Top.Mail.Ru
12,09₽
95,71₽
87,87₽

«Если в каждом вузе будет свой экзамен, начнётся катастрофа»: ростовские преподаватели рассказали, что думают про отмену ЕГЭ

Их мнения разделились, но минусы они назвали одни и те же

Школьники. Фото сгенерировано Midjourney.
Школьники. Фото сгенерировано Midjourney.

В Госдуму внесён законопроект об отмене единого государственного экзамена (ЕГЭ). Журналист donnews.ru поговорил с ростовскими преподавателями вузов и школьными учителями и узнал, как они относятся к отмене экзамена и какую видят альтернативу.

Траты на репетиторов, коррупция и ограниченные знания — аргументы авторов законопроекта об отмене ЕГЭ

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что ЕГЭ не приносит ожидаемых результатов: нет высокого качества знаний, высшее образование остаётся труднодоступным. К тому же «содержание ЕГЭ оторвано от школьного курса», поэтому необходимо нанимать репетиторов.

Авторы законопроекта отметили, что выпускники с высокими баллами не всегда могут поступить на бюджет из-за призёров и победителей олимпиад. «Имеются факты, когда школьников за деньги готовят к олимпиадам преподаватели вузов, которые являются организаторами этих олимпиад». Коррупция из приёмной комиссии перешла в сферу олимпиад.

Отмечено, что тесты не могут выявить уровень знаний и помочь в жизни: «Обучение превращается в натаскивание на экзамен».

Депутаты предлагают заменить ЕГЭ «на проведение государственной итоговой аттестации по образовательным программам основного общего и среднего общего образования в форме государственных экзаменов».

«ЕГЭ усиливает имущественное расслоение»: преподаватели ростовских вузов уверены, что ЕГЭ отменять нельзя, но он нуждается в изменениях

Станислав Михалкович, кандидат физико-математических наук, заведующий кафедрой информатики и вычислительного эксперимента мехмата ЮФУ

Фото из личного архива Станислава Михалковича
Фото из личного архива Станислава Михалковича

— Моё глубочайшее мнение — ЕГЭ отменять нельзя. Во-первых, сначала надо решить, чем его заменить. Во-вторых, существует некая подмена понятий. ЕГЭ имеет двоякую роль: как выпускной в школах и как инструмент для поступления в институт. Нам важно, на основании какого экзамена абитуриент будет поступать в вуз. До введения ЕГЭ приёмные комиссии во всех вузах сами разрабатывали и проводили вступительные экзамены. Школьники сдавали приёмные экзамены в одно время, поэтому невозможно было подать документы в несколько вузов. А мы тратили время своего летнего отпуска на участие в приёмной комиссии. Кроме того, если вуз принимает экзамены, это неизбежно связано с коррупцией. После введения ЕГЭ коррупция в университетах сократилась.

Если в каждом вузе будет свой экзамен, то произойдет катастрофа: дети из глубинки не смогут и мечтать о столичных университетах. С другой стороны, исчезнет бизнес многих учебных заведений, которые за деньги готовят школьников к поступлению именно в столичные вузы.

Я читал пояснительную записку к новому законопроекту. В ней написано, что задания ЕГЭ становятся всё примитивнее. Это совсем не так. Например, экзамены по информатике и математике требуют высокого уровня знаний, а не сводятся к формату галочек и крестиков. Мотивационная часть законопроекта в некотором смысле обман и введение в заблуждение, с одной целью — отменить ЕГЭ, а там будь что будет.

ЕГЭ тоже имеет свои недочёты, но это уже зрелый институт. Вся коррупция, которая раньше присутствовала в вузах, перетекла в другие места. Думаю, что она даже совокупно уменьшилась.

На мой взгляд, для улучшения экзамена нужно пересмотреть его жёсткие условия проведения. Есть правила, которые запрещают поднимать листок, если он упал, или ребёнку запрещено без разрешения снимать пиджак. В практике есть и несправедливые случаи: у школьника закончились дополнительные листы, он ждёт выдачи, его время идёт, а после потраченное время не восполняется. Или школьника не пропускают на пункт ЕГЭ, потому что ложно сработал металлодетектор. Мое мнение: проведение ЕГЭ нужно сделать более человечным.

Андрей Клочков, преподаватель ДГТУ, член РВИО

Фото из личного архива Андрея Клочкова
Фото из личного архива Андрея Клочкова

— Нынешний формат ЕГЭ нецелесообразен. Во-первых, экзамен ломает учебный процесс. В 9-м классе школьники усердно готовятся к ОГЭ, в 10-м классе они уставшие и истощённые, в 11-м классе все заново в срочном режиме готовятся к экзамену. Три года нормального обучения вычёркиваются. При этом школьники часто занимаются только предметами, по которым сдают ЕГЭ, а остальные уроки игнорируют.

Стоит отметить унизительность процесса досмотра перед экзаменом. История в Воронеже ужаснейшая. Проверяли они лифчик или нет — отдельный вопрос, но на камере видно, что действия детей объясняются нервным состоянием. Для учителей это также унизительная процедура: инструктажи, проверки, досмотры, жёсткий и тяжёлый режим.

Во-вторых, тесты, по которым нужно готовиться, ежегодно публикуются в интернете и в разных сборниках. Они предлагают варианты ответов, но во время экзамена ребёнок всё пишет в трансовом, полуобморочном состоянии. На выходе он неспособен вспомнить, какие были задания. Когда дети узнают свои баллы, у них нет доступа к заданиям. Они видят только скан своих ответов, но не могут увидеть и вспомнить задания, которые выполняли, не могут оценить, правильно ли они ответили. Экзамен не даёт возможности работать над ошибками.

В-третьих, ЕГЭ усиливает имущественное расслоение, потому что хорошо сдать экзамен без репетитора нельзя. А лучше, если репетитор состоит в комиссии по проверке ЕГЭ. В связи с этим создаются разные коррупционные схемы.

Отмечу, что ведущие вузы страны помимо ЕГЭ ввели у себя ещё дополнительные испытания, то есть нужно ездить и писать экзамены в каждом вузе. Всё как раньше, но ведь именно от этого хотели избавиться, когда создавали новую систему. ЕГЭ стал некой подготовительной ступенью, условием для доступа к собственному экзамену при вузе.

Программа ЕГЭ очень мало пересекается со школьной программой, во всяком случае, в моём профиле — в истории и обществознании. В итоге школа перегружена, потому что, с одной стороны, она должна давать стандартную базу, с другой — школы отчитываются по результатам ЕГЭ. Хотя в нормативно-правовых документах нигде не прописано, что ЕГЭ — проверка работы школы, но административные структуры с каждой организации требуют именно этих результатов.

Наиболее справедливо было бы вернуть прошлую систему. На мой взгляд, это наиболее прозрачный способ. Коррупция и сейчас не исчезла, она переместилась в другие структуры, тем самым усилив неравенство.

Александр Усенко, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и культурологии, заместитель декана факультета «Медиакоммуникации и мультимедийные технологии» ДГТУ

Фото из личного архива Александра Усенко
Фото из личного архива Александра Усенко

— Сам по себе единый государственный экзамен не несёт в себе ничего отрицательного. Мне кажется, его ярые противники — люди, которые помнят опыт проведения экзамена на заре его становления в 2005-2006 годах. За эти годы формы, методы организации и проведения ЕГЭ, его содержательная часть менялась к лучшему. Я имею 12-летний опыт работы в должности директора школы и 25-летний опыт работы учителем истории. Несколько лет преподаю в университете. И этот опыт позволяет мне анализировать ситуацию с разных сторон. С каждым годом форма ЕГЭ совершенствуется: задания требуют знаний предмета и гибкости мышления. Например, 17 и 18 номера заданий ЕГЭ по истории выявляют у школьников умение видеть причинно-следственную связь и развивают критическое мышление. Я не фанат ЕГЭ, но в нём есть много эффективного, что позволяет раскрыть потенциал школьника.

Если говорить про улучшение ЕГЭ, то стоит обратить внимание на тенденцию последних десятилетий — синтез разных сфер наук. Сегодня терминами «биофизика», «биохимия» никого не удивишь. Раньше достаточно часто совершали открытия в отдельной области науки, а теперь существенно увеличилось число открытий в смежных областях — на стыке двух и даже трёх наук. На мой взгляд, синтез разных наук должен найти своё отражение в заданиях ЕГЭ. Тогда можно будет выявлять более тонкие и перспективные направления знаний, которые понадобятся абитуриентам не только при поступлении в вуз, но и в дальнейшем.

Ещё один важный вопрос — как в едином экзамене отразить цифровую среду и искусственный интеллект. Представляется, что следует обратить внимание на особенности нейросетей, рассмотреть вопросы этического и правового характера использования искусственного интеллекта в учебной, научной и повседневной жизни.

Кристина Трандафилова, преподаватель института сквозных технологий ДГТУ, соведущая подкаста «Преподы года»

Фото из личного архива Кристины Трандафиловой
Фото из личного архива Кристины Трандафиловой

— Я уверена, что отмена ЕГЭ усложнит поступление, особенно для детей из небольших населённых пунктов. Отмечу, что студенты из маленьких городов более ответственны и мотивированны, чем ребята, которые остаются жить с родителями и учатся в одном и том же городе.

Я думаю, что в ЕГЭ должен появиться устный экзамен, на котором школьник сможет проявить свои коммуникативные навыки. Такой формат экзамена поможет ребёнку научиться логично и красиво выстраивать речь. Ещё нужно напоминать учителям, родителям и детям о том, что высшее образование — не средство от всех проблем. У меня есть подкаст со студентами, и я часто слышу, что ребёнок поступил в вуз по настоянию родителей или из-за нежелания идти в армию. Было бы здорово, если бы общество перестало относиться к ЕГЭ как единственному важному экзамену в жизни, ведь ежегодно я наблюдаю за первокурсниками, которые приходят в вуз уставшими и в нехорошем психологическом состоянии. Отсюда тенденция — абитуриенты стали после школы перед поступлением брать год отдыха.

«Экспертов разных регионов обучают по-разному»: отношение учителей к ЕГЭ

Елизавета Прокофьева, основательница проекта по подготовке к ЕГЭ по литературе и русскому языку «Книжечка»

Фото из личного архива Елизаветы Прокофьевой
Фото из личного архива Елизаветы Прокофьевой

— Законопроект абсолютно бессмысленный, потому что нужна перспективная альтернатива. Возвращение к экзаменам по билетам заставит учеников ещё больше нервничать. Законопроект вносится под предлогом заботы об учениках, но это не так: ведь сдача 5-8 экзаменов по окончании школы и 4-5 экзаменов для поступления в вуз никак не облегчает нагрузку на поступающих. Аргументы из мотивационного письма не выдерживают серьёзной критики.

В ЕГЭ плюсов больше, чем минусов. Основные плюсы — мобильность и объективность. У нас централизованное государство. У учеников из столиц, как правило, больше преимуществ и в финансовом отношении, и с точки зрения подготовки к экзаменам. Однако ЕГЭ частично сглаживает это неравенство: ученик с высоким баллом, будь он из столицы или из региона, имеет одинаковую возможность поступить в один и тот же университет. Отмечу, что ЕГЭ достаточно объективный экзамен.

Например, в ЕГЭ по русскому языку составители ежегодно меняют критерии и задания, поэтому экзамен постепенно становится лучше. Не могу сказать того же про литературу, потому что там критерии слишком расплывчатые. Оценка во многом остаётся на усмотрение эксперта: он решает, принять тот или иной оборот за ошибку или нет. Эксперт делает вывод — достаточно приведено аргументов или нет. Поэтому очень важно совершенствовать критерии: чем чётче будут границы, тем объективнее оценка экзамена.

Для улучшения системы нужно работать над восприятием ЕГЭ. Причём всем — Минобразованию, школам и семьям. Ощущения ученика зависят от настроя учителя. Если педагоги будут относиться к экзамену легче и не так запугивать учащихся разными ограничениями, часто не оправдывающими себя, то школьники будут меньше нервничать.

Апелляция — процесс, который тоже нужно сделать комфортнее и добрее.

Я понимаю, что в этом не только вина учителей, но и региональных программ. Например, на апелляциях часто не хотят поднимать баллы ребёнку, потому что увеличение баллов по апелляции снижает рейтинг региона. Государство как будто не оставляет учителю возможности относиться к апелляции по-другому.

Очень важно работать с системой, чтобы экспертов везде готовили одинаково. Например, я обучалась на курсах ФИПИ, меня учили одним стандартам, а преподаватели из других регионов, с которыми я общалась, говорили мне о совсем других установках. То есть даже экспертов к единому государственному экзамену готовят по-разному.

Оптимальным будет совершенствование критериев экзамена и кадров, которые будут проверять работы, а главное — будут обладать единой информацией.

Единого мнения нет, но ЕГЭ надо улучшать

Опрошенные donnews.ru по-разному относятся к ЕГЭ. Большинство отмечают, что такая форма экзамена позволяет школьникам поступать в любые вузы, независимо от статуса семьи и места жительства. Преподаватели отмечают объективность экзамена, важность обучения и практики, так как задания требуют особой подготовки.

Однако такого мнения придерживаются не все. Аргументы из законопроекта перекликаются с позицией учителей. Учителя отмечают, что школьная программа не соответствует требованиям ЕГЭ, школьных часов недостаточно, а задания в экзамене не выявляют настоящих знаний детей.