В Ростове предложили ввести налог на бездетность

Далеко не все готовы его платить

фото prosnisipoy.com
фото prosnisipoy.com

Депутат Законодательного собрания Ростовской области Сергей Шамшура выступил с идеей ввести в стране налог на бездетность. В законопроект идея пока не воплощена, но уже успела вызвать большой общественный резонанс.

О том, как и почему нужно платить за отсутствие детей, Сергей Шамшура рассказал на заседании молодёжного политического клуба Ростовской области «ГлавПолит». К обсуждению подключились депутаты, представители общественных организаций, журналисты и молодёжь.

Депутат напомнил, что последние 25 лет в стране наблюдаются серьёзные демографические проблемы.

— К сожалению, они не решаются одномоментно. Если сейчас людей родилось меньше, то потом нерождённые дети не родят своих детей и не будет следующего поколения. Это ведёт к неравномерному старению населения. У государства, которое может воздействовать на своё население, есть кнут и пряник. Под пряником можно понимать материнский капитал. Но есть проблема современных ценностей: молодые люди откладывают вопрос рождения детей на потом. У меня есть знакомые, которым уже за 30 лет, они приобрели машину, квартиру, а детей нет. А сейчас им уже не помогает ЭКО, и они понимают, что поезд ушёл. Поэтому людей надо подталкивать к тому, чтобы они делали всё вовремя. Первый ребёнок должен появиться до 25 лет, второй ребёнок — до 30 лет. Если человеку больше 25 лет и нет детей, то нужно платить налог, — пояснил свою позицию Сергей Шамшура.

Размер налога он не уточнил. По мнению депутата, это не главное. Гораздо важнее само существование некого стимула. При этом средства, собранные благодаря этому налогу, должны тратиться на поддержку многодетных семей.

Идею Сергея Шамшуры о налоге поддержала его коллега Екатерина Стенякина. Она предположила, что если гражданин России пользуется рядом благ — образованием, здравоохранением, безопасностью, но не воспроизводит себя для того, чтобы общество могло дальше развиваться, наверное, он должен за это заплатить.

— Если бы мы сами придумали этот налог, может быть, нас можно было и критиковать. Но в советское время, когда страна потеряла 27 млн человек и когда нужно было выходить на новый этап развития и восстанавливать страну, этот налог был. Я смею предположить, что где-то он сработал. Многие мои знакомые говорят: «Я хочу ещё погулять». Для них отсутствие детей — это свобода. Так давайте платить за неё, как за любое благо, — сказала Екатерина Стенякина.

Многие присутствующие высказались против платы за свободу. Чтобы стимулировать рождение детей, не обязательно отнимать деньги, подчеркнул руководитель регионального исполкома ростовского регионального отделения партии «Единая Россия» Александр Нечушкин.

— К налогу на бездетность нужно относиться очень аккуратно. А если человек не может рожать по медицинским показателям? По моему мнению, нужно поощрять здоровую миграцию и многодетные семьи, а не вводить налог на бездетность. Нужно выработать комплекс мер по развитию семьи. Я очень много лет прожил в Чечне, там нет ни налогов, ни репрессивного аппарата, там всё решает общество. Я считаю, что нужно перенимать хороший опыт и смотреть на то, что подвигнет людей добровольно и с удовольствием заниматься развитием своей семьи.

Против идеи вводить налог на бездетность выступила и клинический психолог Валерия Скавронская. Она согласилась с Сергеем Шамшурой в том, что нужно своевременно создавать семьи и заводить детей, но подчеркнула, что к самому вопросу создания семьи нужно подходить очень осознанно.

— Я сторонница профилактики, а не насильственных мер. Нужно не загонять людей, не штрафовать за то, что не получилось стать родителями, а с младых ногтей учить, как быть родителями и что такое семья. Мужчина должен быть сильным, а женщина — слабой. Женщины не хотят рожать детей от слабых мужчин. А вопрос о том, каким должны быть мужчины и женщины, кроется в воспитании. Я считаю, что нужно вернуть в школы психологию и этику семейной жизни, — высказала свою точку зрения Валерия Скавронская.

Деньги, полученные от налога, она направила бы на профилактику бездетности, воспитание молодёжи, на психологическую помощь женщинам и мужчинам, которым не могут состояться как пары.

Рассмотреть проблему с другой стороны попытался политолог Сергей Смирнов, заявив, что дети — это прежде всего радость. И нужны они не государству, как абстрактной машине, а конкретным людям.

— Смысл не в том, каков размер будет у этого налога и сколько он даст денег. Во-первых, хорошо иметь брата или сестру. Я в семье один и знаю, насколько обделён. Во-вторых, есть такое понятие, как радость отцовства и материнства. Она гораздо приятнее, чем сам процесс создания детей. В-третьих, когда мы рожаем детей, мы даём радость дедушке и бабушке. На примере своих родителей я вижу, сколько мои дети им дали и насколько внуки продлили им жизнь. Те, кто выбирает Турции, шубы, бриллианты, мерседесы, забывают о том, что дети, может быть, и дороже этого всего, но и радости они приносят гораздо больше, — подытожил Сергей Смирнов.

Он заметил, что стимулирование само по себе не может гарантировать рост рождаемости. Никакие материнские капиталы и налоговые вычеты не компенсируют физические, временные, финансовые и моральные затраты, которые связаны с детьми, отметил Сергей Смирнов. Нужно кардинально менять установку общества. Но менять её, повышая какие-то преференции, невозможно.

Как женщина, родившая ребёнка и столкнувшаяся со всеми названными затратами, с политологом согласилась член партии ЛДПР Елена Папкович.

— Сколько должна получать молодая семья, если для устройства ребёнка в садик нужно ежемесячно 12 тысяч рублей? Сколько нужно потратить семье, которая только хочет родить ребёнка: стать на учёт, наблюдаться в клинике, нормально родить... Я всё это проходила и всю свою зарплату всегда отдавала на ребёнка. И для того, чтобы родить второго или третьего ребёнка, я должна быть уверена, что будет завтра. Пока у меня этой уверенности не будет, я не захочу иметь второго, третьего или четвёртого ребёнка, потому что мне моё государство не может гарантировать спокойное существование. Я считаю, что для того, чтобы повысить рождаемость в стране, необходимо заняться чуть-чуть другими вопросами. Мы много лет смотрели на Запад, мы испортили институт семьи. В 18-20 лет все пьют, потому что алкоголь стоит дешевле, чем еда. Вот с этим надо работать, — отметила Елена Папкович.

Пример из жизни привела и студентка из многодетной семьи Людмила Дорофеева.

— Наверно, у нас уже есть налоговый вычет, потому что налог на доходы с каждым ребёнком уменьшается. А добавлять ещё один налог, чтобы пугать граждан, чтобы они бежали за границу, неправильно. Сама я уезжать никуда не хочу, но для того, чтобы жить в своей стране, радоваться и развиваться, нужно для людей сделать доступную среду. Я лично не готова платить, — сказала Людмила.

Поддержала девушку и главный редактор портала «ДонИнформБюро» и мама двух детей Елена Романова. Она высказала наблюдение, что в России ещё не воспитано то поколение людей, которые готовы платить за то, что чего-то не додали своей стране. При любом удобном случае россияне пытаются избежать лишнего налогообложения. Особенно в условиях серой зарплаты, отметила Романова.

— Если вы введёте этот налог, молодой человек, который устраивается на работу официально, которому нужно ещё платить налог государству, гораздо охотнее будет уходить от налогообложения, — обратилась Елена Романова к Сергею Шамшуре. — Вы говорите, что в России после Второй мировой войны был введён налог и из-за этого частично увеличилась рождаемость. Но ведь Америке был boom, но там не было налога на бездетность. Там есть культ семьи, а в европейских странах культивируется гедонизм. Я считаю, что нужно создавать культ семьи и давать возможность больше зарабатывать. К примеру, в Белоруссии при рождении третьего ребёнка полностью списывается кредит на квартиру.

А и. о. руководителя ростовского регионального отделения «Молодой Гвардии» Андрей Баев в продолжение слов Елены Романовой о создании благоприятной экономической обстановки подчеркнул, что, к примеру, в Таиланде есть рабочие места, на которые могут устроиться только тайцы.

— Кроме того, в МВД, силовом блоке, в армии внесли комплекс мер — ввели военную ипотеку и повысили зарплату. В этой среде начался baby boom. Это практика, от которой нужно отталкиваться, — заметил Андрей Баев.

Наверно, не ожидая такого объёма критики, Сергей Шамшура попытался объяснить свою точку зрения и необходимость налога.

— Налог — это обязанность, он должен дисциплинировать и стимулировать. Смысл не в том, чтобы собрать большие деньги, а в том, чтобы человек где-то задумался. Да, налог — это неприятно. В Китае, к примеру, есть налог на рождение второго ребёнка. Население, думаю, было крайне недовольно, когда его ввели. Но у государства не было другого механизма взаимодействия на население. Иногда нужно принимать непопулярные меры. Налог — это всего лишь укольчик, который должен подталкивать рожать намного раньше, — сказал Сергей Шамшура.

При этом он добавил, что технически этот закон можно легко реализовать даже для тех девушек, которые всем обеспечены, не работают, не имеют детей и рожать не собираются.

— В базе данных есть все данные о наших ИНН и о налогах. И там стоит галочка, кто заплатил, а кто не заплатил. Компьютер сам после 25 лет начнёт рассылать уведомление, это можно легко устроить, — предположил Сергей Шамшура, добавив, что тонкости вопроса не рассматривал ещё.

На вопрос, когда идея введения налога приобретёт законченную форму, сам Сергея Шамшура не знает. Он добавил лишь, что эта инициатива проходит общественную экспертизу. Поэтому появится ли налог на бездетность в Ростовской области или даже в России, наверняка сказать пока очень сложно. {{voter}}

При этом возникает масса вопросов, однозначно ответить на которые не так просто. К примеру, как быть с теми женщинами, которые ведут асоциальный образ жизни — пьют и употребляют наркотики? Правильно ли рожать ребёнка, не имея квартиры, но боясь при этом налога? Правильно ли вообще вмешиваться в интимную жизнь семьи и навязывать, кому, когда и сколько рожать? И, наконец, к сожалению, никто не даст гарантию, что та девушка, которая вынуждена будет платить налог, не скажет: «Я от общества откупилась и ничего не должна».

#