось самое интересное: 30 апреля 2011 года в «Квант-Союзе» сменился гендиректор, им стал человек Гергерта — Иванов.

— На собрании участников ООО «Квант-Союз» доли вышедших из общества участников — 77,1% — были распределены между оставшимися 6 участниками. Далее эти доли дарились, продавались, позднее уставный капитал общества был уменьшен в 1000 раз в связи с тем, что после выхода участников из общества размер уставного капитала стал превышать активы общества. Таким образом, проведены все операции, подтверждающие законность выплаты стоимости действительных долей вышедшим участников. Но вместе с тем общество, потерявшее собственность в виде долей вышедших участников, потеряло право обращения в арбитражные суды по признанию этих сделок недействительными, — пояснил Вячеслав Мотин.

Но, несмотря на это, «Квант-Союз» спустя некоторое время обратился в суд о признании сделки по выплате отцу и сыну Мотиным акций ОАО «НПП КП “Квант”» незаконными.

— Правда, при этом забывался самый главный момент — освободившиеся доли уже распределены.

Если объяснить на пальцах, то представьте: вы купили автомобиль, заплатили за это деньги, а через некоторое время продавец требует, чтобы вы отдали ему машину бесплатно, — пояснил собеседник.

Дважды Арбитражный суд Ростовской области, дважды Пятнадцатый апелляционный арбитражный суд и единожды Федеральный апелляционный суд Северо-Кавказского округа (ФАС СКО) отказал «Квант-Союзу» в удовлетворении иска. Однако 16 июля 2013 года тот же ФАС СКО рассмотрел иск ещё раз и неожиданно постановил признать сделку недействительной.

— Такое решение приняли две судьи из трёх. Председательствовавшая на том заседании судья Афонина проголосовала против такого решения и опубликовала особое мнение о незаконности решения. Но, увы, получилось так, как получилось. Я не хотел бы комментировать действия судей, но тем не менее кажется странным, что наши возражения по поводу перераспределённых долей не были услышаны, — посетовал Вячеслав Мотин.

Как отмечает собеседник, на данный момент складывается интересная ситуация: если сделка по передаче акций признана недействительной, то по закону ООО «Квант-Союз» (общество поменяло прописку и теперь зарегистрировано в Пятигорске) должно либо восстановить своих бывших участников в обществе, либо заплатить им деньги за акции, а это сотни миллионов рублей.

— Денег таких у Гергерта и компании нет, а если они нас восстановят в обществе, то мы получим контрольный пакет акций с вытекающими кадровыми последствиями для нынешнего гендиректора. Гергерт и его окружение это прекрасно понимают, — отметил Мотин.

Собеседник предположил, что приход к власти Гергерта и его сподвижников (по словам Мотина, среди таковых — бывший начальник отдела по работе с личным составом УМВД Ростова полковник Мухтар Махов) имеет своей целью отнюдь не развитие производства, а недвижимость предприятия.

— Более чем странным, особенно сейчас, кажется решение Гергерта отказаться от госзаказа, а это ни много ни мало почти 60% производственной загрузки завода. Предприятие перешло на трёхдневный график работы, простаивает ценнейшее и уникальное оборудование, люди увольняются, — акцентировал внимание Мотин.

Недвижимость завода, о которой говорил бывший гендиректор, — это научно-образовательный комплекс «Вертикаль» на Стачки, три гектара земли за самим «Квантом» и другие объекты.

— Могу предположить, что продавать эти объекты в привычном смысле этого слова никто не будет. Есть другие схемы: к примеру, предприятие берёт кредит под залог недвижимости, а когда нужно будет платить по счетам, руководство заявляет, что денег у «Кванта» нет. Кредитор в счёт погашения долга заберёт «правильно» оценённый объект, — предположил собеседник.

По словам Вячеслава Мотина, при подобном стиле руководства «Квант» ожидает судьба Песчанокопского молочного завода.

После встречи с Вячеславом Мотиным корреспондент позвонил в приёмную Виктора Гергерта, но поговорить с ним лично не представилось возможным. Трубку взял Максим Иванов, представившийся юристом гендиректора. Через Иванова редакция предложила Виктору Гергерту высказать свою точку зрения о ситуации на предприятии. Иванов пообещал доложить шефу о звонке.

Через два часа Максим Иванов передал ответ гендиректора:

— Он ответил, что сейчас наскочила куча проблем, помимо тех, что были новые. Сейчас он пока не готов время тратить на разговор. Поэтому есть два варианта: либо мы перенесём встречу, либо можете встретиться с кем-то другим, — сказал собеседник. Услышав, что редакция предпочла бы всё-таки выслушать Виктора Гергерта, Иванов предложил позвонить через неделю.

В свою очередь, редакция подтверждает готовность дать возможность высказаться нынешнему гендиректору «Кванта», когда он найдёт для этого время.

#