12,23₽
96,14₽
88,58₽

Виноделы: 70% вина на полках магазинов — «шмурдяк»

«Правильное» виноделие в Ростовской области остаётся уделом энтузиастов

Фото gorod.lv
Фото gorod.lv

Большая часть вина на полках розничных магазинов как в Ростовской области, так и в целом в России, по словам виноделов, таковым по сути не является. Некоторые отечественные предприятия, и зачастую очень известные, всё своё производство выстраивают на импортном виноматериале. При этом «правильные» виноделы, которые решаются делать вино только из собственного винограда, оказываются по отношению к использующим виноматериал предприятиям в проигрышном положении.

Виноматериал вместо вина

В 2015 году, на волне моды создания кластеров, в Ростовской области появилась «Долина Дона». Это некоммерческое объединение должно было помочь небольшим винодельням продвигать свою продукцию, а заодно и сообща развивать в регионе винный туризм.

По словам основателя КФХ «Кантина» Алексея Склярова, были у виноделов и надежды на то, что кластер будет продвигать среди населения настоящее вино. Не самое очевидное направление деятельности, однако, утверждает винодел, проблема стоит очень серьёзно.

— Официально признано, что 70% на полках наших розничных магазинов — это балк, то есть виноматериал, а не вино. На самом деле, конечно, эта цифра значительно выше, — говорит он.

Далее Скляров рассказывается как это происходит:

— В упрощённом виде это гигантский танкер, который стоит в новозеландском или аргентинском порту, в который все местные фермеры свозят остатки своего вина. Там оно сливается в одну кучу, и говорить о какой-либо сортовой принадлежности не приходится. Дальше танкер идёт в Санкт-Петербург, где есть специализированный терминал по приёму такого груза. Этот «шмурдяк» разливают по цистернам и отправляют на наши винные заводы. Там уже кто сразу разливает это в бутылки, кто ещё добавляет сахар, спирт или краситель. Собирается дегустационная комиссия завода, пробует, что там получилось, и решает, что будет клеить на этикетку — Испанию, Италию или Францию.

Ничего совсем уж страшного в такой схеме нет, говорит Скляров, но к настоящему вину получившийся продукт имеет мало отношения.

— Это не яд, конечно. Просто среднемировое столовое вино, которое жалко было выбросить. Но понять, из чего, кем и где оно было сделано — невозможно, — говорит он.

Закупка иностранного виноматериала, по большому счёту, мера вынужденная. После распада СССР площади виноградников уменьшились в разы. Своего винограда у России для обеспечения потребностей виноделия просто нет. В итоге кто-то разливает по бутылкам чистый балк, кто-то смешивает его с вином собственного производства, и лишь единицы делают вино из своего винограда. Отсюда и случаи, когда две бутылки одного вина зачастую отличаются по вкусу и эффекту.

Ограничивать импорт виноматериала, заявлял в 2016 году министр сельского хозяйства Александр Ткачёв, Россия планирует через 3-5 лет. Пока же с ним просто идёт вялотекущая борьба.

— Борются с балком правильные виноделы, и в первую очередь Союз виноградарей и виноделов, — говорит Алексей Скляров. — В Росалкогольрегулировании эту борьбу имитируют. Минсельхоз РФ ведёт борьбу робко и неуверенно.

Одним из способов борьбы со стороны Минсельхоза стало принятие четыре года назад закона, по которому российские виноделы, которые работают только на собственном винограде, получали бы специальную лицензию, позволяющую как делать вино, так и торговать им. В итоге в настоящее время во всей России такую лицензию получила только азовская «Кантина», причём лишь в 2017 году.

— Чтобы её получить, — говорит Скляров, — прошли все круги ада. И лицензия в принципе неплохая, если б она была у всех. А так мы находимся в дискриминационных условиях по сравнению с другими производствами вина Ростовской области, в том числе и входящими в кластер, которые с обычной лицензией имеют право использовать балк и активно этим правом пользуются.

С другой стороны, признаёт он, если переводить всё российское виноделие на такие лицензии, то многих предприятий тут же не станет. Большинство из них не имеет ни виноградников, ни земли под них, разливая исключительно импортный виноматериал.

Спорное субсидирование

В последние пару лет о возрождении российского виноделия говорилось очень много. Для начала фермерским хозяйствам, занимающимся виноградарством, разрешили получать лицензии на производство вина. Затем начали разрабатывать специальный закон, который курирует лично премьер-министр Дмитрий Медведев. Однако на скорости принятия такое внимание не сильно сказывается — по состоянию на конец 2017 года документ прошёл лишь первое чтение в Госдуме и получил множество замечаний от виноделов.

В Ростовской области в последнее время также много говорят о виноделии. При этом на практике продвинуться удалось дальше федеральных коллег. Так, в региональный закон «О развитии сельского хозяйства в Ростовской области» уже внесены поправки, которые приравнивают виноградарство к сельскому хозяйству. Это важнейшее условие для получения различных бюджетных субсидий.

Тем не менее, говорит Алексей Скляров, чуда пока не случилось.

— У меня одним из побудительных мотивов заняться виноделием было выступление Голубева {губернатор Ростовской области Василий Голубев. — donnews.ru} в 2013 году, когда он сказал, что регион будет компенсировать до 70% затрат на посадку виноградников. Мол, вы только сажайте, мы поможем. Хорошо, подумал я, 30% своих найду. В итоге всё, что я за 4 года получил от Ростовской области, — это 167 тысяч рублей. И на то, чтобы их оформить, пришлось потратить очень много времени и денег, — рассказал он.

Его коллега Игорь Губин с таким мнением не соглашается.

— О хорошем не говорят, потому что хотят ещё больше. Поддержка от государства есть. Дают субсидии на посадку новых виноградников, на уход, раскорчёвку старых виноградников и так далее. Такого не было никогда. По всей стране за этот год на субсидии виноградарству было выделено и потрачено около 2 млрд рублей, — говорит Губин.

Тем не менее, признаёт он, господдержки виноделия нет. Не субсидируется, несмотря на многочисленные просьбы, и закупка виноградарской техники. Что касается программы льготного кредитования (под 5%) для сельхозпроизводителей, то здесь тоже свои нюансы.

— Никто из виноградарей эти льготные кредиты не получил, — говорит Губин. — Все подали заявки, но никто не получил. Деньги были, но куда-то разошлись. Скорее всего, крупным зернохозяйствам, у которых больше административный ресурс. Нам там ловить нечего.

При этом виноделам такие кредиты получить невозможно в принципе. Производители подакцизных товаров в программе не участвуют.

Удел энтузиастов

В итоге виноградарство и особенно виноделие в Ростовской области и в целом в России пока по-прежнему остаются уделом энтузиастов. По словам азовского винодела Никиты Склярова, это обусловлено и тем, что получить субсидии можно только лишь при наличии уже нескольких гектаров виноградников.

— То есть, человек, решающий начать заниматься этим делом, поддержки не получит года два точно. Это жутко ломает всю концепцию для десятков и сотен потенциальных молодых виноделов, — говорит он.

Отметим, что осенью 2016 года Минсельхоз РФ представил «Концепцию развития виноградарства и виноделия в Российской Федерации на период 2016–2020 годов и плановый период до 2025 года». На первом этапе (до 2020 года), согласно концепции, основные усилия предполагается сосредоточить на обновлении материально-технической базы и создании благоприятного инвестиционного климата. Цель на 2021–2025 годы звучит амбициознее — «создание экспортного потенциала Российской Федерации, выведение отечественного виноделия на мировой уровень».

Чтобы на равных конкурировать с французскими и итальянскими виноделами, Минсельхоз предлагает стимулировать рост «количества мелких фермерских хозяйств и виноделен» и привлекать население «в малое и среднее предпринимательство, направленное на производство авторского вина». Для этого в концепции заявлена масса преференций: упрощение лицензионных требований для малых виноделен, компенсация затрат на закладку виноградников и покупку сельхозтехники, стимулирование винного туризма и так далее.

Однако основное, чего ждут виноградари и виноделы, — это федеральный закон «О развитии виноградарства и виноделия в РФ». В нём, в частности, предлагается разграничить производство алкогольной продукции на основе этилового спирта и производство алкогольных напитков из винограда. В проекте отмечены направления государственного стимулирования виноградарства и виноделия, функции саморегулируемых организаций в этой сфере; устанавливаются лицензионные требования к производителям. Кроме того, определяются требования к ведению реестра виноградных насаждений, инвентаризации виноградников и декларированию урожая винограда, собранного для производства винодельческой продукции, в том числе с защищённым географическим указанием и защищённым наименованием места происхождения.

В ноябре 2017 года документ принят в первом чтении. Когда и в каком виде он дойдёт до второго — неизвестно.

#