Отец девочки, погибшей в 2016 году во время потопа в Ростове, в суде назвал виновных в трагедии

Он попросил разрешения не посещать заседания

Потоп в Ростове. Фото rostov.kp.ru
Потоп в Ростове. Фото rostov.kp.ru

В Ленинском районном суде началось разбирательство уголовного дела бывшего первого замглавы администрации Ростова Сергея Кузнецова. Его, напомним, хотят привлечь к ответственности за события 30 июня 2016 года. В тот день в Ростове прошёл сильный ливень, во время которого погибла 14-летняя Валерия Ванюкова и пострадали ещё несколько горожан.

29 апреля судья заслушал показания двух потерпевших — отца погибшей девочки Валерия Ванюкова и ростовчанина Владимира Чебанова, который отравился угарным газом в заблокированном наводнением автомобиле. Журналист donnews.ru побывал на заседании и узнал, кого винит в смерти дочери Ванюков.

Увидел распростёртое тело погибшей дочери

Справка

14-летняя девочка погибла 30 июня во время ливня на пересечении Будённовского и Пушкинской. Школьницу затянуло потоком воды под движущийся автомобиль. Прохожие кинулись ей на помощь, однако не смогли помочь.

В тот трагический вечер Лера Ванюкова возвращалась домой от подруги Кати. Девочка, провожая Леру, уже на улице предложила вынести ей зонт. Катя развернулась и пошла за зонтом домой. Больше она Леру не видела.

О смерти своей дочери Валерий Ванюков узнал от жены, когда возвращался домой из пригорода. Добравшись до Ростова, он бросил машину на Текучёва (из-за ливня город стоял в пробках) и побежал к месту трагедии. Его супруга уже была там.

Мужчина вспоминает происшедшее с трудом. Еле сдерживая эмоции, он отвечает на вопросы прокурора.

— Что вы увидели, когда добрались до места?

— Рассказать, что обнаружил? Распростёртое тело погибшей дочери, — раздражённо говорит отец. — Супруге о смерти Леры сообщил мужчина, который пытался её спасти. Он набрал жену с телефона дочери. Потом, правда, забрал симку и пользовался ею ещё месяц, — вздыхает Валерий.

— Как погибла дочь? — продолжает прокурор.

— Вы меня спрашиваете? Да откуда ж я знаю. Она у нас трусиха была, а там такой поток... Вообще не понимаем. Может быть, её машина сбила, когда она переходила дорогу, и её затащило. Эту ж версию не разрабатывали, — отвечает Валерий.

Он вспоминает, что спасти девочку пытались пять человек — трое мужчин, девушка и бабушка. Именно они и рассказали супругам, как их дочь затащило под машину. Очевидцы показывали Валерию какие-то видео, хотели выложить их в соцсети. Но потом, по его словам, передумали это делать и удалили записи.

Есть другие люди, виновные в трагедии

Напомним, что, по версии следствия, в тот день замглавы администрации города Сергей Кузнецов знал о неблагоприятном метеопрогнозе, но якобы ничего не сделал, чтобы снизить риск возникновения чрезвычайной ситуации. Следователи уверены, что именно из-за этого случилась трагедия.

В самом начале следствия Валерий Ванюков считал виновным в гибели дочки Сергея Кузнецова. Как следует из его показаний за 2017 год, которые на суде зачитала гособвинитель, мужчина настаивал, что ответить должен именно Кузнецов.

— Каким-либо образом примиряться я не желаю, поскольку погибла моя единственная дочь. Он должен ответить, — ранее заявлял на допросе Ванюков.

Спустя несколько лет мужчина изменил своё мнение. Как рассказал потерпевший на суде, ознакомившись с уголовным делом, он понял, что бывший чиновник не виноват.

— Человек, который занимал должность полтора года, ничего не мог сделать. Когда я написал, что не имею претензий, следователь решил, что мне заплатили. Но я сказал, что самое главное в жизни — человеческое отношение. Кузнецов единственный из всей администрации, кто пришёл на похороны и извинился, — отвечал Ванюков.

— А раньше вы по-другому считали, — напомнила ему следователь.

— Первый год я вообще не знаю, как ходил. Во второй и третий начал хоть что-то осмыслять. Знаете, есть и другие люди, которые занимали определённые должности в администрации с 90-х по 2016 год, но ничего не сделали. Да и сейчас ничего не изменилось. Хорошо сидеть в сухом и чистом кабинете, а люди сами себя спасали, — эмоционально произнёс мужчина.

Адвокат подсудимого Виталий Алексеев отметил, что показания потерпевшего, где он снимает с Сергея Кузнецова ответственность за гибель дочери, в обвинительное заключение не вошли.

В конце допроса отец девочки попросил разрешить ему больше не посещать заседания.

— Тяжело вспоминать, — объяснил свою просьбу мужчина.

Врачи сказали, что ещё минута — и умер бы

Владимира Чебанова ливень застал в дороге, когда он ехал по Будённовскому домой. Он свернул в сторону Халтуринского и остановился перед затопленным пешеходным переходом. Автомобиль начало заливать водой, и Владимир решил отогнать его ближе к бордюру, чтобы переждать дождь.

Машину глушить Владимир не стал, потому что понимал: если заглохнет радиатор, то больше он автомобиль не заведёт.

— Страшно было открывать дверь. Боялся, что вода в салоне поднимется до электрики. Последнее, что помню, — как позвонил товарищу и попросил его подъехать. В сознание пришёл, когда друг помогал мне подняться. Врачи мне рассказали, что я отравился угарным газом. Если бы товарищ пришёл на минуту позже, то меня бы вообще не спасли, — вспоминает Владимир.

Машину Владимир позже восстановил, но продал её, поняв, что больше не сможет на ней ездить.

На вопрос прокурора, считает ли он Сергея Кузнецова виновным, Чебанов ответил, что выскажет своё мнение ближе к прениям. Но при этом и Валерий, и Владимир в один голос заявили, что в тот трагический день ничто не предвещало сильнейшего ливня.

На следующем заседании суд заслушает показания ещё одного потерпевшего, который получил удар током при обрыве проводов. На тот момент ему было 16 лет.