12,65₽
99,46₽
91,63₽

В Таганроге девушек, пытавшихся сделать селфи на железнодорожной цистерне, ударило током

По мнению психологов, люди ищут отражения в глазах друг друга

Олеся (справа) и Настя, фото с их личных страниц «Вконтакте»
Олеся (справа) и Настя, фото с их личных страниц «Вконтакте»

В реанимацию детской больницы Таганрога попали две 16-летние школьницы — Олеся и Настя. Обе девушки получили сильный удар током и упали вниз с железнодорожной цистерны товарного поезда.

Когда на место ЧП выехали руководители и следственно-оперативная группа таганрогского линейного отдела полиции, выяснилось, что вечером, 8 июня, школьницы забрались на товарный поезд, стоявший на станции Марцево. По предварительным данным, они хотели сделать селфи. Вместо необычной фотографии обе получили ожоги различной степени тяжести, у одной обожжено 70% тела. За их жизнь борются врачи.

В последнее время в России участились случаи, когда селфи превращается не просто в фотографирование себя любимого, а именно в демонстрацию всему миру себя, своей необычности и оригинальности. Именно поэтому подростки снимают себя на скалах высотой нескольких сотен метров, залезают на железнодорожные мосты, прыгают на движущиеся поезда... Для многих такие попытки заявить о себе, к сожалению, заканчиваются плачевно, а то и смертельно.

К примеру, в прошлом году 17-летняя жительница Санкт-Петербурга Ксения Игнатьева, пытаясь произвести впечатление на своих друзей, взобралась на железнодорожный мост. Она хотела сделать селфи на фоне уходящих вдаль рельсов, но потеряла равновесие и сорвалась. При падении Ксения ухватилась за электрокабель и получила удар током. Она погибла сразу же.

Ксения Игнатьева, фото www.infoniac.ru

Годом ранее в этом же городе в результате неудачно выполненного трюка разбился паркурщик Павел Кашин. Он решил исполнить сальто назад с крыши 16-этажного дома. Прыжок стал для него роковым. Последние секунды жизни Павла запечатлены на фото. 

Павел Кашин, фото www.baltinfo.ru

Привычка фотографировать каждый свой шаг привела к гибели 17-летнюю москвичку Катю. Она решила принять ванну и взяла с собой планшет. Спустя некоторое время родственники Кати забеспокоились, вошли в ванную, но девушка уже была мертва. Выяснилось, что планшет, стоявший на подзарядке, угодил в воду, и девушку ударило током. 

Катя, фото www.informdetox.com

В конце мая этого года в Грозном 15-летний школьник хотел сделать селфи на бетонной ограде вокруг земельного участка. Но одна из плит упала на подростка и придавила его насмерть.

В начале июня в Тульской области в деревне Васильевка школьник поднялся на опору линии электропередачи на высоту 18 метров, чтобы сделать селфи. Он получил удар током, упал на землю и скончался на месте.

Едва не погибла 13-летняя школьница в Пензе, пытаясь сделать селфи на крыше поезда. С ожогами средней степени тяжести она попала в реанимацию.

А в Хакасии 16-летний подросток при попытке сделать селфи сорвался с горы в пропасть.

Нужно заметить, что разные способы покалечить и убить себя во время селфи опробовали не только подростки и не только в России. К примеру, в январе этого года трое студентов погибли на железнодорожных путях на севере Индии, пытаясь сфотографировать себя на фоне приближающегося поезда.

Известна и нашумевшая история американки Кортни Сэнфорд. Девушка за рулём красила губы, поправляла макияж, успев при этом сделать фотографию и выложить её в Facebook, при этом пытаясь ещё и сделать обгон. Её машина влетела в мусоровоз, удар был настолько сильным, что её отбросило в кювет. 

Кортни Сэнфорд, фото www.infoniac.ru

Мексиканец Оскар Отеро Агилар застрелился, пытаясь сделать селфи. Он достал пистолет и приставил его к голове, намереваясь сфотографироваться. Но пистолет выстрелил. Когда на звук выстрела прибежали соседи, они вызвали полицию и медиков. Спасти парня с простреленной головой не удалось.

Оскар Отеро Агилар, фото vestnikk.ru

Все эти истории наглядно демонстрируют, чем может закончиться любовь к экстремальным фотографиям. Несмотря на все предостережения, следственные проверки и публикации в СМИ, подобные случаи периодически случаются в разных уголках России и остального мира.

Общественники уже предприняли первые попытки как-то исправить ситуацию.

Руководитель общественной организации «За безопасность» Дмитрий Курдесов обратился в Министерство образования и науки РФ с просьбой содействовать ведению в школе уроков безопасного селфи. Вместе с коллегами Курдесов просит дать возможность проводить уроки в школах Санкт-Петербурга уже с 1 сентября этого года, а затем транслировать опыт по всей стране. Планируется, что с детьми будут беседовать психологи, полицейские и профессиональные фотографы.

В пресс-службе Минобрнауки корреспонденту «Известий» ответили, что детей, скорее всего, нужно учить не «безопасному селфи», а осторожности в обращении с разными предметами, а также с животными.

По мнению психолога, руководителя ростовского Монтессори-центра «Умнички» Светланы Рыбниковой, культуру селфи формируют взрослые.

— Много изменилось в мире и в нашей стране: люди хотят получить обратную связь, отсюда бесконечное фотографирование и выкладывание в Instagram. Все задумываются: «Вот если я такой, то что?», «Вот если я накачала губы, то что?» Детей мы можем учить словами чему угодно, но они всегда будут такими, как мы, они будут делать то, что мы делаем и будем говорить то, что мы говорим. Мы им передаём эту культуру несамодостаточных, неуверенных, тревожных людей. Дети пародируют взрослых. Постоянное фотографирование себя — это внутренная дезориентация взрослого поколения, которая потом транслируется на детей. Нам тоже навязаны глянцевые стандарты и т. д, — говорит Светлана Рыбникова.

Она надеется, что трагедия, которая произошла в Таганроге, станет очередным призывом для всех: «Ребята, остановитесь! Вы такие, какие есть, и это уже замечательно. Перестаньте у всех спрашивать и просить оценок!»

— Большая беда нашего поколения состоит в том, что всё должно быть как-то оценено и что-то должно за этим следовать. Нет, если ты хочешь что-то изменить, просто меняй, не спрашивай у всех, каким ты должен быть, — подчеркнула Светлана Рыбникова. — Если мы хотим, чтобы таких случаев было меньше, сегодня нужно развивать именно культуру взрослых. Не выросших детей, а взрослых, самодостаточных людей.

Светлана Рыбникова не назвала селфи отрицательным или положительным явлением.

— Его нужно признать как факт. Но, к сожалению, мы можем констатировать, что через селфи мы видим культуру внешнего мира и отсутствие культуры внутреннего мира. Сегодня то, как ты выглядишь, гораздо важнее того, что у тебя внутри. И эти девочки из Таганрога показывают, что главное для них — удивить общество, взорвать его. Это отражение сегодняшней культуры.

Известный российский журналист, бывший ростовчанин Андрей Мирошниченко считает, что селфи не нарциссизм. Ведь Нарцисс любовался своим отражением сам, и этого ему было достаточно. Для любителя же селфи главное — любоваться своим отражением в глазах других. Селфи не существует без публики, которой это селфи должно быть показано.

В своём материале «Селфи со стадиона. Меня увидели, значит, я существую» Мирошниченко рассуждает о феномене ленивого авторства, которого не было до существования интернета. Человек вроде бы участвует в циркуляции и производстве контента, но без особых затрат. Именно ленивое авторство призвано публично обозначить личное «я». И чтобы сделать это, не нужно писать большие серьёзные тексты, не нужно что-то осмысливать или что-то производить. Нужно просто сделать фото и «удостоверить свой статус социального существа». {{voter}}

Новые технологии как раз и создают условия для такой быстрой и ленивой социализации. «Меня увидели, значит, я существую. В этой формуле, как ни странно, “увидели” важнее, чем “меня”», — резюмирует Андрей Мирошниченко.

Но дело не в создании новых технологий и новых технических возможностях, а в том, что люди стали ленивее и развили в себе жажду отклика, а также желание быть опубликованным.

#