12,24₽
95,22₽
88,82₽

Цены за 10 месяцев текущего года выросли почти на 11%

Но индекс стоимости жизни для каждого свой

Марина Самойлова
Марина Самойлова

Что происходит с экономикой Ростовской области? Как изменились цены? У кого выросла зарплата и кому из чиновников живётся лучше всех? На эти и другие вопросы в интервью редактору donnews.ru Марине Поюровой ответила заместитель руководителя территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Ростовской области Марина Самойлова.

— Марина Александровна, реально насколько подорожали продукты, бытовая техника и всё остальное?

— Давайте сразу договоримся, что мы будем говорить об индексе потребительских цен, то есть о том, что каждый житель Ростовской области ощущает на себе, придя в магазин или, например, в парикмахерскую. Этот показатель сигнализирует, насколько изменилась цена по отношению к предыдущему месяцу и по отношению к декабрю прошлого года. Именно индекс потребительских цен определяет уровень инфляции.

На ситуацию с ценами повлияло два фактора. Во-первых, это курсовая разница валют. Этот фактор проявился с августа прошлого года, когда начали вводить санкции, а затем и ответные меры.

Во-вторых, всегда идёт инфляция издержек. К примеру, растут цены на услуги естественных монополий. Заметьте, что сначала поднялись цены на услуги монополий, а потом стали накладываться внешние факторы, связанные с курсовыми проблемами валюты. И интенсивный рост цен начался в четвёртом квартале прошлого года. Подхлестнулся этот процесс ажиотажным спросом на товары длительного пользования, так люди стремились защитить свои средства, опережая события.

В итоге самый высокий рост цен в этом году был в январе — на 3,6%. А потом он помесячно замедлялся. Это замедление было связано со спросовыми ограничениями, ведь цена формируется под влиянием двух факторов — спроса и предложения. А спрос ограничился с замедлением роста доходов населения. И когда появились спросовые ограничения, уже торгующие организации, поставщики и производители продукции стали опасаться затоваренности. Так, начав с 3,6%, к маю месячный прирост цен снизился до 0,6%. С тех пор он остаётся приблизительно на одном уровне.

А затем включился сезонный фактор. В июле-августе всегда снижаются цены на сезонную плодовоовощную продукцию, и в эти месяцы рост цен составил всего 0,1-0,2%. То есть, в принципе, мы вышли на показатели многолетних наблюдений. Обычно в июле-августе индекс потребительских цен был ниже 100%. В этом году этого не случилось, но сезонный фактор оказал существенное влияние.

— Получается, цены всё же растут.

— Да, но рост цен начал замедляться. За 10 месяцев прошлого года (октябрь 2014 года к декабрю 2013 года) рост цен составил 108,1%. А в этом году 110,7%, то есть в этом году цены растут немного выше уровня прошлого года.

— Странные цифры. Если им верить, получается, что цена в среднем за 10 месяцев поднялась всего на 10,7%? Но ведь даже овощи подорожали в разы.

— Нет. Продовольственные товары выросли в цене на 11,9%, непродовольственные — на 13,4%, а платные услуги — на 5,2%.

— В прошлом году в это время на рынках Ростова помидоры в среднем стоили 50 рублей, сейчас же 130-180 рублей. 11% роста никак не получается...

— Больше всего цены выросли на чай и кофе, почти на 29,7%, на кондитерские изделия — 20,2%. И достаточно высокие показатели по сахару.

Если конкретно по овощам, то помидоры выросли в цене на 34,3%, замороженные овощи — на 37,9%, огурцы — на 22,1%, чеснок — на 54,6%. Это период к периоду: январь-октябрь 2015 к январю-октябрю 2014 года.

Среди непродовольственных товаров оказался высоким рост цен на телерадиотовары, табачные изделия и электробытовые и иные бытовые приборы.

Вообще, сама система наблюдения за ценами — достаточно жёстко зарегламентированная по инструкции процедура. То есть должен быть обязательно один и тот же поставщик, один и тот же вид товара, соответствующий тем же потребительским качествам. Регистратор цен убеждается, что и тогда, и сейчас продукты продаёт Иванов Иван Иванович, к примеру, поставщик у него один, сорт помидоров не изменился. Если хоть одно качество изменилось, их уже сравнивать нельзя. Сама статистика базируется на абсолютно идентичных для сравнения потребительских качествах.

Поймите, когда человек заходит в магазин, в глаза ему сразу бросаются самые высокие цены. Мы же выбираем товары традиционного потребительского спроса обычного среднего человека.

— А вы сами не ощущаете более значимого роста цен, чем 11%?

— Помимо индекса потребительских цен есть ещё индекс стоимости жизни. И он для каждого индивидуален, он может намного отличаться от индекса потребительских цен. Ведь стоимость продовольственных корзин в каждой семье разная, и она растёт в разных пропорциях.

Мы знаем, что товары, которые вошли в продуктовую корзинку, всё время росли быстрее, чем общий индекс потребительских цен, допустим, на продовольственные товары. Поскольку спрос разгонял рост цен на социально необходимую группу товаров. Но вмешались административные меры. На уровне субъектов начала проводиться разъяснительная работа с торгующими организациями по поводу сдерживания роста торговой наценки.

А с другой стороны, снижение покупательского спроса, конечно, ограничило рост цен. В итоге начиная с июля впервые за историю многолетних наблюдений индекс цен на социально необходимые продовольственные товары стал ниже, чем индекс цен на все продовольственные товары.

— Многих людей раздражает понятие прожиточного минимума. Что это такое, как он считается?

— Прожиточный минимум — это попытка установления некоего условного норматива, который даёт право получать адресную социальную помощь, если гражданин имеет доход ниже. Этот механизм расчётный, который соответствует международным стандартам. Определяются минимальные нормы потребления тех или иных продуктов питания, которые, в свою очередь, основаны на расчётах института питания Академии наук.

— Этот показатель считают во всём мире? Он общепринятый?

— Конечно. Это условный норматив для определения показателей доли населения с доходами уровня бедности.

— Понятно, что в каждой стране цифры будут свои. А методика расчётов очень разнится у нас в стране и в Европе?

— Они априори разные. В основу расчётов положена структура потребления среднестатистического населения. Мы этот индикатор используем для расчёта доли населения с доходами ниже прожиточного минимума, который характеризует уровень бедности населения, а простому гражданину этот показатель позволяет сопоставить свои доходы и, если необходимо, получить соответствующую помощь.

— А что у нас с уровнем бедности в Ростовской области?

— Последний показатель за 2014 год: 13% населения имеют доходы ниже прожиточного минимума.

— Как изменилась цена на бензин?

— Пока показатели нас радуют: индекс цен на бензин 105,6%, это октябрь этого года к декабрю прошлого года. У нас были некоторые месяцы, в начале года особенно, когда индекс цен на бензин даже падал — в феврале и марте. Потом цены начали расти. Пиковый показатель был в июле, когда цены возросли на 2,6%, и в августе 2%. А в октябре практически на уровне 100,02%. То есть накопленный за 10 месяцев рост цен на бензин составил 5,6%, что выглядит достаточно спокойно.

— Последний вопрос о ценах — на хлеб.

— Цены на хлеб последнее время начали расти. Мы всегда говорили, что у нас самые низкие цены на хлеб. Действительно, мы сохраняем этот низкий уровень. Вместе с тем, цены на хлеб по отношению к декабрю прошлого года выросли на 14,7%, что выше, чем общий индекс цен на продовольственные товары. Это связано в основном с повышением отпускных цен на пшеницу 3-го и 4-го класса. Кроме того, цены подняли и переработчики.

— Как изменились доходы населения?

— Доходы населения, которые складываются в основном из заработной платы, доходов предпринимателей и социальных трансфертов, за январь-сентябрь 2015 года выросли на 12,4% (к уровню января-сентября 2014 года). При этом рост номинальной заработной платы составил 4,1%.

Очень приятно отметить, что наибольшее увеличение номинальной зарплаты произошло в сельском хозяйстве. Традиционно селяне отставали в размерах зарплат. В этом году по итогам 9 месяцев темп роста номинальной зарплаты отмечен на уровне 10%.

Улучшилось материальное положение работников естественных монополий: у производителей электроэнергии зарплата возросла на 6,3%.

Всегда всех нервирует рост заработной платы у финансистов, банкиров. Да, у них тоже зарплата выросла на 6,2%.

— А сотрудники оборонных предприятий как себя чувствуют?

— Не могу сказать про оборонные предприятия, но отмечу, что на обрабатывающих производствах, куда эта группа входит, тоже отмечен рост заработной платы на 8,3%.

Кроме того, возросли зарплаты у работников транспорта и связи на 7,7%. В этой группе работники железнодорожного, воздушного, водного и автомобильного транспорта, включая общественный.

— У сотрудников каких отраслей наихудшие показатели по заработной плате?

— Наименьший рост зарплаты в гостиницах и ресторанах — на 1,3%; в сфере операций с недвижимым имуществом — на 3,9%. Также оптовая розничная торговля имеет рост заработной платы на 2,3%, отрасль строительства — на 2,5%. Но это корреспондируется с показателями, которые характеризуют их результативность.

Например, мы говорим о более низких темпах роста заработной платы в оптово-розничной торговле. Но ведь у нас упал и оборот оптово-розничной торговли как раз в силу спросовых ограничений.

Или в строительстве: к сожалению, объём подрядных строительных работ сложился ниже уровня прошлого года. Это не даёт возможность менеджменту наращивать темпы роста зарплаты.

А снижение темпов роста заработной платы наблюдается у работников рыболовства и рыбоводства (на 0,5%) и работников органов государственного управления (на 1,2%).

— Получается, что так или иначе, но у всех зарплаты выросли. А откуда тогда снижение реальной заработной платы на 10%?

— Показатель реальной заработной платы, как и реальных доходов населения, напрямую связан с индексом потребительских цен. Учитывая высокий уровень инфляции, сложившейся в текущем году (115,61% за январь-сентябрь 2015 года к январю-сентябрю 2014 года), фактически весь номинальный рост зарплаты в среднем по области «съела» инфляция. Так, к сожалению, реальная заработная плата снизилась за последние 9 месяцев на 10%. И это соответствует общероссийской тенденции.

Снижение реальных располагаемых денежных доходов сложилось меньшим и составило 2,3 процента (к уровню января-сентября 2014 года).

— Как обстоят дела с зарплатами чиновников?

— Можно сказать, что зарплата сотрудников государственной власти и местного самоуправления на региональном уровне за шесть месяцев в связи с бюджетными ограничениями снизилась на 1,4%. Средняя заработная плата федеральных государственных служащих Ростовской области по итогам полугодия составила 37,2 тысячи рублей, сотрудников органов местного самоуправления — 24,7 тысячи рублей и государственных органов субъектов РФ — 42,6 тысяч рублей. Тенденция соответствует общероссийской и южнороссийской.

— То есть областные чиновники получают больше, чем федеральные?

— Получается, что да. И так в целом по России.

— Почему федеральные государственные структуры так обделяют своих людей?

— Я думаю, что это связано с тем, что их достаточно много. Работников государственных органов субъектов РФ у нас 4,9 тысяч человек, а федеральных чиновников в субъекте больше 34 тысяч человек. На самом деле, количество управленцев пропорционально численности населения. У нас же субъект шестой по численности в России.

— Получается, что в органах местного самоуправления получают меньше, чем среднем по области?

— Ну, практически на уровне, чуть-чуть выше уровня прошлого года.

— Что происходит с зарплатами учителей и врачей? Всегда идёт колоссальный разрыв между суммами, о которых отчитываются руководители ведомств и теми, которые называют сами врачи и учителя?

— По итогам полугодия среднеобластная заработная плата педагогических работников образовательных учреждений общего образования составила 28,2 тысячи рублей, преподавателей высшего профессионального образования — 37,3 тысяч рублей. Врачи и работники медицинских организаций, имеющие высшее образование, — 34,1 тысяч рублей, причём характерно, что в учреждениях всех форм собственности — и в федеральных, и в региональных, и в муниципальных. Безусловно, очень важно, что министерство, отвечающее за данное направление, способствовало выравниванию этих показателей.

— Эти цифры соответствуют задачам, поставленным в майских указах президента РФ?

— Соответствуют. Майские указы определяют рост зарплаты бюджетников к среднеобластному уровню. Так, к примеру, у врачей и работников медицинских организаций Ростовской области, имеющих высшее образование, соотношение к среднеобластной зарплате по итогам 2014 года составило 144,7%, а по РФ — только 141,8%. По итогам первого полугодия это соотношение составило по области 143,2%, а по РФ - 140,4%.

Есть показатели, которые в целом характеризуют государственную политику в сфере здравоохранения. По итогам первого полугодия в Ростовской области налицо сокращение младенческой смертности, снижение смертности от ДТП, туберкулёза, от новообразований.

У педагогических работников образовательных учреждений общего образования в первом полугодии рост соотношения к среднеобластной зарплате составил 118,3%, а в РФ — 107,9%. В 2014 году у нас было соотношение 104,1%, а РФ — 96,7%. Вообще, конечно, эта информация даёт впечатление о тех усилиях, которые прилагают наши управленческие структуры, чтобы выйти на параметры, заданные президентом России.

Практически все показатели майских указов в Ростовской области выполняются, не только относительные, но и абсолютные.{{voter}}

— Последний вопрос — о столь любимом ростовчанами сравнении с Краснодарским краем.

— Нельзя нас сравнивать с Краснодарским краем. У нас совершенно другая структура валового регионального продукта (ВРП). Это некорректно. По доле в ВРП промышленных видов деятельности мы ближе к Волгоградской, Нижегородской, Челябинской, Саратовской областям. И по сравнению с ними мы вполне благополучный регион.

#