Яндекс.Метрика

В Ростовской области бизнес ответил на рост тарифов частными электростанциями

Но закон мешает ему торговать излишками произведённой энергии

1539

Солнечная электростанция. Фото alef-safe.ru.
Солнечная электростанция. Фото alef-safe.ru.

Повышение стоимости электроэнергии, которое каждый раз портит настроение жителям Ростовской области при получении очередных платёжек за коммунальные услуги, во много раз разорительнее для промышленных предприятий региона. Чем крупнее бизнес, тем больше ему нужно энергетических ресурсов для производства.

Даже у больших предприятий порой возникают серьёзные сложности с оплатой внушительных счетов, выставленных ресурсоснабжающими организациями. Когда же дело доходит до малого и среднего бизнеса, то ситуация усугубляется, поэтому предприниматели нередко устанавливают собственные источники электроэнергии. Это называется микрогенерацией.

Справка
 

По закону, вступившему в силу в 2019 году, источник электропитания, относящийся к микрогенерации (есть ещё один вариант названия — малая генерация) должен быть технологически присоединён к сетям на уровне напряжения не более 1 кВ с максимальной мощностью не более 15 кВт. Генераторами могут служить как возобновляемые источники электроэнергии (солнечные батареи, микроГЭС, ветрогенераторы, приливные и волновые электростанции), так и всем известные объекты традиционной энергетики (например, дизельные генераторы).

«Решили помочь стране — поставили свою станцию»

Развивать частную энергетику решили на азовской винодельне «Кантина». Её владелец Алексей Скляров установил солнечную электростанцию мощностью 60 кВт. 130 солнечных панелей и инвертор стоимостью в несколько миллионов рублей обеспечивают нужды предприятия.

— У меня была давняя идея использовать солнечную энергию. Я подсмотрел её в Германии, мои друзья там взяли льготный кредит у государства и установили себе эффективные солнечные панели, — рассказал Алексей Скляров.

Алексей Скляров. Фото vinodelrf.ru.

По его словам, первый эксперимент с установкой панелей он провёл семь лет назад, когда поставил для винодельни небольшую электростанцию мощностью 5 кВт — она успешно используется до сих пор. После этого Скляров уже не сомневался в возможности солнечной энергетики конкурировать с традиционными сетями.

— Первая солнечная электростанция обошлась мне очень дорого. Срок её окупаемости по тем временам был огромным. Но с тех пор тарифы на энергию в городских сетях выросли в несколько раз, а вот стоимость установки солнечных батарей, наоборот, значительно снизилась, — уточнил он.

Теперь владелец «Кантины» хочет торговать излишками энергии на свободном рынке и дать доступ к дешёвым ресурсам всем желающим. Он уверен, что это позволило бы окупить затраты на его станцию всего за несколько лет.

— Нам много того, что мы вырабатываем с помощью батарей. Зимой они работают лишь на четверть своих возможностей, но даже этого хватает с избытком, — похвастался Алексей Скляров.

Он считает, что производит товар, на который быстро найдутся покупатели.

Впрочем, на деле всё может оказаться гораздо сложнее. Дело в том, что закон о микрогенерации предполагает возможность продажи излишков энергии в сеть для станций, установленных физическими лицами, мощностью не более 5 кВт. Для кооперации с городской сетью электростанцию с большей мощностью необходимо оформлять как промышленную. Однако в таком случае частнику точно потребуется оформление специальных лицензий и разрешений.

Большие заводы открыли дорогу малому и среднему бизнесу

Как рассказал бизнес-омбудсмен Олег Дереза, попытки конкурировать с монополистами на энергетическом рынке в Ростовской области уже предпринимались. Пионером, по его словам, в начале 90-х стало предприятие «Аксайкардандеталь», где построили маленькую газопоршневую электростанцию. Схема оказалась рабочей. Сейчас у этого завода есть мини-ТЭЦ мощностью 1 МВт.

Другой пример использования независимого источника энергии можно найти на пивзаводе «Южная Заря 1974» (ранее — «Балтика-Ростов»), где своя газотурбинная электростанция используется с 2004 года. На сегодняшний день 99% потребностей завода в электропитании обеспечивается исключительно ею. Как отметили в пресс-службе пивоваренной компании «Балтика», более 40% выработанной турбиной энергии успешно продаются в городские сети и ближайшим предприятиям. Кроме того, точно такие же турбины есть на заводах компании в Санкт-Петербурге и Самаре.

Тем не менее Дереза считает, что переводить предприятия помельче на использование только собственных источников электропитания не получится.

Олег Дереза. Фото omb-pro.ru.

— Особенно это касается солнечной энергетики, зависимой от погодных условий. Оптимальная, на мой взгляд, схема предполагает замещение по принципу «50 на 50»: одна половина мощности берётся из альтернативного источника, другая — из обычной сети. Полностью же уходить на свои источники питания очень рискованно, потому что тогда возникает опасность срыва бесперебойной подачи энергии, что грозит бизнесу большими убытками, — скептически заметил бизнес-омбудсмен.

Он убеждён: для того, чтобы торговать излишками энергии, поставщик должен обеспечить их качество, а также непрерывную поставку, что не всегда возможно.

— В случае с солнечными батареями их владельцу выгодно продавать излишки лишь своего ближайшему соседу, а вот перебрасывать энергию на длинные расстояния — нет. Это повысит её цену до тарифа монополиста, — утверждает Олег Дереза.

Пример «Кантины» он называет важным прежде всего для малого и среднего бизнеса, увидевшего, как можно своими силами добиваться независимости от тарифов.

— «Кантина» обеспечивает себя энергией из собственного источника, что не понравится сетевым компаниям. Раньше свою энергетику развивали только крупные предприятия. Например, у «Ростсельмаша» есть ТЭЦ, которая даёт заводу часть необходимого электричества, остальное покупается. Но такого ещё не было, чтобы относительно небольшие компании начинали строить свои электростанции. Это означает только одно — что с тарифами что-то совсем не так, — резюмировал Дереза.

Перспективы микрогенерации

Глава Ассоциации защиты бизнеса и владелец волгодонского АО «Энергия» Александр Хуруджи также согласен с тем, что бизнес устанавливает свои электростанции в ответ на ползущие вверх тарифы.

— Понятно, что тарифы будут расти, но неясно — насколько сильно. Это стало уже каким-то постоянным сюрпризом. Для бизнеса, который не имеет высокой маржинальности, это является камнем преткновения, поэтому я понимаю «Кантину», которая пошла путём освоения своих мощностей, — рассудил Александр Хуруджи.

Александр Хуруджи. Фото expertsouth.ru.

По его мнению, ещё одна проблема также заключается в сложности и дороговизне процедуры технологического присоединения. Он пояснил, что в городах есть возможность присоединиться за адекватную цену, а вот когда дело доходит до сельской местности, то возникают затруднения со сроками и стоимостью подключения.

— Поэтому многие производители в целях экономии ставят собственную малую генерацию, используют солнечные батареи и ветряки. Окупаемость таких проектов долгосрочная, в том числе из-за сложностей с продажей излишков энергии. Судя по всему, государством при регулировании энергетического рынка были сознательно ограничены возможности торговцев, не относящихся к монополистам — только не напрямую, а созданием большого количества юридических барьеров и необходимости подписания кучи документов, — сделал неутешительный вывод Александр Хуруджи.

Он уверен, что развитие альтернативной энергетики продолжится. Солнечные электростанции он назвал довольно интересным вариантом для бизнеса, и выразил надежду, что законодательство изменится для их более эффективного применения.

Юрий Поздняк