12,51₽
97,21₽
88,54₽

В Таганроге готовят этических хакеров мирового уровня

Студенты ИКТИБ ЮФУ вошли в пятёрку лучших в России

Евгений Абрамов
Евгений Абрамов

Российские вузы ежегодно выпускают сотни тысяч специалистов-гуманитариев, которые после института или университета не могут устроиться на работу по специальности. Однако мало кто знает, что в Таганроге есть институт, студентов которого работодатели расхватывают уже на 2-3 курсе. О том, кто нынче востребован на рынке труда, рассказал в интервью donnews.ru кандидат технических наук, заведующий кафедрой безопасности информационных технологий Института компьютерных технологий и информационной безопасности ЮФУ (ИКТИБ ЮФУ) Евгений Абрамов.

— Раньше ваш вуз был известен всей стране как «радик» — Таганрогский радиотехнический институт. Что произошло после слияния его с ЮФУ?

— После слияния институт претерпел некоторые структурные изменения. Теперь мы называемся Институтом компьютерных технологий и информационной безопасности ЮФУ, объединив факультеты информационной безопасности (ФИБ) и автоматики и вычислительной техники (ФАВТ). Кафедра безопасности информационных технологий — одна из самых молодых, она была создана меньше 20 лет назад, а выпускает студентов лишь последние 15 лет — с 2000 года.

Начинали мы когда-то с единственной открытой в России специальности по информбезопасности, которая так и называлась. Потом готовили студентов по комплексной защите информации, где было много чисто «бумажной» информации о стандартах, понемногу обо всём. Недавно у нас завершилась очередная смена специальностей, и полностью ушли студенты старых специализаций. Теперь мы учим только по специальности «Информационная безопасность автоматизированных систем», то есть готовим людей, связанных с практическим исследованием и анализом безопасности. Широкой публике они известны как хакеры. Только это так называемые «этические» хакеры, то есть хакеры на службе закона. Проще говоря, наши выпускники находятся на службе у фирм, банков, служб безопасности. Они действуют теми же методами, что и «злые» хакеры, только по заданию своего руководства. Их задача — быстрее других хакеров выявить все уязвимые места системы и защитить её от взлома. То есть, так или иначе, приходится «учиться плохому».

— Насколько популярна это специальность?

— У нас никогда не было недостатка в абитуриентах. Изначально дело было просто в новизне и ореоле романтики. Когда я сам поступал в университет, здесь был самый высокий конкурс и самые высокие баллы. Тогда как раз вышел на экран популярный фильм «Хакеры» с молодой Анжелиной Джоли, и всем была интересна работа хакеров. Некое помешательство, что ли. Однако уже через несколько лет хакерство стало не только интересно, но и востребовано на практике. Хакерские атаки стали привычным делом. Распространение вирусов и борьба с ними стало насущной проблемой. И, как следствие, стали необходимы специалисты, которые должны не просто уметь включить компьютер в сеть, но и сделать это защищённым способом. Всему этому обучаются наши студенты. Проще говоря, мы теперь готовим специалистов, больше заточенных на практику, а не на теорию. Теоретиков уже достаточно много.

— Вы сказали, что раньше недобора не было, а как с конкурсом обстоит дело сейчас?

— Последние три года конкурс был 5-8 человек на место. В этом году приёмная комиссия ещё работает. Не хотим сглазить, но конкурс тоже будет. По тем заявлениям, которые уже поданы, набор к нам уже сделан. Уже сейчас конкурс порядка 3-4 заявлений на место. Но будет значительно больше, и это притом, что в этом году нам дали почти в два раза больше дополнительных бюджетных мест.

— А почему такой резкий скачок?

— Всё просто — востребованность специальности. Бюджетные места нам даёт Министерство образования и науки России. Когда в министерстве формируются эти цифры, то учитывается пожелание промышленности. Есть определённый заказ как от государственных органов, так и от промышленных предприятий.

Несмотря на это, технические специальности всё ещё проигрывают менеджменту. Хотя сейчас в ЮФУ большинство будущих менеджеров учатся по контракту, то есть это платное обучение.

Мы же заинтересованы, чтобы к нам пришли люди не просто для получения диплома, а увлечённые, у которых глаза горят. Специальность сложная, требующая совсем не романтичных знаний. Для подготовки абитуриентов нужно работать со школьниками. Мы уже несколько лет подряд проводим у себя хакерскую CTF-олимпиаду для школьников. Всего в России подобных олимпиад проводится две-три в год, не больше: одна — в Москве при академии ФСБ, вторая — на Урале, в Екатеринбурге, третья — у нас в Таганроге. В прошлом году у нас был победитель — десятиклассник из Петропавловска-Камчатского. Довольно обширная география. Можно сказать, что к нам в Таганрог летят, едут и добираются на собаках. В этом году у нас все три места заняли дети из Москвы. Причём первое место занял восьмиклассник, за которым я бы на месте хедхантеров уже начинал следить.

— Задания олимпиады для всех участников одинаковые или всё же есть разделение по классам?

— Условия для всех одинаковые. Месяц школьники делают онлайн-задания, а далее 10 победителей приглашаются на второй этап в Таганрог, уже для очного участия.

— Много ли участников из Таганрога и Ростовской области?

— Местные школьники хоть и не побеждали, но всегда участвовали. Олимпиаду, которую мы проводим уже не один год, мы планируем вывести на новый уровень. В Ростове в стадии создания — образовательный кластер по информационной безопасности. В него кроме ЮФУ войдут РГЭУ и ряд промышленных предприятий — НИИ, концерны, которые производят электронику и программное обеспечение. Сейчас достигнута предварительная договорённость, что теперь олимпиада будет проводиться в Ростове под эгидой концерна. И мы надеемся, что местной аудитории станет значительно больше.

Кроме того, мы расширяем своё сотрудничество со школьниками, чтобы привлечь их для участия в олимпиаде. Наш институт открывает специализированный класс в одном из лицеев города, где будут преподавать наши доценты. Помимо общей школьной программы будут читаться спецкурсы, которые пригодятся при поступлении в университет.

— А у тех, кто не попадёт в этот класс, есть ли возможность получить дополнительные знания от ваших преподавателей?

— Да. Преподаватели ИКТИБ ежегодно читают вечерние курсы по информатике для школьников. Часть слушателей поступает в Таганрог, а часть сдаёт ЕГЭ по информатике и уезжает в Москву.

— Большая ли «утечка мозгов» в Москву?

— К сожалению, большая. Дело в том, что информатику в школах Ростовской области преподают не очень хорошо. Это приводит к тому, что очень мало детей сдают информатику — около 7% от всех выпускников. Мы вынуждены конкурировать за этих детей со всей страной. Конкурировать сложно.

Для конкуренции наш институт запускает по западному подобию возможность того, чтобы студенты на университетской базе могли работать над своими проектами. В этом году у нас открылось студенческое конструкторское бюро, и мы планируем привлекать туда как школьников, так и студентов, чтоб они от нас уже не ушли, предоставлять им оборудование, инфраструктуру, свои консультации для выполнения исследовательских проектов. Это западный подход, где у ученика есть мотивация - знать и уметь, чтобы зарабатывать самому. Мотивация — это одна из наших проблем. Есть те, кто поступает в университет по принципу «надо» или потому, что родители послали. Поэтому у некоторых отсутствует ответственность и самостоятельность. К сожалению, нам таких студентов приходится отчислять.

— На международный уровень ваши студенты уже вышли или только планируют?

— В мире существует так называемое хакерское движение CTF. Широкой публике эта аббревиатура известна как режим сетевой компьютерной игры на захват и удержание базы противника. Здесь примерно то же самое, но уже в сетевом пространстве. Играют несколько хакерских команд, которые защищают свою сеть и атакуют сеть противников, доставая всяческую секретную информацию (флаги). У нас в середине 2000-х годов создалась студенческая команда UFОlogis (http://vk.com/bit_ictis), которая к 2012 года вошла в десятку мирового рейтинга. Заметьте, не просто студенческого, а именно мирового рейтинга. Это своеобразная компьютерная дисциплина профессионалов. А среди студенческих академических команд мира наши ребята входили в тройку лучших. Вот так мы о себе заявили в международном плане.

— А кто финансирует поездки на международные турниры?

— В организации поездок нам помогает руководство университета и института. Стоит отметить, что в Ростове такой команды нет. ЮФУ представляют студенты из Таганрога. В этом году наши ребята прошли в финалы таких крупных соревнований, как RuCTF в Екатеринбурге и PositiveHackDays в Москве, и везде приняли очное участие благодаря позиции руководства, выделявшего финансирование на эти поездки.

Продолжая тему международных отношений, следует сказать, что у нас довольно давно действует программа сотрудничества с германской службой академических обменов DAAD, и мы постоянно отправляем в Германию группу из примерно тридцати студентов. Они едут за границу не на экскурсию, а для обмена опытом. За месяц студенты бывают в четырёх-пяти университетах, где работают такие же кафедры и лаборатории информационной безопасности. Студенты встречаются со своими коллегами, делают доклады на круглых столах и конференциях. Конкурс на подобные поездки — 2 человека на место. Это, опять же, стимулирует студентов.

— Каковы шансы трудоустроиться у студентов после российского и мирового признания?

— Чтобы наши выпускники были востребованы, мы внедряем большие практические курсы. Функционирует академия фирмы CISCO по сетевым технологиям, в качестве практикума по информатике открыты курсы CISCO IT Essentials. Эти курсы также планируется использовать как основу для программы дополнительного образования и переквалификации кадров, особенно с прицелом на переподготовку учителей информатики. Открываются лаборатории защищённых компьютерных сетей от Infotecs и лаборатория систем защиты от утечек конфиденциальных данных от Searchinform. С этого года мы вводим специальные двухгодичные курсы проектного творчества. То есть с первого курса студенты займутся проектированием чего-то своими руками — к примеру, программных комплексов или датчиков охранной системы. Всё это будет проходить под руководством преподавателей и старшекурсников в студенческой компьютерной лаборатории. Это позволит самим студентам решить, что им более интересно, а преподавателям — выбрать того, кого они будут вести, и получать от них отдачу в виде новых идей.

Наша кафедра живёт не только преподаванием и не только студентами. У нас традиционные связи с промышленностью. Мы работаем по контрактам в сфере исследований по информационной безопасности. И мы первые, кто заинтересован в качественных выпускниках. Причём от них мы можем получить отдачу ещё до того, как они станут выпускниками. Со 2-3-го курса привлекаем студентов к работе на договорной основе. Студент вместе с преподавателем ведёт определённые разработки и выдаёт результат. Договоры могут давать студенту зарплату, схожую с той, которой получает выпускник-программист в частной фирме, то есть материально мы серьёзно мотивируем студента. К тому же за нашими выпускниками приезжают так называемые «покупатели» из различных ведомств, представляющие Ростов, Москву и Санкт-Петербург. Им требуются специалисты с нашей подготовкой по информационной безопасности. Работодатели просят нас выбрать кого-то для них или сами проводят тестирование. И часто сразу же предлагают трудоустройство, служебные квартиры и достойную зарплату. Так что если студент что-то собой представляет, то у него шанса не устроиться работать по специальности просто нет.

— Получается, что по окончании университета 100% ваших выпускников устраиваются на работу?

— Большинство студентов начинают работать уже с 3-го курса. Таганрог вообще славен своими программистами. Есть индийский город Мумбаи, бывший Бомбей, который на весь мир известен своими офшорными программистами, так Таганрог по объёму заказов по офшорному программированию превзошёл Бомбей. Это всё благодаря уровню подготовки, который даёт ИКТИБ на своих кафедрах. У нас востребованные и конкурентоспособные специалисты, часть из них тоже находит себя в рядах оффшорных программистов. Поскольку мы уже 15 лет выпускаем специалистов, то на рынке информационной безопасности практически нет фирмы, где хотя бы в среднем звене не трудились наши выпускники. А иногда и не в среднем, есть заместители гендиректоров и гендиректора концернов, которые выпускают высокотехнологичную продукцию. Повторюсь, что всё зависит от студента. Я не скажу, что мы лучшие в стране, но то, что мы входим в пятёрку лучших, это точно.

— Как же тогда поддерживать преподавательский состав, если все выпускники уходят из стен вуза?{{voter}}

— Эта проблема многогранная. Фактически с 90-х годов единицы людей с заточенными на науку мозгами оставались в университетах. Если они и оставались, то у них был иной источник дохода. Могу сказать, это нас и спасло. Потому что мы всегда работали по заказам фирм и ведомств и могли финансировать не только студентов, но и преподавателей. На самом деле в преподавательском составе есть страшный возрастной разрыв. Мне сейчас 37 лет, а тем преподавателям, которые старше меня, уже 60-70. Это проблема. Мы её решаем за счёт привлечения своих же выпускников, которые работают в промышленности или имеют свой бизнес. Выпускники по старой памяти помогают нам, параллельно понимая, что они могут черпать из вуза кадры для себя. Также мы можем предоставлять преподавателям возможность постоянно совершенствоваться, получать новые знания в рамках программ стажировки и учебных курсов в России и за рубежом — политику руководства университета «Образование через всю жизнь» надо начинать воплощать в жизнь с себя.

#