12,58₽
99,02₽
90,89₽

В Азове 40 малышей до трёх лет «отбывают наказание» со своими мамами

Один день с воспитателем Дома ребёнка при женской колонии

Donnews.ru продолжает серию спецпроектов «Один день с…». На этот раз журналист отправился в Азов, в Дом ребёнка при исправительной колонии № 18, где 40 малышей от рождения до трёх лет «отбывают наказание» вместе со своими оступившимися мамами, и провёл рабочую смену со старшим воспитателем Валентиной Черёмушкиной.

На входе в здание колонии меня просят сдать телефон и паспорт, а улыбчивая девушка обыскивает меня и проверяет металлоискателем мою сумку. Я немного смущена, но таков порядок — каждый сотрудник проходит через эту процедуру ежедневно.

Вместе с представителем ГУФСИН по Ростовской области Борисом Марухяном, которому по долгу службы положено меня сопровождать, мы выходим во внутренний двор. По правую сторону — ворота самой колонии; по левую, за несколькими решётчатыми дверями, — вход в здание Дома ребёнка. Здесь фотографировать запрещено из соображений безопасности. Миновав узкий проход, мы попадаем в здание. Нас встречают воспитатели и просят переодеться. Мы надеваем халаты, бахилы и маски.

Старший воспитатель Дома ребёнка Валентина Черёмушкина ведёт нас по коридорам.

— Я проработала десять лет в детском саду. Потом работала в администрации, в налоговой и вот уже три года здесь, — рассказывает Валентина Черёмушкина. — Тоже в детском саду, но здесь немного другое направление.

Воспитатели приходят к 8 часам (по ночам с детьми остаются медсёстры и санитарки). К 6:00 из колонии приходят мамы грудных детей и проводят здесь почти весь день.

В старших группах день начинается с подъёма и умывания.

— После завтрака у нас занятия. В каждой группе — по четыре ежедневно. Занятия проходят в игровой форме — лепка, рисование, аппликация. А ещё детки показывают сказки. Каждую пятницу у нас сказки, и это уже традиция.

Мы заходим в старшую группу, тут дети до трёх лет. В маленькой прихожей — совсем как в детском саду: маленькие шкафчики, у каждого малыша свой.

А над шкафчиками — поделки: аппликации, рисунки, улитки из пластилина… Дверь в группу неожиданно приоткрывается, и в образовавшуюся щель выглядывает любопытная малышка в маске бабушки.

Сегодня пятница — как раз день сказок. Обычно сказки показывают воспитатели, иногда спектакли устраивают и мамы. Но с недавних пор малыши сами активно участвуют в этом самодеятельном театре — учат роли, надевают костюмы, репетируют. Мы проходим в группу, а тут уже полным ходом идёт подготовка к спектаклю — воспитатели помогают малышам надеть маски.

Представление начинается. Сегодня — «Репка». Воспитательница выступает в роли рассказчика, а маленькие актёры тоненькими голосами в соответствии с ролями зовут то бабку, то внучку, то кошку… Звезда постановки, конечно, Репка. Малыш, исполняющий роль Репки, крепко держится ручками за стол — вдруг его вытянут раньше, чем подоспеет мышка?..

Спектакли и утренники проходят в Доме ребёнка часто. Валентина Черёмушкина показывает костюмы, которые мамы в колонии шьют для своих деток. В основном это нарядные платья: каждой маме хочется, чтобы её ребёнок был самым красивым.

— В 10 часов у нас прогулка, приходят мамы. Они могут приходить с 10:00 до 11:00 и с 17:00 до 18:00, а те мамы, которые работают, могут прийти с 19:00 до 20:00. Зимой, когда было очень холодно, мамы приходили в комнату свиданий: читали сказки, играли с детьми.

Однако не все мамы приходят часто. Некоторые даже в своей не слишком насыщенной тюремной жизни не находят времени побыть с детьми. Впрочем, и среди таких есть те, кто исправляется. Так, недавно поступила совсем молодая мама, 18 лет. Сначала она очень редко приходила к ребёнку, неохотно ухаживала за ним. Но вот совсем недавно сотрудники Дома ребёнка заметили, что она стала приходить чаще, с большим удовольствием проводить время с малышом.

— Когда детки совсем маленькие, некоторые мамы воспринимают общение с ними скорее как обязанность, — рассказывает начальник Дома ребёнка Юлия Тисвенко. — Но когда малыши начинают подрастать, женщины понимают, что детки интересные, ласковые… И возникает привязанность.

После прогулки детям показывают мультфильмы. Мы с Валентиной Черёмушкиной заходим в комнату, где малыши смотрят историю про кота Леопольда.

Деткам показывают в основном добрые советские мультики. Наш приход отвлекает малышей от просмотра. Особый интерес у них вызывает «дядя», Борис Марухян.

Мужчин здесь видят редко — рядом каждый день только мамы и «тёти». Хотя малыши и не являются заключёнными, как их мамы, но по правилам видеться с бабушками, папами и другими родственниками они могут только на долгосрочных свиданиях, которые раз в три месяца положены их мамам.

— Мама находится в комнате свиданий три дня. А малышей к ним приводят только на несколько часов в день, — рассказывает Валентина Черёмушкина.

В 12 часов в старшей группе обед. Малыши усаживаются за маленькие столики.

Все едят самостоятельно, уверенно держат ложки.

— Здесь дети очень рано становятся самостоятельными, — рассказывает Валентина Черёмушкина. — Они очень быстро начинают разговаривать, ходить, самостоятельно кушать. Например, к нам поступил девятимесячный мальчик, который долго находился в СИЗО с мамой. Он не умел ходить, буквально лежал. А как только попал в группу к деткам, сразу научился бегать. Дети быстро учатся друг у друга.

Моё присутствие немного отвлекает малышей от еды, поэтому я прошу показать мне кухню.

На кухне работает Галина, одна из заключённых.

Её сыну Серёже сейчас 2,5 года, через полгода его должны перевести из Дома ребёнка. Но забрать его сама Галина не сможет: у неё впереди ещё несколько лет срока. Спрашиваю, есть ли кому забрать малыша?

— Надеюсь, что мой муж объявится и заберёт его, — говорит Галина.

В Доме ребёнка работают несколько мам из колонии — уборщицами, помощниками. Галина вот на кухне, причём её тут очень хвалят — отличная работница. Галина рассказывает, что питание для детей хорошее, а продукты всегда свежие.

— Я это точно могу сказать, для своего ребёнка ведь готовлю, — говорит Галина.

В холодильнике фруктовое пюре, соки, йогурты — всё свежее, получено на одни сутки.

Тем временем малыши пообедали и у них сон до 16:00.

Пока они спят, я разговариваю с мамами-заключёнными, которые тоже работают в Доме ребёнка.

Насте 24 года, в колонии она почти год, отбывает срок за сбыт наркотиков. Её сыну Жене — 6 месяцев, он родился уже здесь.

— У меня дома есть ещё один ребёнок, и если бы он был со мной, я была бы очень рада, — говорит Настя.— Здесь отлично, содержание хорошее, дают возможность постоянно видеться с ребёнком, я не переживаю за него. Отношение к детям хорошее, хороший персонал. Так что меня здесь всё устраивает. Конечно, получилось всё не очень хорошо, дома было бы, конечно, лучше, но… зато я знаю, где и с кем мой ребёнок. Мой старший сынок живёт со свекровью и моим мужем. Мне сидеть ещё 4 года. Я попробую подать на УДО. Если не получится, то муж заберёт Женю домой, когда ему исполнится три года.

Настя рассказывает, что муж навещает их с Женей каждые три месяца.

Спрашиваю Настю, все ли мамы планируют забрать своих детей после освобождения?

— Другие мамочки тоже планируют забрать своих детишек. Пока ещё не встречала тех, кто бы не забрал, — говорит девушка.

После освобождения в планах у Насти вырастить детей, устроиться на работу, больше не совершать преступлений. А пока Настя работает в Доме ребёнка, здесь ей нравится.

— Большое спасибо, что меня взяли сюда на работу, что я могу здесь находиться постоянно, быть рядом с Женей. Сюда хотят устроиться все мамочки.

Ещё одну маму, с которой мне удаётся поговорить, зовут Ирина, она просит её не фотографировать. Ей 31 год, она сидит за причинение тяжкого вреда здоровью, повлёкшее за собой смерть человека. Женщина работает в Доме ребёнка. Её дочурке буквально на днях исполнилось три года, и малышку забрала мама Ирины. Три дня бабушка гостила в колонии, чтобы внучка привыкла к ней, а теперь они уже в Волгограде, откуда Ирина родом.

— Присмотр за детьми хороший: лечение, питание. Дети, которые воспитываются тут, ничем не отличаются от других детей, даже, думаю, более самостоятельные — могут за себя постоять и в коллективе более дружные, — рассказывает Ирина.

Срок Ирины — 5,5 года, но за хорошее поведение в этом году у Ирины начинается УДО, так что она скоро тоже поедет в Волгоград, к семье. Дочку она родила ещё находясь в СИЗО, и с трёх месяцев растила тут, в колонии.

— Конечно, наблюдать, как твой ребёнок растёт, для меня самое главное. Первый зуб, первый шаг... это ни с чем не сравнится! Упускать такие моменты очень тяжело. Даже сейчас, когда я её отдала маме, я переживаю, что хоть один день, но упустила из её жизни: как она отреагировала на новую обстановку, на новые игрушки…

Мама Ирины звонила дочери и сообщила, что малышка уже адаптировалась на новом месте.

— Мне, конечно, не хватает её здесь, но какое бы хорошее тут ни было отношение к деткам, дом есть дом.

Ирина не хочет, чтобы мать привозила её дочурку на свидания в колонию:

— Приезжать, конечно, можно, но я бы не хотела, чтобы она лишний раз сюда приезжала, видела всё это, чтобы у неё все это откладывалось в памяти.

У Ирины большие планы на будущее.

— Когда я освобожусь, я сразу устроюсь на работу, чтобы зарабатывать и своей дочери позволить всё, чтобы она ни в чём не нуждалась.

Валентина Черёмушкина рассказывает, что, освободившись, мамы, как правило, стараются побыстрее оформить нужные документы и забрать детей домой.

— Юридически мамы не лишены родительских прав. Сегодня вот мама освободилась и сразу забрала свою девочку из Азовского детского дома. Условия будущей жизни ребёнка заранее проверяет социальный работник, документы оформляются заранее, чтобы мамы сразу могли забрать детей домой.

Впрочем, иногда мамы не забирают своих детей, а оставляют в детдомах.

— Такие случаи бывают, — рассказывает Юлия Тисвенко. — Были детки, мамы которых освободились, а потом мы узнали, что их так и не забрали. Я помню два таких случая. В одном мама совершила очередное преступление и находилась в розыске, в другом мама просто забыла своего сына в магазине… Мамы тут, конечно, рассказывают, что никогда не бросят своих детей, но это жизнь, никуда от неё не деться.

Для некоторых мам рождение ребёнка — это способ немного смягчить себе отбывание срока: кормящим мамам полагается улучшенное питание, да и проводить время среди детей в Доме ребёнка приятнее, чем безвылазно сидеть в колонии. Кроме того, наличие ребёнка является ещё одним фактором в пользу женщины, когда решается вопрос об УДО.

— Бывает, женщины поступают к нам уже беременными. А иногда они беременеют во время долгосрочных свиданий… — говорит Валентина Черёмушкина.

Тем временем малыши просыпаются: время полдника. После — ещё два занятия. Дети каждый день занимаются музыкой: водят хороводы, поют песенки.

В конце апреля планируется большой утренник — старшие детки совсем скоро покинут Дом ребёнка, им исполнится по три года.

— В конце апреля мальчик уходит в детский дом, и мы хотим устроить отчётный концерт, показать сказку, устроить выставку поделок, — говорит Валентина Черёмушкина. Этот мальчик первый, за ним уйдут и другие детки из старшей группы — кто-то в детдом, кого-то заберут родственники, а у кого-то освободятся мамы и они отправятся домой вместе.

В голосе Валентины Черёмушкиной грусть:

— Всегда очень жалко расставаться с детьми. Мы к ним привыкаем, видим, как они растут, чему нам удаётся их научить… Это будет уже второй поток деток, которые от нас уйдут. Нам звонят из детских домов, в которых наши детки теперь живут, рассказывают об их успехах, передают приветы. Детки скучают — ведь тут для них три года был дом, семья. Нашему Дому ребёнка летом исполнится пять лет. В прошлом году девять деток ушли от нас в детдом. Но нескольких из них уже забрали мамы.

В 17:00 малыши ужинают, а после начинают приходить из колонии мамы — чтобы погулять со своими детьми.

Нам пора уезжать. Воспитатели Дома ребёнка провожают нас до дверей, мы прощаемся с Валентиной Черёмушкиной. Одна из дверей открывается, оттуда выглядывает молодая мама:

— А как будет называться статья? «Детки в клетке?»

Борис Марухян отвечает ей:

— Нет, «Непутёвые мамаши».

Мы снова минуем несколько железных дверей, получаем обратно телефоны и документы. По дороге в Ростов я думаю о том, что сегодня увидела. Дом ребёнка при колонии № 18 больше похож на детский сад, если не смотреть в окно на здание колонии с колючей проволокой на заборе. Но как бы ни старался персонал создать детям хорошие условия, сколько бы ни вывозили малышей в парки на прогулку, они всё равно маленькие заложники преступлений, которые совершили их мамы.

Ведь даже самые ласковые и заботливые «тёти» не заменят тепло родного дома и благополучие семьи.

Алина Ключко