Поборы с перевозчиков в ГИБДД курируют руководители, которые начинали брать взятки ещё в 90-е в должности инспекторов

президент ассоциации «Грузавтотранс» Владимир Матягин

Владимир Матягин. Фото Сергея Николаева / «Фонтанка.ру».
Владимир Матягин. Фото Сергея Николаева / «Фонтанка.ру».

В Ростовской области в апреле арестовали больше десятка сотрудников ГИБДД, которые занимались поборами на дорогах. Однако это был не первый скандал в рядах дорожной полиции в южных регионах России. Вспомнить хотя бы знаменитый «золотой унитаз» полковника полиции Сафонова из Ставропольского края. Об истоках поборов на дорогах, о тех, кто за ними стоит и как с ними бороться, dоnnews.ru рассказал президент Национальной ассоциации грузового автомобильного транспорта «Грузавтотранс» Владимир Матягин.

— Владимир Васильевич, как Ростовская область по части коррупции на дорогах выглядит на фоне других регионов?

— Во всех регионах Юга, кроме Чечни, очень сложная криминогенная обстановка в плане поборов с автогрузоперевозчиков. Но не только. С обычного населения тоже деньги собирают.

Вообще, люди нам пишут из разных регионов, рассказывают про то, куда надо съездить и проверить. И география этих обращений говорит о том, что коррупционные проявления, поборы развиты повсеместно. В прошлом году мы проехали 13,5 тысячи километров с группой общественного контроля, и везде перевозчики нам рассказывали, что вот такой-то и такой-то пост ДПС есть, столько-то там нужно заплатить, чтобы проехать. Говорили, что если не заплатить, то будут «докапываться», задерживать. И в итоге можно опоздать на выгрузку и попасть под штрафные санкции. Соответственно, любая компания, даже крупная, у которой в парке тысячи автомобилей, закладывает всегда какую-то сумму водителю, чтобы он мог откупиться и проехать. К сожалению, это правда жизни, и такая система существует повсеместно.

Ещё недавно, чтобы проехать все посты от Воронежа до порта Новороссийска, зерновозы отдавали по сути следования в общей сумме порядка 9 тысяч рублей. Разве это нормально? А потом все эти затраты на коррупцию закладываются в цены на хлеб. Поэтому всю информацию, которую мы получаем от перевозчиков, аккумулируем и отправляем в Следственный комитет.

— А какая-то реакция на эту информацию следует?

— Ну вы же видите, какая работа проводится. Громкие аресты в Ставрополе, Ростовской области и других регионах.

— То есть все эти истории с «золотыми унитазами» вы связываете с вашей работой?

— В том числе. В той же истории с унитазами на чём они {сотрудники ГИБДД Ставропольского края. — Dоnnews.ru} попались? На передаче денег от автогрузоперевозчиков.

Вообще, про коррупцию на дорогах мы начали говорить ещё с 2011 года, когда создали нашу ассоциацию «Грузавтотранс». Мы акцентировали внимание на том, что происходит в сфере перевозок, что обирают всех.

Потом в 2017 году в марте у нас состоялась встреча с Дмитрием Медведевым, который в то время был премьер-министром. Ему мы во всеуслышание рассказали про коррупцию и поборах на дорогах. Он делал круглые глаза, мол, мы, конечно, слышали, но не думали, что всё вот так. После этого всё и завертелось. Уже в апреле в СМИ, в том числе федеральных, прошла серия соответствующих материалов с подтверждениями от перевозчиков. Начались задержания Следственным комитетом сотрудников ГИБДД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Там уже несколько лет идут проверки, порядка 40 сотрудников разных мастей оказались под следствием.

Потом в июле 2017 года Колокольцев {глава МВД РФ. — Dоnnews.ru} собрал всех начальников ГИБДД, и они приняли решение, что больше не будут заниматься контролем за весовыми параметрами при грузоперевозках. Но это было сказано официально, у нас есть соответствующий ответ от Колокольцева, что ГИБДД больше этим вопросом заниматься не будет. А на самом деле крышевание перевозчиков продолжилось. Просто коррупционные схемы, созданные недобросовестными сотрудниками контролирующих органов, поделили, где-то передали, где-то изменили порядок взаимодействия. Всё сохранилось.

В 2020 году у меня состоялась личная встреча с главой СК РФ Александром Бастрыкиным в Санкт-Петербурге. Я рассказал ему, что вообще происходит, какие есть тенденции, как все эти коррупционные схемы работают. Мы наладили плотное взаимодействие. Нам выделили следователя, с которым мы с тех пор взаимодействуем и направляем ему всю поступающую нам от перевозчиков информацию.

Так что, я думаю, после Ростова ещё будет ряд регионов, которые скоро отработают в плане арестов.

Выдержка из письма от «Грузавтотранс» на имя Бастрыкина с «расценками» на постах ГИБДД в регионах юга

— Есть понимание, почему в южных регионах ситуация с поборами ещё хуже, чем в остальной стране? Это менталитет или что?

— Менталитет. Брат, сват, кум и всё вот это.

На Юг «Грузавтотранс» зашёл в конце 2018-го — начале 2019 годов по просьбе автогрузоперевозчиков, которые возили зерно с большим перегрузом. Мы организовали общественный контроль, собрали информацию и через СМИ распространили открытое письмо в адрес администрации президента. Оттуда его спустили по инстанциям в те же южные регионы, к тем же прокурорам и гаишникам, которые были втянуты в коррупционные схемы. В итоге они нам дружно отписались, что всё проверили, но информация о поборах не подтвердилась.

В 2020 году мы скомпоновали эти отписки и новую информацию, полученную в результате общественного контроля, отправили снова в администрацию президента. Мы заявили тогда, что в очередной раз убедились: сотрудники контролирующих органов не хотят работать, они коррумпированы. Заявили, что будем на ежедневной основе отправлять видеоотчёты о том, как нарушается законодательство, как машины с перегрузом проезжают посты и так далее.

Всё это возымело действие, и в регионах началась глобальная борьба с поборами. Сразу появились и подтверждения, что сотрудники надзорных и контролирующих органов крышуют перевозчиков и обирают их. При этом далеко не всё попадает в прессу, некоторых «завязанных» увольняют потихонечку.

— Все эти поборы — это всегда большие коррупционные схемы или всё же просто какие-то рядовые сотрудники на постах хотят сами подзаработать?

— Это очень доходный и большой бизнес. Достаточно посмотреть на товарища Сафонова {начальник ГИБДД Ставропольского края, у которого и нашли знаменитый «золотой унитаз». — Dоnnews.ru} и других, в том числе в Ростовской области.

Почему вообще всё так, почему у нас высокопоставленные сотрудники органов попадаются на взятках и вообще их берут? Причина банальная — 90-е годы. Тогда всем было сложно жить, и сотрудники ГИБДД, которые сейчас стали начальниками, были в то время рядовыми инспекторами, кое-как сводившими концы с концами, сшибая деньги на трассах. То есть они уже в тот период стали коррумпированными. Затем, подымаясь по иерархической лестнице, они эти схемы ещё больше прорабатывали, выстраивали новые, включали в них сотрудников, которые приходили на их места. Все же хотят иметь свою долю и не потерять её.

Так что здесь вопрос системный. И как высоко эти схемы уходят в разных регионах — остаётся только догадываться. Мы неоднократно говорили, что контролирующие органы себя дискредитировали. Нам действительно требуется реформа ГИБДД, нужно менять полностью всю структуру вплоть до всех руководителей на местах. Нужны новые люди. Но, судя по той тенденции, которую я вижу, молодёжь не стремится в эту структуру, потому что знает ситуацию, что могут заставить брать взятки, а если откажешься, то тебя могут даже подставить и посадить.

Мы вот в прошлом году в рамках антикоррупционного пробега в августе-сентябре были в Волгоградской области. На нашей брендированной машине общественного контроля, при содействии Следственного комитета. И сами перевозчики нам говорили, что все гаишники пропали с дорог. У сотрудников ГИБДД тоже ведь есть свои чаты в соцсетях. Там прошла информация: едет «Грузавтотранс» с комиссией из Москвы, не трогайте пока перевозчиков, а то будет лишний геморрой.

Только уже на выезде из Волгоградской области мы увидели четырёх сотрудников, которые заметили нашу машину и остановили поговорить. Они сказали: «Владимир Васильевич, вот вы правильные вещи говорите и правильное дело делаете. Надоело, но нас принуждают это делать {заниматься поборами. — Dоnnews.ru}». Потому что если ты в эту систему не будешь вписываться и не будешь собирать дань с перевозчиков, то вылетишь с работы, а если ты ещё и все схемы знаешь, то могут и подставить, а потом посадить.

Только в нескольких регионах не берут взяток на дорогах, например в Чечне. Сами перевозчики говорят, что на постах, где их останавливали с перегрузом, сотрудники ГИБДД говорили: либо перегружайтесь до нормативов и проезжайте, либо езжайте в обход Чечни. А когда им предлагали взятки, те отказывались. Говорили, мол, наказывать за это не будем, так как понимаем, какой бардак творится в остальных регионах, но нам Рамзан Кадыров сказал: «Не дай бог узнаю, что берёте взятки, — вплоть до генералов всех поувольняю». Вот это называется есть хозяин в регионе, вот такие руководители и должны сидеть на местах. А не приходить на должность в качестве временщиков, чтобы создать какие-то коррупционные схемы, подзаработать и сбежать за границу.

— По вашей информации, после этих громких арестов ситуация на дорогах становится лучше или просто одни коррупционеры заменяют других и всё продолжается?

— Перед разговором с вами я позвонил нескольким активистам из Ростовской и спросил про обстановку. Они сказали, что сотрудники ГИБДД с постов пропали.

— Это после задержания в апреле более 10 человек?

— Да. Видимо, большое количество людей было задействовано в той схеме, которую выявили, и сейчас они с дорог пропали.

Но, конечно, дело не только в деятельности организации «Грузавтотранс». Есть много жалоб и от обычных людей. В обществе появился негатив к коррупционным схемам.

Вот Следственный комитет молодцы! Наверное, единственная структура, которая работает и обращает внимание на наши предложения. Но опять же, мы за 10 лет нашей деятельности доказали, что можем все свои слова подтвердить. К нашим словам есть доверие, мы не голословны.

Я сам с 1998 года работал перевозчиком. И когда на каждом углу стоят и требуют денег... С какого перепуга? Это неприемлемо. Поэтому в 2011 году мы и создали нашу организацию. Мы не зависим ни от кого и говорим как есть. И к нашему мнению начинают прислушиваться в верхах.

Ведь все высшие руководители — они как бы в вакууме, им по цепочке докладывают, что всё хорошо. Никогда чиновник нижестоящий не придёт к Владимиру Владимировичу {Путину. — Dоnnews.ru} или Бастрыкину и не скажет, что у него там бардак. Как он только это скажет, он может быть уволен. Все сидят на своих тёплых местах, создают коррупционные схемы и надеются, что их кара обойдёт. Не обойдёт. Само общество уже противится таким форматам работы.