12,58₽
99,02₽
90,89₽

В Ростове грязно из-за тех, кто ведёт себя по-свински

Наши сотрудники психологически устают

Сергей Пухкалов — один из наиболее критикуемых в Ростове-на-Дону людей. Если на улицах донской столицы грязь, виноватым считают Пухкалова. А статус «зятя мэра» лишь добавляет критике остроты. Своими размышлениями о проблемах чистоты в Ростове Сергей Пухкалов поделился с редактором donnews.ru Мариной Поюровой.

— Сергей Сергеевич, скажите, почему в Ростове грязно?

— Тому есть масса причин. В числе первых — отношение ростовчан к городу. Грязно ведь не везде. В каждом районе города — и в частном секторе, и среди многоэтажек — можно найти с десяток улиц в идеальном состоянии. Всё очень сильно зависит от отношения людей к чистоте, к проблемам отходов.

— Въезжаешь на территорию Аксая — и ситуация совершенно другая. Неужели там живут какие-то другие люди?

— Наверное. Частенько бывает так, что чем ближе к деревне, тем люди немного наивнее, добрее. Мне самому обидно и досадно, что в Ростове так. У нас в компании работают 600 человек, и мы не раз сталкивались с тем, как люди увольняются потому, что психологически устают. Утром убрал — а вечером опять ужас. А мы ищем виноватых.

— Вы считаете, что «Чистый город» работает эффективно?

— Давайте сначала чётко определимся: мы говорим про чистоту города в целом или именно про работу «Чистого города»? Мы сегодня занимаемся отходами: сбор, транспортировка и захоронение по заказу. У нас широкий круг заказчиков. Но в городе мы лишь одна из компаний, занимающихся проблемами мусора. Помимо нас работают ещё примерно 14 организаций.

— Получается, за чистоту в городе вы не отвечаете или отвечаете частично?

— Естественно, мы считаем себя в какой-то мере ответственными за то, что происходит. Но есть же другая сторона медали — заказ, который должен быть выполнен. Мы не работаем с муниципальным заказом, мы не работаем с бюджетными деньгами. Более того, мы в принципе не получаем денег из бюджета.

— А за счёт каких средств вы тогда работаете?

— Это юридические и физические лица, управляющие компании, ТСЖ, ЖСК. Что-то мы выиграли на конкурсе, с кем-то договорились.

Вы хотите понять, почему всегда бьют именно «Чистый город»? Потому что ни у кого, кроме «Чистого города», нет контейнерных площадок. Ни у кого! Есть у юридических лиц, на закрытых территориях ТСЖ, ЖСК, но они не находятся в общем доступе. Ни один из наших конкурентов не работает в частном секторе. Проблема вывоза мусора в городах-миллионниках очень серьёзная. Скажите, разве никто не видел, что где-то ночью на тачках из частного сектора выезжают и просто вываливают мусор? Разве никто не видел, как разгружают «Газели» и грузовики с мусором? На вопрос: «Что вы делаете?» — они отвечают: «А я плачу!» Но это же неправильно!

— В общем, вы считаете, что в грязи на городских улицах виноваты сами жители?

— В большой степени да.

— А вопрос сбора и утилизации мусора в нашем городе решён на достойном уровне?

— Здесь очень тонкий момент. Из моих уст это будет звучать не очень объективно, но что касается удаления отходов, то Ростов в этом смысле выглядит очень неплохо. Я понимаю, что народ воспримет такое заявление негативно — «посмотри, что на улицах творится». Но с технической точки зрения мы на сегодняшний день одни из лучших. У нас абсолютно законный и правильно действующий полигон со сложной технологией. Чтобы оптимизировать его структуру, в конце прошлого года мы приобрели все существующие активы по сортировке. Если бы этих вложений не было, уже наступил бы коллапс. Здесь много задач, в том числе и политических. Кто всегда виноват? ЖЭУ, управляющие компании... Давайте разберёмся. За последние три года газ подорожал в четыре с лишним раза. Электроэнергия подорожала более чем в три раза. Топливо в 2008 году было дешевле — мы покупали его по 10 рублей за литр, сегодня около 30 рублей. А насколько подорожали за это время наши услуги? Всего на 8,5%!

— Речь ведь не о цене...

— Речь именно о цене, когда принимаются политические решения. Горожане получают квитанции — и растёт негатив, провоцированный естественными монополиями. И всё у нас так и будет, пока у дворников будет унизительная зарплата. Покажите мне человека, который может прожить на зарплату 3500 рублей! О чём вообще думает аппарат, который её установил? Когда человек не получает достойную зарплату, он думает не о работе, а о том, где бы украсть или подзаработать!

— Хорошо. Давайте перейдём к другой теме. Злые языки судачат, что неслучайно «темой мусора» занимается зять мэра, что «Чистый город» — это семейный бизнес, на котором наживаются огромные деньги.

— Очень сильно наживаются! Мой тесть — Степанов Олег Васильевич — преподаватель с огромным стажем, уважаемый человек, умный мужик, хороший дед. Это ответ на вопрос? Проблема всё-таки в Пухкалове или в чистоте города? За уши можно притянуть всё что угодно. Можно говорить, что министр обороны — зять предыдущего премьер-министра. Пусть и об этом говорят. Посмотрите на выписку из единого госреестра: «Чистый город» на 100% принадлежит городу! Я со своим коллективом собрал в кучу все активы — мы сегодня стоим миллиард без копеек! Это — уставный капитал, рыночная цена. Это актив для города! Мы к этому шли много лет. Я уже устал от этой темы, у меня язык болит пояснять. Что я должен сделать — кому-то в банк положить акции?

— Ну, вы же не сами по себе. За вами семья мэра стоит.

— Мне из этого города уехать или как? У людей на предприятии средняя зарплата выше 30 тысяч рублей. Это в полтора раза выше общеобластных показателей. Мы одни из крупнейших налогоплательщиков, а нас два года выворачивают наизнанку!

— Кто стоит за этими проверками?

— Мы — процветающая компания, по итогам 2010 года показали прибыль выше миллиона евро.

— Получается, государству невыгодно иметь процветающие компании?

—Я не знаю.

— Или компанию кто-то хочет забрать?

— Вполне вероятно.

— Вице-губернатор Сергей Горбань не раз нелестно высказывался о работе вашей компании. Обещал даже «вывернуть наизнанку». Как вы воспринимаете такие угрозы?

— Ничего приятного в этом заявлении нет. Я просто думаю, что Сергею Ивановичу какие-то люди неверно докладывают ситуацию. «Чистый город» не имеет отношения ни к паркам, ни к скверам, ни к уборке города. Видимо, в министерстве ЖКХ области ошиблись.

— Горбань как-то сказал, что к нему приходят десятки бизнесменов, которые хотят заниматься этим бизнесом...

— Я это не комментирую.

— Вы знаете, что весь мир пришёл к сортировке мусора на уровне кухни. И эксперты сходятся во мнении, что пока мы не будем по отдельным пакетам раскладывать пищевые отходы, стекло и прочее, проблему мусора не решить. Что мешает вам на уровне города инициировать цивилизованный подход к сбору мусора?

— Полное отсутствие федеральной законодательной базы.

— А при чем тут федеральное законодательство?

— Серьёзные изменения должны быть внесены в Кодекс об административных правонарушениях. Думаю, что и Уголовный, и Налоговый кодексы должны претерпеть серьёзные изменения. Могу объяснить, почему. С одной стороны, серьёзные штрафы, с другой — экономические стимулы. Человеку должно быть выгодно это делать.

Второй момент, очень важный — система переработки отходов, то есть извлечение из вторичного сырья полезного продукта. Она практически отсутствует. И нельзя устроить её в отдельно взятом квартале и даже в отдельно взятом городе. Точнее, устроить можно, но какие для этого нужны финансы?

— Получается, опять ждём, когда что-то упадёт сверху, когда изменится федеральное законодательство. А где же местное самоуправление?

— Поймите правильно, на это нужны деньги. Правила по удалению отходов, которые уже приняты, — это небольшой шажок к цивилизованной системе. У каждого должен появиться свой контейнер, а это произойдёт до 2015 года. Именно тогда можно будет заинтересовать человека, чтобы он в этот контейнер положил как можно меньше и как можно реже мы его вывозили. И если у него заберут вторичные отходы, он получит дополнительную копейку. С другой стороны, если на каждой контейнерной площадке мы поставим ещё по три контейнера, во что город превратится? Поэтому решение должно быть максимально взвешенным.

— Всё равно это неминуемо. Мы к этому придём. Только когда?

— Я думаю, что если мы очень активно начнём работать и во всех смыслах не мешать друг другу, то это реально лет через 10, может быть, 15.

— Нельзя обойти стороной тему сбора мусора в частном секторе. В местах, где нет контейнеров, отныне запрещено выносить пакеты с мусором на улицу, нужно ждать машину, которая приезжает два раза в неделю. Разве это правильная система?

— Поясню на примере Германии. Это мировой лидер в области работы с отходами, ничего круче нет. Там отходы вывозят по графику в определённые дни. Муниципалитет утверждает этот график. Если у города есть свои активы, то он сам вывозит отходы, если же нет, то выставляет на конкурс. Эти правила заканчиваются договором с потребителем о присоединении. Рассказы о том, что я вожу мусор в другое место и работаю с другой компанией, никого не интересуют. Весь мусор должен быть вынесен в день вывоза до такого-то времени. Например, до 7 утра. Если кто-то вынес после 7 утра, он неминуемо будет оштрафован. Разве это плохой пример? Во многих частях Ростова эта схема работает отлично, но есть и места, в которых горожане по-свински игнорируют правила. К таким нужно применять меры административного характера. Кто-то должен поднять трубку телефона и сказать о правонарушении. Да, у нас это не принято, это стукачество, но иначе никак не дойдёт до народа. Несогласных с предложенной системой работы всего 5-7%.

В соответствии с «Санитарными нормами и правилами» почасовой вывоз допускается не реже двух раз в неделю. Есть улицы, где мы с трудом к этому подходим, а где-то приезжаем три раза в неделю. По Большой Садовой и вовсе ездим по шесть раз в день. Это нормально?

Поймите, «Чистый город» — это не Пухкалов, это 600 человек! Чтобы почувствовать, как это происходит, я сажусь раз в год в машину и день работаю водителем — вышел, зашёл, погрузил. Так я вам скажу, мужики за смену собирают до 300 контейнеров, а я собираю меньше 50 — и руки отваливаются. Это тяжёлый труд — и физически, и морально.

Есть фирмы по сбору мусора, которые откровенно занимаются свинством. Если есть желание развернуть кампанию по дискредитации, никто от этого не застрахован. И тут вопрос — устоим ли мы?

— Как вы отдыхаете? У вас есть хобби?

— Автоспорт. (Пауза. — Прим. авт.)

— А немного подробнее?

— И что ваши читатели потом скажут? Видимо, с детства остались какие-то нереализованные мечты. Сейчас мне удаётся иногда ездить в классическом ралли. Я технику не просто люблю, я её хорошо знаю и жить без неё не могу. Немного картингом занимаюсь. Это непопулярный вид спорта, он достаточно дорогой. На вопрос, в чем езжу, скажу — на «восьмёрке», «ВАЗ-2108». Она умеет очень быстро ездить. (Смеётся. — Прим. авт.)

— Вы считаете себя богатым человеком?

— Я счастливый человек. У меня трое детей, хорошее отношение с тестем, с родными. У меня всё нормально, насколько это может быть. Старший сын уже на голову выше меня, хотя ему 14 лет, средний делает первые шаги — в школу пошёл, картингом занялся, дочка совсем ещё маленькая — 2,5 года. У меня хорошая зарплата. Жена работает и зарабатывает неплохо. Она судья. У меня есть квартира, машина, любимый мотоцикл. Мне интересно работать, и мне хочется, чтобы у людей, которые у меня работают, тоже всё было. И у них всё есть!

#