Вернуть украденные телефонными мошенниками деньги можно только при крупном везении

Александр Горлов, начальник отдела управления уголовного розыска ГУ МВД по Ростовской области

Александр Горлов. Фото «Интерфакс Юг»
Александр Горлов. Фото «Интерфакс Юг»

Самым частым видом мошенничества в Ростовской области остаётся фейковый телефонный звонок из службы безопасности банка, хотя в последние месяцы активность жуликов, пытающихся обмануть жителей региона дистанционно, стала снижаться. О том, почему так получилось, а также о том, ловят ли полицейские сливающих информацию сотрудников банков, кто становится киберпреступником, и реально ли пострадавшим вернуть деньги, donnews.ru поговорил с начальником отдела управления уголовного розыска регионального ГУ МВД Александром Горловым.

Мошенники не придумывают уловки для отдельных регионов России

— Александр, назовите топ-5 самых популярных видов мошенничества в Ростове?

Самым популярным видом мошенничества до сих остаётся телефонный звонок якобы из службы безопасности банка или от представителя государственных органов, с помощью которого злоумышленники получают доступ к персональным данным держателей банковских карт, а затем похищают деньги у доверчивых людей. Преступники рассказывают своей жертве, что с её счетом происходят сомнительные действия и деньги необходимо срочно перевести на резервный счёт, который в итоге остается подконтрольным злоумышленникам, а их телефоны перестают отвечать.

На втором месте — звонок людям пожилого возраста, которых пугают тем, что их родственники попали в беду и для их спасения требуется перевести крупную сумму на некий счёт. Дальше всё происходит, как говорят, по классике.

Третий способ — это звонки, совершаемые якобы из-за покупки товаров, размещённых на популярных сайтах объявлений. Сюда же я бы добавил и обман с помощью фишинговых или так называемых «зеркальных» сайтов, которые довольно убедительно имитируют реальные сервисы, например, по продаже авиабилетов.

Четвёртая по распространённости схема связана с выманиванием денег под предлогом дополнительного заработка на интернет-площадках. Злоумышленники представляются брокерами или их помощниками и предлагают потерпевшим быстро и много заработать, убеждая свою жертву открыть, а затем пополнить инвестиционный счёт. Но только внесённые средства с этого счёта потерпевший вывести уже не может, так как он становится подконтрольным только звонящему.

Пятая категория — контактные мошенничества, предполагающие взаимодействия в реальном, а не виртуальном мире. Приведу пример. Человек хочет заменить окна в доме, звонит мастеру, подписывает с ним договор, оплачивает услугу. После этого горе-работник мгновенно исчезает вместе с деньгами потерпевшего.

— Насколько этот топ совпадает с общероссийским?

— Фактически полностью. Ни у Ростовской области, ни у любого другого региона в этом смысле нет своей особой специфики. Преступники используют универсальные схемы, без привязки к конкретной территории. Все виды мошенничества основаны на социальной инженерии и рассчитаны на психологическое манипулирование людьми. Если говорить проще, то применяются только методы, дающие наибольший эффект. Какими-то сложными настройками под определённые регионы никто не занимается.

Мошенниками становятся бывшие арестанты

— Есть расхожее мнение, что телефонными мошенниками становятся либо заключённые, либо граждане других государств, чаще всего называют Украину. Так ли это на самом деле?

— Отбывающие наказания в исправительных колониях крайне редко берутся за мошенничество по телефону. Таких случаев на моей памяти не случалось уж лет пять. Это легко объяснить. Главным оружием киберпреступника является мобильность и быстрая смена локаций, осложняющая задачу по его вычислению для полицейских. А куда денется из камеры заключённый? Такой нелегальный колл-центр быстро найдут.

Другое дело — бывшие арестанты, уже вышедшие на волю из тюрьмы. Среди таких действительно много тех, кто без зазрения совести становится киберпреступниками.

Что касается граждан других стран — это правда. Скажем так, это русскоязычные люди, говорящие без малейшего акцента и с нашим менталитетом. Я думаю, что не менее половины от всех телефонных жуликов работают из зарубежья. У мошенников есть негласное правило — не совершать преступления в том регионе, где они находятся, потому что тогда многократно повышается вероятность их поимки.

Полиция обычно не вмешивается в работу службы безопасности банка

— Часто бывает так, что едва стоит человеку положить в банк свои деньги, как ему тут же звонят мошенники. Есть подозрения, что в мошеннических действиях замешаны сотрудники банков. Есть ли случаи в Ростовской области, когда их привлекали за участие в таких преступлениях?

— Привлекали, но только не за слив базы данных. Был случай, когда пожилой человек пришёл в отделение банка и попросил установить ему на телефон мобильное банковское приложение. Сотрудник привязан к банковской карте как дедушкин номер, так и свой, а затем вывел со счёта потерпевшего миллион рублей.

Что касается утечек информации, то злоумышленники покупают базы данных на нелегальных ресурсах, но далеко не всегда из рук сотрудников финансовых учреждений.

— Полиция занимается поимкой продавцов баз данных, работающих в банках?

— Это уже компетенции сотрудников служб безопасности кредитных организаций, а не наши. Правоохранительные органы не лезут «во внутреннюю кухню» банков.

— Действительно ли мошенники собирают биометрические данные и нельзя отвечать на их вопросы словом «Да»?

— Это миф. В моей практике такого не попадалось, но могу рассказать про другую уловку мошенников. Иногда они говорят абоненту, что тот будет сейчас разговаривать с роботом, подтверждать ему свои данные — в частности, номер карты и CVC-код. Человек верит, что с ним беседует робот и сообщает конфиденциальную информацию, чем пользуются злоумышленники.

— А на самом деле?

— А в реальности роботом прикидывается другой жулик, который ловко имитирует характерные интонации голосового помощника.

После начала спецоперации в Украине количество звонков от мошенников резко снизилось

— Уменьшилось или увеличилось число преступлений, совершённых кибермошенниками в этом году?

— Резко уменьшилось с конца февраля текущего года.

— Часто ли меняются криминальные схемы, используемые мошенниками?

— В широком смысле, у них есть только одна примитивная схема, на которой всё строится. Мошенники лишь немного видоизменяют предлоги, представляясь вместо сотрудников службы безопасности банка полицейскими, следователя или генералами ФСБ, но это ничего не меняет. В конечном счёте любой притворщик просит сообщить ему личные данные или перевести деньги. И в этот момент нужно завершать немедленно разговор. Особенно такой совет я был дал пожилым людям — им жулики очень любят звонить на городские номера.

Вернуть деньги можно, но для этого должно крупно повезти

— Реально ли вернуть деньги человеку, который пострадал от кибермошенников?

— На мой взгляд, хотя бы отчасти, да. Когда мошенников задерживают, у них изымают всё преступно нажитое имущество, по решению суда оно потом поровну делится между всеми потерпевшими. Так что шансы вернуть деньги есть. С другой стороны, довольно часто бывает и так, что жулики живут съёмной квартире, из которой и работают, а украденные деньги держат в биткоинах или на зарубежных счетах. В таком случае о материальной компенсации пострадавшим речь уже не идёт.