12,58₽
99,02₽
90,89₽

Ситуация с продуктами в Ростовской области не вызывает опасений, но мы не впадаем в эйфорию

Введение антисанкций может дать толчок к развитию бренда «Сделано на Дону»

rostov.ru
rostov.ru

На днях главы нескольких регионов России признались, что вопреки уверениям правительства РФ цены на продукты питания выросли, причём на некоторые виды товаров — на 60%. Журналист donnews.ru встретился с главой департамента потребительского рынка Ростовской области Андреем Ивановым, чтобы выяснить, стоит ли опасаться, что полки в магазинах могут опустеть.

— Андрей Николаевич, насколько оправданы опасения?

— Указ президента называется «Об отдельных экономических мерах…». Меры действительно отдельные, и перечень товаров, которые попадают под запрет, достаточно хорошо проработан, чтобы не допустить серьёзных колебаний на рынке. В любом случае, по каждой позиции есть чёткое понимание, что может быть восполнено товарами отечественных производителей, а что — путём поставок из других стран. Ситуация такова: надо, что называется, ловить волну. Раз было принято решение о введении этих экономических мер, то надо не просто переориентировать свой рынок на поставки товаров вместо Евросоюза из иных стран — Латинской Америки, Ближнего Востока, Китая, а воспользоваться этой ситуацией с максимальной пользой для отечественных производителей. И надо серьёзно поторапливаться, потому что свято место пусто не бывает. Что касается возможных последствий, да, мы увидим некоторое изменение ассортимента, но мы же понимаем, что торговля уже давно работает в разных форматах. Если на стадии появления международных и федеральных сетей доля импорта в них составляла порядка 50%, то сегодня уже большинство товаров либо российские, либо это иностранные компании, которые имеют свои представительства и заводы здесь и не попадают в санкционный список. Да, не будет у нас пармезана из Италии, но есть пармезан, который готовят в России. Опять же, если из 65 или 70 видов сыра, которые сейчас присутствуют в ассортименте, останется 60 или 55, трагедии не произойдёт. Но зато это даст возможность товаропроизводителям в очередной раз вступить не только в переговоры с торговыми сетями, но и найти своего благодарного потребителя.

— Какова доля импортных продуктов на прилавках донских магазинов?

— Среди агропродовольственных товаров импорт не превышает 20%. По ряду торговых сетей, например в самой распространённой в России сети «Магнит», доля импорта не превышает 10%, остальное — отечественная продукция. Из 10—20% импортных продуктов в Ростовской области 77% поставляются из стран дальнего зарубежья и 23% — из СНГ. Из 77% импорта поставки табачного сырья занимают 16%, зерновые культуры — 14%, семена подсолнечника —13%, свежие овощи — 11%, фруктовые культуры — 9%.

— Импорт из каких стран более всего налажен в Ростовской области? Многие ли из них попали под санкции?

— Овощи и фрукты в силу географического положения мы закупаем в Турции, Египте и Израиле. Зимой у нас продаётся израильская картошка, египетская морковка, турецкие помидоры... К сожалению, у нас не хватает тепличных хозяйств, складских помещений для хранения урожая. Над этим всем надо работать, и такие проекты уже сегодня реализуются. Турция, Египет и Израиль под санкции не попали, поэтому мы не видим особого повода для беспокойства. Поставок из Европы у нас значительно меньше, чем в средней полосе России. Я общался со своими коллегами из Санкт-Петербурга, там доля импорта значительно выше, да и сами торговые сети были ориентированы на Прибалтику, Скандинавию, Финляндию. Поэтому там ситуация более напряжённая.

— Значит, можно считать, что ситуация в Ростовской области стабильна и ей ничего не угрожает?

— Мы не испытываем эйфории и прекрасно понимаем, что произошёл определённый дестабилизирующий фактор для нашего рынка. Но он должен способствовать более активному диалогу наших товаропроизводителей с сетевиками. Мы готовы помогать.

— Какие меры будут предприняты?

— В ближайшее время проведём ряд крупных закупочных сессий с руководством торговых сетей. Этот формат зарекомендовал себя лучше всего по одной причине: к сожалению, федеральные компании принимают решение о закупках товара не в Ростовской области. Местный менеджмент, как правило, закупает товары только в категории «фрэш». Мы пригласим в Ростов на закупочную сессию категорийных менеджеров, переговорщиков, закупщиков. Это не значит, что удастся в одночасье изменить ситуацию. У торговых сетей свои требования к логистике, к системе налогообложения. Ведь зачастую наши фермеры не могут попасть в торговые сети потому, что те работают с НДС, а сельхозпроизводители платят сельхозналог. Должно появиться оптовое звено, которое возьмёт на себя затраты, издержки, оформление документов и так далее.

Ещё одно преимущество Ростовской области в том, что торговля развивается в разных форматах. На долю «магазинов возле дома» приходится более половины товарооборота. Это как раз тот малый бизнес, который в данных условиях имеет больше возможностей по взаимодействию с поставщиками. Ну и, конечно же, розничные рынки и ярмарки. Ежегодно по поручению губернатора в весенне-осенний период фермерам бесплатно предоставляются торговые места на таких ярмарках. Администрация Ростова-на-Дону дополнительно выделяет 14 площадок во всех районах города для проведения ярмарок.

— Несмотря на все принимаемые меры, некоторые ритейлеры жалуются, что поставщики уже подняли цены. Какими рычагами обладает правительство региона, чтобы повлиять на них и сдержать рост цен?

— В Уголовном кодексе России нет статьи «спекуляция». И мы понимаем, что в рыночной экономике все решения также должны быть рыночными и цены должны носить исключительно рыночный характер. Мы возобновили работу «горячей линии», куда граждане могут сообщать о повышении цен. К сожалению, люди действительно жалуются. Где-то информация подтверждается, где-то нет — по каждому факту проводим проверку. Наша задача — разобраться, были ли какие-то объективные причины для повышения цены, или же это желание заработать на суматохе. Вот этого бы не хотелось. И, поверьте мне, даже если мы не сможем повлиять на ситуацию в рамках каких-то административных мер, то найдём возможность для диалога с этими предпринимателями. Это же улица с двусторонним движением. Если они не хотят прислушаться к сложившейся ситуации и не считают себя социально ответственными, то почему мы должны идти навстречу в каких-то вопросах таким вот не очень ответственным бизнесменам?

— В условиях, когда возникла необходимость скорейшего импортозамещения, актуальным представляется развитие региональных брендов. Но бренд «Сделано на Дону» пока развивается довольно медленно, в системе зарегистрировались лишь семь крупнейших производителей региона. Как будете ускорять развитие бренда?

— Мы и не ставили задачу привлечь участников в систему по принципу «даёшь стране угля мелкого, но много». Задача другая: дать потребителю ориентир в многообразии выбора, чтобы продукция под брендом «Сделано на Дону» была неким эталоном качества и ему можно было бы доверять безусловно. Год мы вели очень непростую работу по созданию системы, создали банк данных продукции «Сделано на Дону». Потенциальных участников системы сертификации уже порядка 20, но мы не спешим регистрировать всех, сначала хотим совместно с бизнесом определить правила игры. Потому что у тех, кто присоединились к системе первыми, оказалось несколько потребительское отношение.

— В чём это выражалось?

— В позиции: мы вошли в систему добровольной сертификации, а вы дайте нам все блага. Спрашиваем: а вы что будете делать? И в ответ: а мы как работали, так и будем работать. Но задача в том, чтобы это был совместный проект. «Сделано на Дону» — это региональный, коллективный бренд, который будет прославлять и предприятия, и людей, и продукцию, которая произведена на территории Ростовской области. Это не нами придумано. Региональные коллективные бренды, бренды территории существуют уже достаточно давно, единственное, может, не так давно этим озаботились на уровне субъектов России. Некоторые бренды уже существовали неосознанно. Мы ещё и про маркетинг не слышали, но уже знали, что такое вологодское масло, башкирский мёд, астраханские арбузы и так далее... Это вещи, которые были на слуху. Поэтому мы, чуть-чуть опережая время, зарегистрировали систему добровольной сертификации даже раньше, чем это было сделано на всероссийском уровне, я имею в виду бренд «Сделано в России». Так что мы находимся в начале большого непростого пути. Это же не делается в одночасье. Бренд не создаётся в кабинете. Бренд — это результат труда очень многих людей, которые вкладываются в его развитие и продвижение. Правительство берёт на себя координацию этой работы и отчасти рекламу бренда. Думаю, что в ближайшее время мы совместно с бизнесом определим какие-то информационные перспективы, роль каждого из предприятий в совместной работе. Важно, чтобы пиар каждого предприятия был сопряжён с пиаром регионального бренда. Тогда получим аккумулятивный эффект, который пойдёт на пользу и тем, кто уже имеет возможность брендировать свою продукцию знаком «Сделано на Дону», и тем, кто только хочет войти в систему. Обладать этим брендом должно быть престижно, почётно и, наверное, непросто. Бизнесмены должны понять, что право брендирования знаком «Сделано на Дону» даётся не просто по факту того, что продукция производится на территории Ростовской области, а лишь когда они заслужили это высоким качеством, когда они проявили активность в продвижении бренда, когда добились признания потребителя в области и за её пределами.

— То есть первая семёрка предприятий — это те, за кого правительство Ростовской области готово поручиться уже сейчас, те, кто доказал, что качество их продукции на высшем уровне, а остальным ещё придётся это право завоёвывать?

— Совершенно верно. И если мы проанализируем список первых семи компаний, то качество продукции ни одной из них не вызовет сомнений.

#