Яндекс.Метрика

В Госдуме обсуждают проект закона об экопродукции, ростовские эксперты его разгромили

Потенциальную опасность узрели в ГМО

850

Теплица с овощами. Фото vestnikapk.ru
Теплица с овощами. Фото vestnikapk.ru

В Госдуму внесён проект федерального закона, который установит в России новый стандарт экопродукции АПК с улучшенными характеристиками. За мудрёной формулировкой скрывается желание законодателей заполнить полки российских магазинов максимально безопасными и качественными пищевыми товарами, которые укрепят здоровье жителей страны или, во всяком случае, не станут его разрушать.

До первого чтения в Думе инициативу обсудили в Законодательном собрании Ростовской области. Эксперты и депутаты нашли в проекте множество нестыковок и невнятно проработанных положений. В таком виде, считают они, закон послужит не во благо, а во вред, поскольку в составе образцовых продуктов может вдруг появиться легальная возможность использовать запрещённые сейчас ГМО.

О чём этот законопроект?

Проектом федерального закона «О сельскохозяйственной продукции, сырье и продовольствии с улучшенными характеристиками» планируется введение в России нового стандарта экологически чистой продукции АПК, обладающей «улучшенными характеристиками». Авторы законопроекта предлагают выделять такую продвинутую продукцию в отдельный сегмент, а также брендировать её по единому образцу.

При изготовлении «зелёных» продуктов будут предъявляться более жёсткие требования как к качеству, так и к экологическим параметрам. Например, обещают ввести полный запрет на использование генетически модифицированных организмов (ГМО) и применение ионизирующего излучения. Кроме того, в законопроекте добавлены требования к снижению применения пестицидов, причём ниже уровня большинства других государств, экспортирующих сельхозпродукцию. Подразумевается и ужесточение требований к содержанию тяжёлых металлов в удобрениях, которые будут использовать для производства «зелёной» продукции.

Дополнительно будут введены требования о применении агропромышленных технологий и технологий производства сельхозпродукции, сырья и продовольствия, соответствующих экологическим, санитарно-эпидемиологическим, ветеринарным нормам, оказывающим низкое негативное воздействие на окружающую среду. Помимо этого, в документе отражено использование повторно перерабатываемой или биоразлагаемой упаковки и упаковочных материалов.

По задумке авторов законопроекта, выделение такой продукции в отдельный сегмент позволит отечественному потребителю осознанно выбирать полезные экопродукты, но не только. Улучшенные товары со специальной маркировкой планируется также экспортировать и формировать на внешнем рынке имидж России как поставщика сельскохозяйственной продукции с особыми экологическими характеристиками.

Доля России на рынке мировой органической продукции пока совершенно мизерная и составляет менее половины процента. Не лучше обстоят дела и в Ростовской области. «Органика» в регионе производится всего лишь одним экопредприятием — «Био-Хутор Петровский», ведущим хозяйственную деятельность в Неклиновском районе.

Загвоздка со стандартизацией

Директор государственного центра агрохимической службы «Ростовский» Ольга Назаренко увидела кучу проблем в предлагаемом законопроекте. По её словам, чтобы чётко определить, что же такое улучшенные характеристики сельхозпродукции, нужно будет разработать комплекс нормативных документов, а это целое дело.

— Сейчас у нас есть два направления стандартизации. Это органическая продукция, на которую по факту нет нормативов, и стандартизация в рамках договора об Евразийском экономическом союзе, которая обосновывается законом о техническом регулировании. Несмотря на то что этот закон был принят ещё в далёком 2002 году, только сейчас более-менее сформировалась вся документация, по которой можно работать, а ведь уже почти 20 лет прошло, — посетовала Назаренко.

В пример того, насколько сложной может быть работа по тщательной стандартизации, она привела технический регламент Таможенного союза «О безопасности зерна».

— Чтобы на основе этого регламента получить сертификат соответствия, разработано 70 стандартов. И это только под один вид продукции! В законопроекте же речь идёт об огромном количестве наименований. Иными словами, работа предстоит титаническая, я не думаю, что её выполнят в короткие сроки. Может быть, всё-таки поискать другой путь, который бы уже использовал имеющийся багаж нормативных документов по безопасности, а не пытаться создать совершенно новую систему стандартизации продукции с полного нуля? — задалась она острым вопросом.

Смутило её и само понятие «улучшенной продукции», о которой говорится в законе.

— Улучшенной по отношению к чему? Значит, нужно с чем-то сравнивать. Иметь документы, которые характеризовали бы разные виды продукции. Сейчас этого вообще нет, — резюмировала директор центра агрохимической службы «Ростовский».

Окольный путь для ГМО-экспансии

Потенциальную опасность в размытых формулировках законопроекта увидел депутат Заксобрания, гендиректор ООО «Бизон Юг» Сергей Суховенко. Он посчитал, что те самые улучшенные характеристики, о которых говорят авторы проекта, со временем можно будет трактовать как разрешение для легального использования ГМО. Суховенко проиллюстрировал этот тезис красноречивым примером из своего опыта.

— В 2015 году я был членом общественного экспертного совета при российском правительстве. В то время была предпринята попытка лоббировать разрешение на использование продуктов питания, полученных из генетически модифицированных организмов на территории России. В результате развернувшейся общественной дискуссии, к которой подключились учёные, в 2016 году был введён закон о запрете такой продукции в стране. Так вот, когда лоббисты пытались пропихнуть свои генномодифицированные продукты, они их называли именно продуктами с улучшенными характеристиками, не иначе, — вспомнил народный избранник.

Он добавил, что хотя в законопроекте и говорится о «зелёной» продукции, авторы проекта допускают, что её также можно производить с помощью биотехнологий.

— На мой взгляд, это очевидный мостик к использованию ГМО, которые являются неотъемлемой частью таких технологий. Как ни странно, в другой части этого же законопроекта утверждается о запрете применения генной инженерии. Так что же конкретно имеется в виду? Не хочется, чтобы закон приняли в этом виде, а потом формулировки для ГМО стали более мягкими, и модифицированная продукция у нас в итоге стала бы выпускаться под экобрендом, — поделился сомнениями Суховенко.

Рассказал депутат и о том, что в прошлом году российский Минсельхоз уже решил импортировать в страну модифицированные сою и жмых, аргументировав это тем, что таким образом можно якобы существенно снизить издержки животноводства.

— У меня есть основательные опасения, что этот прецедент может стать предпосылкой для более масштабного проникновения ГМО в Россию, как и закон об экологической продукции АПК, — высказал мысли гендиректор ООО «Бизон Юг».

О проблеме с ГМО также заявил заместитель руководителя управления Россельхознадзора по Ростовской области Александр Костылев. Он пояснил, что на российском рынке недавно действительно появилась тенденция к распространению нелегальных партий семян, произведённых с использованием генных технологий.

Время на доработку

Поделился своими ощущениями и Вячеслав Василенко. Он отметил, что закон об экологически безопасной продукции нужен, но уж точно не в таком виде, как сейчас.

— Раньше я не читал этикетки на товарах в магазине, а теперь приходится. То молока нет в продуктах, то заменители добавили, пальмовое масло используют и ещё много чего. К сожалению, осознанно или неосознанно недобросовестные производители гробят здоровье потребителей таким товарами. Поэтому закон о «зелёной» продукции нам нужен, но если он вступит в силу в сыром виде, то это может быть ещё даже хуже, чем если его не принимать, — посчитал вице-спикер областного Засобрания.

Прозвучавшие предложения в течение недели будут доработаны, обобщены и направлены авторам законопроекта. Его первое чтение в Госдуме состоится в марте.

Юрий Поздняк