12,65₽
99,46₽
91,63₽

В Ростове у Публичной библиотеки оппозиционеров полили водой

Журналиста и одного участника сбора задержали

Вчера перед Публичной библиотекой собралось около 30 человек. Пришли те, кто считает выборы нынешнего президента РФ фальсифицированными, власть — коррумпированной, полицию — беспредельной, а суд — нечестным.

Отличали их белые ленточки, которые привязали кто на руку, кто на сумку, кто-то заплёл такой ленточкой волосы.

Здесь были члены КПРФ и «Справедливой России», незарегистрированной партии «ПАРНАС», организации «Русское единство», движений «За честные выборы», «Левый фронт», «Солидарность», представители «Объединённого гражданского фронта» и просто активисты — участники группы «ВКонтакте» Rostov_protiv_2.0

Старшее поколение было представлено в основном пенсионерами и предпринимателями, молодёжь — студентами, юристами, работниками банков и опять-таки предпринимателями.

Поскольку в это время площадь перед библиотекой тщательно мыли из шлангов, участникам пришлось подняться на возвышение у входа. Человек со шлангом заверил собравшихся, что поливальщики по собственной воле передвинули свой рабочий день с понедельника на воскресенье.

То объединяясь в одну группу, то делясь на маленькие, собравшиеся беседовали друг с другом.

— Я был на «Марше миллионов», и мы собрались здесь, чтобы поддержать москвичей, которые были его участниками. Мы сожалеем, что оппозиции становится всё меньше, а полиции всё больше, — объяснил donnews.ru своё пребывание здесь представитель организации «Русское единство» Станислав Кайзер.

Многие выражали недовольство, что полицейские постоянно преследуют членов оппозиции, сажают их по заведомо ложным обвинениям, а другим оппозиционерам не дают быть свидетелями защиты.

— Мою знакомую Полину Третьякову вообще пытались из университета убрать. Звонили, не представившись, её куратору и спрашивали, за что её можно отчислить. Куратор ответила, что не за что — хорошая девочка, — поделился с Ростовским агентством новостей Станислав Викрищук.

 К слову, беседы шли под пристальным наблюдением сотрудников полиции. Двое из них стояли совсем близко, остальные — поодаль, возле четырёх патрульных машин. За библиотекой был припаркован автозак ОМОНа. Омоновцы объяснили, что приехали сюда просто так.

Затем по площади перед библиотекой стала ездить поливальная машина, которая заодно решила помыть и стену возвышения, где стояли оппозиционеры. Напор воды с каждым проездом увеличивался, и примерно на десятый раз струи достигли собравшихся.

Участники радостно хлопали в ладоши, наслаждаясь свежестью, и продолжали вести разговоры, затем присели на каменные ограждения, достали термосы с чаем и кофе, начали угощать друг друга печеньем и конфетами.

— Я против безграмотного распределения бюджета нашими властями — вот, на поддержку банка ВТБ24 выделили 5 триллионов рублей! Я против отсутствия свободы информации, настраивания одной части общества на другую. Огромную разницу в финансовом положении граждан заменяют национализмом, терроризмом, — рассказал либерально настроенный участник сбора Борис Папаян.

Примерно через два часа к собравшимся поднялись несколько сотрудников Кировского отдела МВД. Один из них спросил, на каком основании они здесь собрались, и напомнил, что митинги должны быть согласованными, иначе это считается экстремизмом. Участники встречи в ответ зачитали полицейскому выдержки из Конституции РФ — о свободе передвижения граждан.

— Мы пришли просто пообщаться, без лозунгов и символики, — объяснили они.

Получив от участников распечатку этого закона, полицейские удалились.

Собравшиеся стали водить хороводы и петь под гитару знаменитые российские рок-композиции.

Всё это действо закончилось задержанием журналиста Андрея Букреева и участника движения «Левый фронт» Алексея Третьякова. Они шли по Пушкинской, когда им перегородил дорогу наряд полиции. Заявив, что Андрей Букреев похож на преступника, убившего недавно в Ростове турка-месхетинца, полицейские доставили задержанных в отделение. Их продержали там два часа, допросили о причастности к различным группировкам, потребовали удалить фото из фотоаппарата, а затем отпустили.

#