10,43₽
76,50₽
70,65₽

Владимир Чуб попрощался не по протоколу

11 июня в администрации области губернатор простился со своим аппаратом

В зале заседаний Законодательного собрания не было ни одного свободного места. К сожалению, написать, что яблоку негде было упасть, не получится. Скажем так: яблоку было падать – незачем, потому что места во избежание ажиотажа были строго расписаны. Ведь в Ростовской области ещё никогда не было такого, чтобы глава администрации (губернатор) проводил своё последнее собрание в должности.

Обычно торжественные собрания в администрации протекают по вполне предсказуемой схеме: «уважаемый Владимир Фёдорович, уважаемые члены президиума, уважаемые коллеги». Это протокол, ничего особенного. Протоколом предусмотрена форма приветствия, последовательность выступающих, даже, в некоторой мере, содержание речи, но никакой протокол не может гарантировать, что губернатора встретят аплодисментами. Его, тем временем, встретили.

- До этого почти всегда, уважаемые коллеги, я говорил своими словами, - обратился к аудитории Владимир Чуб. - Но в силу определённых причин я сначала прочитаю.

И – не прочитал. «Определённые причины» мешали следовать канону бумажной подсказки – это всё же было выступление в вольном стиле. Какой уж тут протокол. Чуб говорил, тщательно подбирая слова, о том, как изменились и страна, и область за все время существования новой России, о хороших показателях донской экономики, о стабильности. А за словами читалось: это не просто официальные цифры – это итоги работы. «Это результат вашего труда, я благодарен вам за то, что жизнь в Ростовской области достойна - подчеркнул губернатор, подразумевая сидящих в зале, в то время как сидящие в зале, наверное, подразумевали губернатора.

По большому счету, никто и не ждал от этого собрания - протокола. Ощущение «последнего» витало в зале, и поэтому вполне объяснимо было желание выступающих на высокой трибуне (а их, кроме Владимира Чуба, было четверо) проводить символические параллели. В первую очередь – с возрастом новой России и числом проведенных на губернаторском посту лет.

Сначала нужные цифры нашел председатель Законодательного собрания Виктор Дерябкин. Затем – председатель ростовского облизбиркома Сергей Юсов, вручивший Чубу почётный знак ЦИК РФ «За заслуги в организации выборов». Затем – председатель профсоюзного комитета Геннадий Павлятенко, подаривший губернатору книгу о России (всё-таки был и первый повод, а книга – лучший подарок) и фигурку человека с удочкой, чтобы напомнить о прелестях заслуженного досуга («Это таким я буду», - парировал Чуб под смех зала). Интонационную же точку поставила Надежда Головцова (председатель профсоюзного комитета в 1991-2005 гг.) – именно в её словах содержалось главное: это ведь не только губернатор оставляет пост, это с губернатором уходит эпоха. Без преувеличения. Без неуместной и уже бесполезной лести.

О начале эпохи следующей говорил и сам Владимир Чуб, подводя итоги. Одним из её признаков он назвал цивилизованный, согласованный, обдуманный переход власти, в очередной раз продемонстрировав то, в чём не могли отказать ему даже враги, - отличные дипломатические способности. Но и без лукавства здесь не обошлось: - «Я сам совершенно осознанно сделал выбор уйти с этой работы. Были предложения, куда идти дальше – не буду забегать вперёд. Но я принял решение».

Да, он ушёл спокойно. Безусловно, верно – если говорить о спокойствии обстоятельств. Но, кажется, не совсем верно – если говорить об эмоциях, потому что чувствовалось: и уходить, и провожать нелегко. «Я всегда заканчивал подобные встречи так: не забудьте три дня погулять, а потом на работу. Я могу сказать это и сегодня, но встречать вас буду уже не я. И задания, которые вы будете получать, будут подписаны не мной… Я благодарю всех, кто сказал в мой адрес добрые слова, за ваше сочувствие, ваши глаза, которые я видел, ваше отношение, и я хотел бы, чтобы вы с лёгким чувством пришли на работу и продолжали дело на благо нашей области».

15 июня, после церемонии вступления в должность Василия Голубева, чиновники, надо думать, дело продолжили, получив новые задания. Какое у них было при этом настроение – утраты или новой эпохи, сложно предположить, но, судя по начавшимся уже кадровым перестановкам – смешанное.

#