11,54₽
89,88₽
83,75₽

Татьяна Быковская: «Для снижения младенческой смертности мы взяли под контроль всех беременных женщин»

Ожидаемый показатель по итогам года — 8,1 промилле

http://www.krestianin.ru
http://www.krestianin.ru

Проблемы здравоохранения и то, как они решаются, волнуют всех без исключения жителей Ростовской области. Региональный министр Татьяна Быковская в интервью журналисту donnews.ru рассказала о том, какие меры принимаются для снижения младенческой смертности, о разделении скорой помощи на скорую и неотложную, а также о том, стоит ли опасаться повторения эпидемии энтеровируса.

— Тема младенческой смертности не сходит со страниц информагентств. На каком месте среди регионов России находится по данному показателю Ростовская область?

Действительно, для Ростовской области это жаркая тема. Но я хотела бы отметить, что ещё десять лет назад показатель младенческой смертности в регионе был выше 17 промилле, то есть всегда был достаточно высокий. К концу 2011 года нам удалось снизить младенческую смертность: при общероссийском показателе 7,5 промилле в Ростовской области она составила 7,6. Впервые за многие годы мы достигли среднероссийских показателей. После перехода в 2012 году на систему выхаживания недоношенных младенцев от 500 граммов показатель смертности несколько вырос, притом что в первом квартале мы ещё не регистрировали эти случаи. А в 2013 году мы «обвалились» за счёт этих недоношенных, потому что их достаточно много. Эта проблема связана прежде всего с огромной площадью области. А иногда и с непониманием мамочками той ответственности, которую они несут за здоровье своего ещё не рождённого ребёнка.

— Татьяна Юрьевна, что делается для изменения ситуации к лучшему?

— Оценив, что ситуация складывается не самым лучшим образом, мы выстроили систему контроля за всеми беременными женщинами. Благодаря этому нам удалось снизить показатели. Сегодня утром Ростовстат дал показатель по младенческой смертности по первому полугодию текущего года, он составляет 8,2. Вообще, согласно «дорожной карте», по итогам года мы должны достичь показателя 8,1.

Мы создали свой ведомственный план действий.

Вот вам совсем недавний пример: грамотными синхронизированными действиями сельских и областных медицинских специалистов 11-12 июля были спасены роженица и младенец из Украины, вынужденные находиться на территории России. 24 июня 20-летняя молодая женщина на 37-й неделе беременности с трёхлетним ребёнком приехала из Свердловска Луганской области к бабушке мужа в станицу Раздорскую. На следующий день Анна З. была осмотрена акушером-гинекологом и поставлена на учёт в женскую консультацию ЦРБ Усть-Донецкого района. Будущая мама успела пройти только один еженедельный осмотр. 11 июля ситуация стала развиваться самым неблагоприятным образом — у женщины начались боли и кровотечение. В 14-50 Усть-Донецкой ЦРБ был принят вызов скорой, и бригада в составе фельдшера, акушера-гинеколога и реаниматолога немедленно выехала в Раздорскую. Одновременно о ситуации с роженицей было доложено главному врачу ЦРБ Константину Ивановичу Пыльцину. В связи с закрытием акушерского отделения «на помывку», то есть на профилактическую дезинфекцию, вначале было принято решение транспортировать больную в Шахты. Однако прибывшая через 20 минут бригада обнаружила критическое состояние беременной, которой сразу стала оказываться интенсивная помощь. Были проинформированы главный акушер-гинеколог области, санавиация. В связи с угрожающим жизни состоянием обоих немедленно было принято решение о разворачивании операционной в Усть-Донецкой ЦРБ и послана машина на станцию переливания крови в Шахты. В 16:20 пациентка была доставлена в Усть-Донецкую ЦРБ, а через десять минут, в 16:30, начата операция. Послеоперационные наблюдения потребовали оказания дополнительной специализированной медицинской помощи, которая была оказана в 2 часа ночи 12 июля операционной бригадой из Ростова. В 10 утра, после стабилизации послеоперационного периода, больная переведена в реанимационное отделение. А родившаяся малышка после консультации специалистов РНИИАП — в отделение патологии новорождённых города Шахты. Ещё раз подчеркну, жизни матери и младенца сохранены только благодаря сплочённым действиям донских медиков всех уровней.

Теперь у нас каждая женщина, независимо от её места проживания, должна на 12-14-й неделе беременности пройти пренатальную диагностику, чтобы специалисты расписали для неё подробную «дорожную карту» поведения для того, чтобы выносить ребёнка. Ведь, к сожалению, здоровье наших женщин сегодня оставляет желать лучшего. Прежде чем решать вопрос о деторождении, нужно проверить своё здоровье, поддержать его и подготовиться, что сегодня мало кто делает.

— Какую роль в этом играет большая площадь Ростовской области?

— Например, Санкт-Петербург, где показатели самые лучшие, мы вряд ли когда-нибудь догоним, потому что там при той же численности населения, что и в Ростовской области, два крупных перинатальных центра, в которых рожают практически все жительницы города. Кроме того, там есть ещё несколько роддомов. И всё это находится на территории единого муниципального образования, в определённой доступности. У нас же, с нашими расстояниями, часто женщины из дальних районов отказываются от госпитализации, игнорируя угрозы своему здоровью и здоровью ребёнка. А без согласия и понимания будущей мамочки нет никакой гарантии, что женщина, например, из Заветинского района при крайней необходимости своевременно попадёт (то есть мы сможем её довезти) даже в Волгодонск. Не говоря уже об областном перинатальном центре.

Конечно, есть и проблемы с медицинской этикой, с недосмотром докторов, но всё же основная масса проблем связана с тем, что женщины не понимают, что роды — это не простой естественный процесс, они могут сопровождаться в том числе и осложнениями, и даже неблагоприятным исходом. А потому требуют всестороннего внимания и ответственности.

— Некоторое время назад было закрыто несколько родильных отделений, что вызвало непонимание у людей. С чем это было связано?

—При закрытии малокомплектных родильных отделений основная задача была не в том, чтобы сделать их менее доступными для населения. Мы закрывали те родильные отделения, в которых возникали проблемы. В тех материально-технических условиях, которые там были, врачи просто физически не могли спасать рожениц в сложных случаях. Кроме того, в тех отделениях, где меньше пятисот родов в год, к сожалению, теряется квалификация врачей. При этом нами были сохранены отделения в Ремонтном и Зимовниках: мы понимаем, что они расположены очень далеко от Волгодонска. Но мы всегда говорим главврачам этих отделений: при малейших сомнениях заблаговременно отправляйте женщин в Волгодонск. А протесты, которые устраивали жители Самарского, — это от лукавого. Потому что есть Батайск, Азов и Ростов со своими роддомами, где можно получить действительно квалифицированную помощь при транспортной доступности в 20-40 минут.

— Детки, рождённые с экстремально низкой массой тела, часто выживают? Способны ли они потом нормально развиваться?

— Да! Сегодня есть возможность создать для ребёнка все условия, чтобы он мог дорасти.

Но нужно понимать, что выживают только генетически сильные, здоровые дети. Бывают ситуации, когда малыш родился 700-750 граммов, кажется, что он нежизнеспособен, что он вот-вот умрёт. Но он цепляется за жизнь, растёт и помогает врачам.

Сокращение младенческой смертности — это вопрос, которым мы занимаемся каждодневно. Если раньше мы анализировали истории болезней за месяц, то теперь мы всё это осуществляем в режиме онлайн. Мы знаем о каждом случае смерти в области. Кроме того, у нас каждый районный врач имеет своего тренера в перинатальном центре и может в любой момент позвонить ему и проконсультироваться. Но есть ещё один аспект: 30% смертей детей до одного года — потери не медицинские, а социальные. Это дети, которые умерли дома и не успели получить медпомощь из-за необращения родителей к докторам при остром заболевании ребёнка, в результате несчастного случая (асфиксии от груди матери — в народе это называется «мать приспала ребёнка», или когда малыш, положенный после кормления на спину, задыхается от своих рвотных масс), а также в асоциальных семьях.

— Всем памятно лето прошлого года. В каком обличье нам ждать энтеровирус этим летом?

— Энтеровирус был, есть и будет. И он будет мутировать. В прошлом году мы впервые столкнулись с вирусом 71-го типа, он был жёсткий, тяжёлый. Теперь при встрече с 71-м он будет сразу опознан, так как любой врач Ростовской области его знает наизусть, потому что мы выпустили обучающие фильмы и всё о нём подробно рассказали.

Вирусы будут всегда, и тому человеку, который придумает, как их искоренить, наверное, дадут Нобелевскую премию. Вирусы быстрее приспосабливаются к противовирусным препаратам, чем промышленность успевает выпускать новые. Ведь каждый год появляются новые штаммы гриппа, а энтеровирус — это то же самое, только кишечный грипп. Каждый год вакцину от гриппа мы получаем только в сентябре-октябре. Почему? Потому что учёные её разрабатывают. Ведь какой именно будет вирус, никто заранее не знает.

Часто при вирусных заболеваниях пациенты самостоятельно принимают антибиотики, не считая нужным проконсультироваться с врачом. Но мы должны понимать, что цивилизация влечёт за собой определённые последствия. Чем больше мы необдуманно пользуемся антибиотиками, тем сильнее мы расбалансируем свой организм и снижаем его сопротивляемость болезням.

— Как же уберечь своего ребёнка от энтеровируса?

— Если мы хотим уберечь своих детей от вируса, мы должны в первую очередь соблюдать правила личной гигиены: ребёнок должен мыть руки перед едой и после посещения туалета, есть только тщательно обработанные мытые овощи и фрукты, ни в коем случае не купаться в запрещённых местах, пить кипячёную или бутилированную воду.

— Были ли случаи энтеровируса в этом году?

— Да, конечно. Но их число — на уровне обычной сезонной заболеваемости. Это не ЧП. ЧП было в прошлом году, потому что тогда был вирус 71-го типа, который поразил организованный детский коллектив.

— Вступило в силу решение о скорой и неотложной помощи. Как может сидящий на телефоне диспетчер определить, кому какая помощь требуется?

— В Ростове такое разделение существует уже три месяца, и ни одной жалобы не поступало, но скорую это разгрузило. Разделение было введено в связи с тем, что население привыкло по каждому чиху вызывать скорую помощь. Федеральный норматив — 318 вызовов на тысячу населения в год, а у нас только в Ростове — 380. Некоторые пациенты по пять раз в день вызывают скорую: кому-то поговорить надо, кто-то не понял инструкцию к лекарству... При этом не выехать скорая не имеет права. Сортировка вызовов позволяет немного разгрузить врачей и отделить несрочные вызовы от тех случаев, когда помощь действительно жизненно необходима. Неотложная — это отсроченная помощь, которая может приехать в течение двух часов. Ведь, несмотря на то, что все наши автомобили скорой помощи оснащены системой ГЛОНАСС, наши пробки затрудняют работу скорой. Фельдшеры, занимающиеся сортировкой вызовов скорой, обладают огромным опытом, чтобы определить, когда какой вид помощи необходим. Если же у них есть сомнения, они лучше перестрахуются и вышлют скорую. Но если у человека температура 37,9, он прекрасно может дождаться приезда неотложки. При этом к детям до 7 лет мы выезжаем безусловно, так как у ребёнка болезнь может развиться очень быстро.

— С 2013 года проходит диспансеризация. Как она проходит?

— Если раньше в рамках национального проекта «Здоровье» мы проводили диспансеризацию работающего населения от 35 лет, то с прошлого года мы вернулись к всеобщей диспансеризации по модели Н. А. Семашко. Теперь раз в три года, начиная с 21 года, каждый должен проходить диспансеризацию. Диспансеризация делится на два этапа. На первом пациент проходит осмотр терапевта, сдаёт анализы. Если он здоров, диспансеризация для него окончена. Если же при первичном обследовании обнаружились какие-либо проблемы, начинается второй этап: консультации узких специалистов. В прошлом году диспансеризацию прошли более 600 тысяч жителей Ростовской области. Почти 180 тысяч, или 27% из них, перешли на второй этап. По плану в этом году диспансеризации подлежат 400 тысяч человек.

— А если человек пропустил диспансеризацию, ему придётся ждать три года?

— Человеку совсем не обязательно ждать три года. Он может пойти на профосмотр к терапевту и проверить состояние своего здоровья, не дожидаясь, пока с ним что-нибудь случится и ему понадобится уже скорая медицинская помощь. Мы должны научить людей самих нести ответственность за своё здоровье. Людям почему-то кажется, что за их здоровье отвечает министерство здравоохранения. Нужно понимать, что прежде всего за своё здоровье несёт ответственность сам человек, а государство помогает ему эту ответственность разделить. Говорят, мол, на Западе отличное здравоохранение… Разное там здравоохранение! Дело не в этом. Дело в том, что там отношение человека к своему здоровью другое! За рубежом каждая женщина старше 35 лет два раза в год ходит на осмотр к маммологу. Потому что она знает: если у неё вдруг обнаружат рак на первой стадии, то она будет жить долгие годы и не умрёт от рака. Если же его обнаружат на третьей или четвёртой стадии, то никакое шикарное здравоохранение Германии или Израиля уже не поможет.

— Что нужно сделать человеку, чтобы начать проходить диспансеризацию?

— Тем людям, чей возраст уже подошёл, необходимо прийти на приём к участковому терапевту и сказать: я хочу пройти диспансеризацию. Дальше врач расскажет про все его этапы.

— Что это за понятие — «паспорт здоровья»? Он вводится вместо истории болезни?

— Паспорт здоровья мы ввели ещё в 2006 году, когда начали заниматься диспансеризацией работающего населения. Это документ, в котором по итогам диспансеризации прописываются все параметры пациента. В отличие от амбулаторной карты, которая по закону должна храниться в поликлинике, паспорт здоровья выдаётся пациенту на руки. Он является его визиточкой, в которую он должен периодически заглядывать, чтобы знать, какие рекомендации дали ему доктора. Кроме того, желательно, чтобы, придя вновь через три года проходить диспансеризацию, пациент принёс паспорт здоровья с собой, чтобы легче было проследить, как менялось его состояние, и изменить в случае необходимости выданные ему рекомендации.

— Жители области по-прежнему жалуются на очереди. Когда регистратуры ростовских поликлиник не будут штурмовать с 5 утра?

— Очереди, безусловно, есть. И я хочу сказать, что даже если мы стойку на ушах сделаем, они всё равно будут. Это связано с двумя вещами — и с административным ресурсом лечебных учреждений, и с графиком возможностей попадания пациента к доктору. Есть также люди, которые приходят по старинке посидеть в очереди и пообщаться, например пенсионеры. В сельских территориях проблема заключается ещё и в том, что человек не может добраться к врачу во второй половине дня из отдалённых населённых пунктов, так как последний автобус обратно уходит в обед. Вот и получается, что утром под кабинетом врача аншлаг, а после обеда пусто.

Очень скоро для борьбы с очередями в полном объёме развернётся электронная запись к врачу — сейчас мы приводим информационную систему к единообразию, к определённым единым стандартам.

— Год назад на Гражданском форуме, посвящённом вопросам здравоохранения, было принято много решений. О каких из них можно сказать: решили — сделали?

Мы выдвигали несколько инициатив. К сожалению, не решён вопрос о выходе из льготы. Дополнительное лекарственное обеспечение формировалось как дополнительный пакет, определяющий защищённость одного с помощью другого. Так же, как обязательное медицинское страхование: вы не болеете, а я болею, и деньги, которые на вас поступили, идут на мою медицинскую помощь. Или наоборот. Льготникам, имеющим право на лекарственное обеспечение, была дана возможность получать материальную компенсацию — 671 рубль на человека в месяц, что многие из них и делают. А тех, кто действительно нуждается в обеспечении дорогостоящими лекарствами, мы не в состоянии обеспечить, потому что у нас не хватает на это средств. А если бы они оставались все в системе, то мы бы имели возможность человека, больного сахарным диабетом, обеспечить не только препаратами, показанными при диабете, но и сопутствующими. Проблема может быть решена только на федеральном уровне.

Нами также был поднят вопрос о пересмотре закона о том, что врач, едущий на село, может получить миллион, только если ему меньше 35 лет. Но, наверное, как раз в старшем возрасте люди, если им не удалось устроиться в городе, готовы поехать работать на село. Тем более что у них уже есть опыт.

С 2015 года возраст сельских врачей, которым можно будет претендовать на данную выплату, будет увеличен до 42 лет. Такое решение принято председателем правительства России, и сейчас соответствующие изменения вносятся в федеральное законодательство. В результате этого решения в следующем году в сельские районы области приедут работать около 120 молодых специалистов и врачей с опытом работы.

Было учтено ещё одно наше обращение: теперь миллион выделяется не только специалистам, принявшим решение поехать работать в село, но и в рабочие посёлки — таким образом, сельское здравоохранение пополнилось 245 молодыми специалистами.

#