12,65₽
99,66₽
91,62₽

В уголовном деле замначальника Южной оперативной таможни и адвоката фигурирует взятка в 15 млн рублей

Раков и Акопян обещали «порешать вопросы»

Фото ntv.ru
Фото ntv.ru

Седьмым следственным управлением ГСУ СКР с дислокацией в Ростове-на-Дону возбуждено уголовное дело в отношении адвоката Ростовской областной коллегии адвокатов Саята Акопяна и заместителя начальника Южной оперативной таможни Юрия Ракова. Оба гражданина подозреваются в посредничестве во взяточничестве, совершённом группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, сообщает пресс-служба Следкома РФ.

События происходили в Ростове 14 декабря 2015 года. По версии следствия, Акопян и Раков получили от гражданки (её имя не называется в интересах следствия) 15 млн рублей для дальнейшей передачи должностным лицам правоохранительных органов Ростовской области.

— Денежные средства были предназначены в качестве взятки за решение вопроса о переквалификации действий супруга указанной гражданки с тяжкого преступления на преступление небольшой тяжести, а также освобождение последнего из-под стражи в рамках расследуемого в отношении него уголовного дела, — огласил версию следствия представитель Следкома.

Супруга гражданина, находящегося под следствием, обратилась в правоохранительные органы, в связи с чем оба посредника были задержаны после передачи денежных средств. Задержание происходило с участием сотрудников УФСБ по Ростовской области. 

Как стало известно donnews.ru из собственных источников, гражданин, которого пыталась вызволить супруга, подозревался в хранении наркотиков. Раков и Акопян сами вышли на жену и назвали сумму — 15 млн рублей, обещая избавить семью от проблем. Деньги передавались на квартире у Ракова. 

Мера пресечения Акопяну и Ракову пока не избрана, это решится в ближайшее время.

Комментарий эксперта donnews.ru:

Нередко дела, возбуждаемые по статье «Посредничество во взяточничестве», в дальнейшем переквалифицируются на статью «Мошенничество». Изначально в деле звучит, что посредники обещали помощь «решить вопросы», поэтому задают вопросы о том, кому именно предназначались деньги: имена, явки, пароли?

В итоге же фамилии не называются, фигуранты говорят (и это потом неожиданно подтверждается), что не могли повлиять на ход дела, поскольку это было не в их компетенции. И за этим следует переквалификация обвинения. Но делается это уже, как правило, тихо, без лишней помпы.

#