12,05₽
93,64₽
87,50₽

В УФНС Ростовской области заявили о продолжении контроля за соблюдением принципов «зерновой хартии»

Документ был подписан полтора года назад

Фото belgorod.grainboard.ru
Фото belgorod.grainboard.ru

Некоторые экспортёры сельхозпродукции Ростовской области понемногу пытаются обойти хартию, подписанную с налоговиками более года назад. Об этом заявил замглавы УФНС по региону Иван Иванов. 

Суть подобных схем в том, чтобы создать между производителем зерна и экспортёром ряд афиллированных компаний-посредников (обычно более трёх). Большая часть сельхозпроизводителей, как известно, использует упрощённую систему налогообложения — Единый сельхозналог (ЕСН). Уплату государству НДС она не предполагает. Однако в ходе многократных перепродаж зерна в цепочке перекупщиков появляется компания, которая использует уже обычную систему налогообложения, закладывает в стоимость сырья НДС и обязуется уплатить его в бюджет страны. Сразу после продажи зерна такая компания пропадает, а купившая у неё зерно следующая «компания-прокладка» на законных основаниях перепродаёт его экспортёру. Который впоследствии получает право требовать возмещения НДС из бюджета страны, хотя та компания, из-за которой данный налог и был включён в стоимость зерна, уже не существует и своих обязательств перед бюджетом не исполнила.

В какой-то момент на рынке в принципе не осталось компаний, которые работали бы «в белую».

— Все экспортёры сельхозсырья пользовались механизмом, — констатирует Иванов, — позволявшим наращивать сумму НДС, подлежащую возмещению. Не думаю, что кого-то обижу таким заявлением. Потому что, во-первых, это были действительно все, а во-вторых, потому, что это так. По любому налогоплательщику мы можем это доказать.

Ситуация изменилась летом 2017 года, когда налоговики собрали в Ростове всех основных зернотрейдеров страны и стали убеждать их отказаться от услуг посредников и работать напрямую с производителями зерна.

— Изначально идея была воспринята в штыки, — рассказывает Иванов. — Однако в конечном итоге сформировалась группа крупных игроков рынка, которые поддержали хартию. На текущий момент в Ростовской области 95% экспортёров сельхозпродукции её подписали.

В ФНС говорят, что никакого принуждения к подписанию документа не было, «в хартию никого не тащили». Якобы выгода экспортёров выражалась в единых условиях для всех игроков рынка, то есть никто не мог оказаться в более выигрышном положении за счёт снижения издержек через использования «серых» схем. Сами экспортёры, на условиях анонимности, не раз намекали, что подписать хартию их «убеждали» не только налоговики, но и представители силовых структур.

Как бы то ни было, буквально за несколько месяцев хартию подписали практически все экспортёры сельхозсырья страны. 

— Наш мониторинг показывает, что хартия исполняется, но без чёткого контроля с нашей стороны. Если отпустить этот вопрос, ситуация вернётся на круги своя очень быстро, — говорит Иванов. — Потому что мы видим значительный объём накопленного НДС, который сейчас экспортёрами не заявляется к возмещению. Но по закону у них есть три года на то, чтобы эти суммы заявить.

Иными словами, некоторые компании не столько отказались от «серых» схем, сколько отложили их на случай лучших (для себя) времён.

— Сейчас мы видим участников хартии, которые возвращаются к прежним схемам. Наша задача в том, чтобы очень жёстко отреагировать на эти факты, — заключаёт Иванов.

Добавим, что, по оценкам ФНС РФ и экспертов, до появления хартии на «серых» схемах бюджет России ежегодно терял по экспортным операциям с зерном и подсолнечным маслом около 65 млрд рублей в год, по внутренним контрактам — более 100 млрд рублей в год.

#